Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

В одну телегу впрячь не можно?

Инклюзивное обучение: благо или утопия

По новому Федеральному закону № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» с 1 сентября 2013-го школы должны перейти на инклюзивное обучение. Инклюзивное (от англ. inclusive – включающий в себя) – это совместное обучение и воспитание детей с ограниченными возможностями здоровья и детей, не имеющих таких ограничений, в массовых школах. Коррекционные школы для детей с какими-либо нарушениями здоровья переименуют в «общеобразовательные учреждения», обучаться в них смогут те же ребята, что и раньше. Но! Теперь ребёнок (вернее, его родители) имеет право выбирать место учёбы: «общеобразовательное учреждение» с адаптированной программой или обычную школу, в которую его обязаны принять.

Естественно, возникает вопрос: как ребёнок, допустим с ДЦП или слабовидящий, сможет учиться в обычной школе? Во-первых, программа сложна и для многих здоровых детей, во-вторых, современные школы технически не оснащены пандусами, лифтами и прочим необходимым для человека с ограниченными возможностями. Такой ученик может стать изгоем среди здоровых ребят… Конечно, возникнут проблемы: одни родители из лучших побуждений приведут ребёнка с серьёзным диагнозом в массовую школу. А другие – возмутятся тому, что рядом с их отличником Петей сидит «больной», «нервирует» Петю и отвлекает жестами от учёбы. На кого ориентироваться учителю – на успевающих или на отстающих? Ущемлёнными могут оказаться интересы всех школьников.

Или такая ситуация: в классе 20 обычных детей и пятеро глухих с психологом и тьютором. В законе написано: «При получении образования обучающимся с ограниченными возможностями здоровья предоставляются бесплатно специальные учебники и учебные пособия, иная учебная литература, а также услуги сурдопереводчиков и тифлосурдопереводчиков». Учитель-предметник объясняет материал у доски, а его слова дублирует переводчик жестами. И так каждый день…

Идея инклюзивного обучения гуманна по своей сути. Но на мой взгляд, новый закон – это утопия, которая грозит бунтом. Реакция родителей и педагогов грянет осенью. Люди пока недопонимают, чем на практике обернутся нововведения. Закон отстаивает права всех детей, но при ближайшем рассмотрении вызывает больше вопросов и сомнений, чем радости. Как будто составители действовали по принципу: «Ввяжемся в бой, а там посмотрим!» Чтобы разобраться в положениях объёмного документа, я обратилась за комментариями к специалистам, знакомым с инклюзивным образованием как в теории, так и на практике.

В теории:

Елена Пискунова, доктор педагогических наук, профессор кафедры педагогики РГПУ им. А.И. Герцена:

– Инклюзивное образование – это правильная и очень современная стратегия. Во-первых, это вовлечение в систему общего образования детей, которые сегодня лишены такой возможности. Во-вторых, это их социализация, то есть включение в полноценную общественную жизнь. В-третьих, это позволит обществу стать более толерантным, восприимчивым к индивидуальным возможностям каждого человека. Вместе с тем реализация идеи связана с определёнными рисками. Один из них – понимание инклюзивного образования как позволяющего интегрировать детей с любыми особыми потребностями (ограничениями слуха, зрения, интеллекта и прочее) в систему массового образования. Нужно понимать, что такие дети требуют особых условий обучения, особых методик. В России существует сильнейшая научная школа коррекционной педагогики. Мы имеем развитую систему коррекционных школ, виды которых ориентированы на обучение детей с особыми возможностями.

Необходимо задуматься о том, как в массовой школе будут учиться дети с физическими недугами и полностью сохранным интеллектом. Тут проявляются сразу два риска. Первый: у нас отсутствует системная городская и школьная инфраструктура, обеспечивающая таким детям беспрепятственный доступ к образовательным услугам. Стоит отметить нашу недостаточную готовность удовлетворить потребности таких детей. Например, у нас появляются пандусы, по которым невозможно проехать на коляске, перила и ручки, которыми невозможно воспользоваться, и тому подобное. Второй риск: неготовность педагогов работать в инклюзивных классах, поскольку пока такая задача не стояла масштабно. Нет у нас пока и нормативно-правовой базы, которая устанавливала бы регламенты взаимоотношений и ответственности родителей и образовательных учреждений, определяла бы государственные гарантии, нет скоординированной работы систем здравоохранения, социальной защиты и образования.

Светлана Ильина, доктор педагогических наук, профессор кафедры олигофренопедагогики РГПУ им. А.И.Герцена:

– Нельзя утверждать, что инклюзия – это зло, но и говорить о том, что она – благо для всех без исключения детей, имеющих проблемы в развитии, тоже нельзя. Каждый конкретный случай индивидуален. Поэтому решение о том, где должен обучаться тот или иной ребёнок – в обычной или специальной школе, – должно приниматься совместно родителями и специалистами. Важно, чтобы и те и другие в своём стремлении помочь ребёнку не навредили ему. Если ребёнок в настоящее время учится в специальной школе и там ему комфортно, нужно ли ему учиться в обычной школе, даже если об этом мечтают его родители?

Анастасия Зверева, клинический психолог:

– С одной стороны, хорошо, когда слабовидящий или страдающий ДЦП ребёнок обучается с нормально развивающимися детьми, социализируется наравне с остальными. Но обучение детей со сложными речевыми нарушениями, недоразвитием интеллекта, задержкой психического развития?.. Как мне кажется, про индивидуальный подход к детям с особенностями в развитии можно даже не думать, особенно если учесть наполняемость сегодняшних общеобразовательных классов. У учителя просто не будет времени. В результате дети не получат необходимого им объёма знаний. А поскольку они будут неуспешны в учёбе, они могут стать изгоями в коллективе. Очень сомневаюсь, что в каждой общеобразовательной школе переподготовят учителей и создадут каждому особенному ученику необходимые условия для развития. Уверена, система коррекционных образовательных учреждений просто необходима.

На практике:

Нина Исаева, директор средней образовательной школы № 109:

– В инклюзивном образовании есть свои плюсы и минусы. Инклюзивное обучение предполагает, что образовательные услуги мы оказываем всем категориям обучающихся. Мы должны создать комфортную среду, так как дети могут прийти к нам с различными заболеваниями. В здании школы необходимы пандусы, аппарели, лифты, специальные двери, парты, комнаты релаксации, специальное освещение и многое другое. Но в типовых школах, как наша (1961 года постройки), оборудование для удовлетворения потребностей детей с ограниченными возможностями не предусмотрено проектом. Кроме того, в штатное расписание необходимо внести дополнительные должности: психолог, логопед, дефектолог, тьютор, врач, медицинская сестра.

Но если финансирование будет достаточным, дети здоровые и особенные станут обучаться вместе, будет соблюдаться принцип: «разные – равные».

Милана Горелова, школьный психолог:

– Инклюзивное образование предъявляет ко всем единые требования и даёт взаимообогащающий опыт для всех детей. Ребёнок с особенностями здоровья всегда в некоторой изоляции, но он не изгой! У таких детей изначально заложено понятие сопричастности, доброты.

Считается, что коллектив лучше складывается, если дети знакомы с 1-го класса. Когда дети с особенностями здоровья приходят в коллектив в подростковом возрасте, это болезненно для всех.

Елена Венценосцева, логопед-дефектолог, опыт работы более 28 лет:

– Похоже, новый закон написан людьми, далёкими от реальных проблем, связанных с аномальными детьми. Да, детей с ДЦП можно обучать в массовой школе (если здание школы оборудовано), а умственно отсталых, а глухих? Чтобы обучать аномального ребёнка в общеобразовательной школе, в ней должен быть штат специальных педагогов и психологов. У родителей должен быть выбор: закрытая школа (интернат) или обучение в общеобразовательной школе, но с условием специального сопровождения, чтобы ребёнок не чувствовал себя изгоем и имел возможность получать качественное образование.

Можно маме проблемного ребёнка с нормальным интеллектом внушить, что ему нужна школа для умственно отсталых, а можно налететь на маму, которая, имея ребёнка с реально нарушенным интеллектом, будет настаивать на обучении в массовой школе. Очень многие родители захотят отдать детей в общеобразовательную школу. И формально отказать им будет невозможно – закон-то есть! Придётся специальные школы закрывать. А когда выяснится, что это была очередная ошибка, будет поздно…

Мария Башмакова

Источник: nvspb.ru