Архив:

Как собаки могут помочь при ментальных расстройствах

Собаки не способны вылечить человека, но они могут научить его управлять собой, своим телом и чувствовать себя более сильным. О том, как лабрадоры помогают детям с аутизмом и ДЦП справляться со страхами, рассказали сотрудники организации по подготовке собак-терапевтов "Солнечный пес".

Канистерапия — это способ реабилитации, который способствует улучшению состояния детей с особенностями развития. Преподаватель и инструктор Татьяна Любимова в шутку называет занятия такой терапией сценами из "Мерлезонского балета". Дети ходят по кругу с собаками на поводках, делают развороты, перестраиваются и обходят препятствия, а сама Татьяна отдает команды, ударяя в большой бубен с бахромой из кисточек.

Собачье поведение как образец

У создателя группы канистерапии в Москве Татьяны есть любимое высказывание писателя Гилберта Честертона: "С тех пор, как у меня есть собака, я сильнее ощущаю, что я человек". Это, как она пояснила, основополагающий принцип занятий.

"Каким бы ребенок ни был, лежачим или с тяжелейшей умственной отсталостью, рядом с собакой он чувствует себя человеком. В этой возникающей паре человек всегда главный", — убеждена она.

Занятия с четырьмя дружелюбными, пушистыми лабрадорами проходят раз в неделю в одной из московских школ и длятся не более 45 минут. "Первое занятие вообще занимает не больше 15 минут, потому что нервная клетка может держать напряжение именно это время. Дальше работа нецелесообразна: аутичные дети получают настолько мощную информацию по всем каналам, что через 15 минут они просто отключаются", — пояснила Татьяна.

Когда в группу приходят новые ученики, с ними сначала беседует невролог Михаил Токмаков. Выслушав родителей и обследовав ребенка, он дает свои рекомендации. По его мнению, любая анималотерапия нужна для того, чтобы дети научились перенимать определенные модели поведения.

"Анималотерапия учит включать определенные участки мозга по определенному стереотипу. Например, аутичный ребенок не может воспринимать что-то через зрение, слух или через кожу. А, например, собака живет обонянием. У нее наиболее активно развита часть мозга, ответственная за обоняние, и другого у нее мало. И для детей, которым нужно показать стереотип поведения, хорошо развитый у собаки, занятия с ними будут жизненно необходимы", — пояснил он.

Токмаков также уточнил, что канистерапия имеет свою четкую систему показаний и противопоказаний.

Невозмутимость и выправка

У собак, как и у людей, есть свои профессии, и от них также требуется талант и определенные задатки, без которых их не возьмут на обучение. Ездовая лайка не сможет работать за спаниеля, который ищет наркотики, а доберман-охранник — за пастушью собаку.

Для работы с детьми, у которых есть расстройства аутистического спектра или ДЦП, лучше всего подходят именно лабрадоры. Эти собаки спокойны, добродушны и расслаблены, а дети это очень тонко чувствуют.

Но даже самый замечательный лабрадор без специальной подготовки не сможет работать с особенными детьми. Чтобы его допустили к занятиям, кинологи проделывают очень тяжелую работу, дрессируя собак до такой степени, что они могут поднимать спички и совершенно не реагировать на раздражители.

"Мне необходимо, чтобы собака была продолжением моих рук. Я могу ей, не глядя, пальцами показать "подойди сюда" или "сдвинься на полсантиметра" — и она меня поймет. А иначе и смысла нет работать", — сказала Татьяна.

Занятия группы проходят в одной из московских школ, в классе для рисования. Вдоль стены в ряд стоят мольберты. Кто-то из детей задел один из них, и он с грохотом упал — ни одна собака даже ухом не повела.

"Собака не имеет права показать, что она испугалась. Если она дернется — это, как минимум, сильный испуг для ребенка, а для кого-то и физическая травма. Собака также не имеет права ответить на обиду. Вон Джою в прошлый раз сначала ткнули пальцем в ухо, а потом укусили. Это происходит за долю секунды — мы даже не успеваем среагировать", — пояснила Татьяна.

Оттаявшие родители

Для каждого ребенка в "Солнечном псе" стараются подобрать индивидуальную программу. Даже когда дети работают в группе и делают, вроде бы, одинаковые задания, каждый из них выполняет свою задачу.

"Мне было важно, чтобы Андрюша безропотно встал на второе место, потому что этот мальчик привык лидировать. Для Иришки мы формируем пространственную ориентацию. Для Жени очень важно, что он взаимодействует с группой. Еще одному мальчику надо тренировать внимание, потому что он рассеянный в силу физиологических причин", — перечисляет Татьяна.

Лабрадоры помогают детям выполнять все упражнения. Опытная собака всегда чувствует, какого ребенка нужно чуть-чуть подтолкнуть вперед, а какого наоборот — притормозить, рассказал преподаватель.

Если ребенка приводят на занятия с головной болью, уставшего или невыспавшегося, его просто укладывают на ковер в окружении собак. "Он полежит, отдохнет и успокоится, зато на следующем занятии он сделает в два раза больше", — пояснила инструктор.

Родители тоже по возможности включаются в занятия, ведь если они напряжены, то и ребенок не сможет расслабиться. По словам Татьяны, к ним очень часто приходят замученные мамы и папы в состоянии глубокой депрессии. Поначалу они очень закрыты, опасаются привычного неприятия, далеко не сразу рассказывают историю болезни, но постепенно понимают, что им здесь рады, и оттаивают.

"Родители приходят сюда и видят, что им рады, что их ребенок успешен, что у него получается, что его слушаются такие большие собаки. А если родителям дать самим пройтись с собачками, они понимают, что это далеко не так просто, как кажется. И оказывается, что ребенок на самом-то деле молодец", — смеется инструктор.

Конечно, не все получается сразу. Некоторым детям нужен год, чтобы перестать панически бояться собаки и погладить ее. Но зато потом их невозможно оторвать от новых друзей.

"И самое приятное — ты испытываешь ни с чем несравнимое удовлетворение, когда ребенок, на котором все поставили крест, идет в школу", — улыбается Татьяна.

Источник: ria.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ