Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Наша школа - это не про инвалидов, а про то, насколько мы верим в своих детей"

Уникальные образовательные технологии даже «обреченным» дают шанс на профессиональное будущее

Ученики школы «Технологии обучения» играли спектакль «Мои мечты — орлы, кричащие в лазури», поставленный по произведениям поэтов Серебряного века (недавно спектакль получил приз во Франции на фестивале русскоязычных театров «Русское слово — русская душа»). На сцене танцевали, пели, говорили стихами тонких и нервных поэтов так, будто рассказывали про себя. «Дано мне тело — что мне делать с ним…», «Я научилась просто, мудро жить»… Сквозь их, скрытые бережным режиссером, но все же проступающие, недуги поэзия выходила за рамки хрестоматийной привычности. Это было неожиданно — предельно подлинно и честно.

Артисты труппы — ученики особой школы. Впрочем, если разобраться, самой обычной по всем образовательным стандартам. И это в контексте того, что учатся в ней дети-инвалиды с диагнозами, которые вряд ли когда исчезнут из их жизни, — самое большое ее достоинство.

Школа Александра Ездова, который последние девять лет строит ее с коллективом единомышленников, — пример того, как можно любому ребенку, невзирая на его физический предел, дать шанс преодолеть навязанную обществом обреченность.

Какими способами в уникальной школе этого добиваются и почему не всегда потенциал выпускников школы «Технологии обучения» оказывается, востребован государством, — мы поговорили с ее директором.

— На какие принципы вы опирались, когда придумывали уникальную для нашей страны модель обучения детей-инвалидов?

— В отличие от остальных учреждений, которые работают с детьми-инвалидами по коррекционным программам, мы работаем по обычной общеобразовательной программе. И принципиальный ресурс, который позволяет нам это делать честно по всем параметрам, — это информационные технологии.

В нашей школе у каждого ребенка есть индивидуальный учебный план. Его составляют после первого собеседования, которое ребенок проходит с преподавателями, психологом, логопедом. Он учитывает, кроме всего прочего, насколько хорошо ребенок видит, может ли говорить, может ли работать руками на компьютере. Бывает, что не может, потому что рук нет. Дальше этот учебный план мы показываем родителям. А они могут сказать: «Вот столько химии мы не осилим, а английского нам добавьте». И учитель прописывает, как в отведенные часы вместить образовательный норматив. При этом он должен учитывать темп ребенка, его особенности. Это индивидуальное планирование затем заносится в общую информационную систему, и мы уже четко видим, как оно отличается от стандарта и где можно найти ресурс, чтобы ученик не отстал от программы.

— На самом деле, вы сейчас описываете модель идеальной школы для всех — той, в которой эффективность обучения достигается за счет индивидуального подхода. Кто придумал эту модель?

— Мы это придумали, мы — школа, которая все время учится. У нас тысяча учеников и 250 преподавателей, есть штат, который обеспечивает работу всей инфраструктуры школы, включая информационные технологии.

Мне, как активному стороннику нашей модели обучения, хотелось бы, чтобы наш опыт интегрировался частично и в обычные школы. Я могу привести десятки примеров того, как полезен компьютер на уроке. Допустим, ребенок не может встать в классе и ответить учителю: стесняется. Такой ребенок мог бы рассказать материал компьютеру, а преподаватель потом его таким же способом выслушать. Еще мы занимаемся записыванием видеолекций по предметам. Я вот лично не был знаком с Артемием Троицким, но подумал, что он нам мог бы прочитать хорошие лекции по современной музыке. Я ему позвонил с этим предложением, и он тут же согласился. На днях я звонил одному историку, автору учебника по тому же поводу. Мы эти лекции записываем в нашей студии, а потом выкладываем на сайте, и все школы, которые занимаются в стране дистанционным обучением детей-инвалидов, могут их использовать.

— Дети, выросшие в вашей школе, они более свободны в этом обществе, чем раньше, или у них остается эта боязнь перед внешним миром из-за своей особенности?

— Это очень больной вопрос. Общество наконец признало, что инвалиды у нас в стране есть. Сказать, что город для них приспособлен, — невозможно, поэтому каждый день обычный человек с такими людьми не сталкивается и не очень-то понимает их проблемы.

А что касается мною любимых информационных технологий, конечно, они раскрепощают, потому что некоторым детям легче общаться в интернете. Мы стараемся это использовать. Недавно запустили с МФТИ проект, который называется «Механизмы Леонардо». Леонардо оставил множество чертежей своих изобретений. Нашим детям и еще ученикам нескольких обычных школ было предложено эти изобретения повторить. Дети разбились на маленькие конструкторские бюро; в виртуальном 3Д-конструкторе они делают детали этих механизмов. Когда детали будут готовы, мы отправим файлы в МФТИ, где их воспроизведут на 3Д-принтере, потом пришлют нам, а мы уже всей командой, которая участвовала в проекте, попробуем все это собрать и запустить.

— Думаете, получится?

— Думаю, сразу не получится, потому что это проект не только про конструирование, но и про коммуникацию. Я вот не знаю, догадались ли ребята сделать допуски в оси деталей, но очень надеюсь, что педагоги им это не подскажут. Дальше они посмотрят свои форумы, переговоры в скайпе и увидят, где «прокололись».

— То есть вы этот проект придумали, чтобы научить их работать в команде?

— Да, но научить работать в команде дистанционно. Для наших детей это принципиально важно. У нас в этом году запланирована встреча с сотрудниками системы Workle, которая предлагает дистанционную работу в банковской сфере, в сфере туризма. Если они захотят попробовать работать там, им понадобится этот навык.

— А как вам кажется, эти компании стремятся выполнить некую гуманистическую миссию или они реально хотят получить качественных работников?

— Я понимаю, что было бы идеально, если бы работодатель не задумывался над тем, с какими физическими возможностями придет человек на работу, но этого не будет никогда. Нужно понимать, что наш выпускник быстрее утомляется, он не такой стабильный, как обычный работник.

Я думаю, что государство должно поддержать работодателя, например, взять на себя оплату половины зарплаты такого работника. Но как сделать так, чтобы это не стало объектом для жульничества, я пока не знаю.

— Пока найти свое место в нашем закомплексованном в отношении инвалидов обществе вашим детям непросто. Как они с этим справляются?

— По-разному, некоторые очень успешно. У нас в школе видеооператором работает наша выпускница Вика, ей трудно ходить, но я регулярно читаю в ее «Фейсбуке» сообщения типа: «А сейчас я в Берлине». Она запросто путешествует, умудряется учиться и делает с нашими детьми телепрограммы, помогает нам создавать методические видеоматериалы. Другая девочка — Настя занимается танцами на инвалидной коляске. Сейчас она тренирует других ребят, и прошлым летом на заработанные деньги оплатила путевку маме и сестре в Турцию.

— У вас взгляд на детей поменялся за годы работы здесь?

— У меня взгляд на жизнь поменялся. Когда видишь ребенка, который на коляске, и ты знаешь, что у него регулярно бывают сильные боли, а он едет навстречу и широко улыбается, — то понимаешь, что не имеешь права быть недовольным жизнью.

Справка:

I-школа (ЦО «Технологии обучения») — школа дистанционного образования детей-инвалидов с сохранным интеллектом. В школе учатся дети с ДЦП, диабетом, онкологическими, нервными заболеваниями, болезнями почек, сердца. Директор школы — кандидат педагогических наук Александр Ездов. Уроки проводятся очно в небольших группах и дистанционно — с помощью видеосвязи, интернет-телефонии, чатов, форумов. В школе можно получить образование и на дополнительных курсах, таких как: «Информационный поиск», «Интернет-журналистика», «Веб-программирование», «Уроки сочинительства», «Как общаться в интернете», «Уроки журналистики на английском», «Литературный перевод с английского языка», «Компьютерная графика», «Натурная мультипликация с элементами конструирования», «Рисованная компьютерная анимация», «Цифровое видео», «Моя родословная», «Бисероплетение», «Робототехника», «Основы профессии юриста».

Девять из десяти выпускников I-школы поступают в вузы.

Наталья Чернова

Источник: www.novayagazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ