Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Четыре стены и потолок

Даже решение суда не помогло семье девочки-инвалида из Можги получить жилье

Бывают люди, которые приходят на этот свет, чтобы стать испытанием для других. Проверкой на гуманность, гражданскую зрелость и просто право называться человеком. Ирма - такой посланник.

Гнетущие эмоции

Уходя из однокомнатной квартиры Назиповых, говорю Наиле на прощание:

- Вы молодец. Я бы это выдержать не смогла.

Просто это выдерживает не каждый.

Моя знакомая как-то рассказала о своём посещении интерната для сирот, страдающих ДЦП и тяжёлыми формами психических расстройств. Полулюди-полурастения, не способные самостоятельно есть, пить, ходить в туалет, произвели на неё гнетущее впечатление, и, не выдержав тяжести эмоций, она спросила: «Почему таких детей не усыпляют при рождении? Почему оставляют мучиться?» Пожилая нянечка подняла на неё усталые глаза и спокойно ответила: «А вы возьмите шприц и сделайте укол».

- Можно выдержать и такое, - говорит Наиля мне на прощание и закрывает дверь.

Я схожу по крутой лестнице 2-этажного барака и уже на улице слышу нескончаемое:

- Мама, я хочу в ванную. Мама, унеси меня в ванную. Мама… - это кричит Ирма.

Хочется обхватить голову руками и бежать прочь.

В одной комнате

Наиля для Ирмы - тётя. Родная мать девочки умерла, когда той было 7 месяцев от роду. Девочке, рождённой вне брака, судьба уготовила один из специализированных интернатов. Наиля, сама одинокая мать, воспитывавшая в ту пору 10-летнего сына и годовалую дочь, такого допустить не могла. Она привезла племянницу в квартиру своей матери, где на 20 кв. м они стали жить впятером.

- Вы говорите тесно? Где есть место четверым, поместится пятый. Вы говорите больной ребёнок? Тем более нельзя было её бросать! В детском доме выживает сильнейший, инвалиду там не место, - утверждает Наиля.

- Я хочу семечки. Я хочу семечки. Я не могу сама чистить семечки… - кажется, в только что безмолвной Ирме завёлся сломанный механизм.

- На, кушай мандарин. Скажи, ты любишь мандарин? - Для Наили главное - переключить внимание девочки. Иначе та будет кричать долго, вызывая гневные стуки соседей.

- Приходят - скандалят. Их претензии понятны: Ирма может проснуться среди ночи и голосить до утра, тонкие стены барака этих криков не скрывают. Но что мне сделать с больным человеком? Денег на жильё, где девочка не будет никому мешать, нет, - говорит Наиля. - Когда я её, 7-месячную, забирала из больницы, врачи предупредили: будет сложно, болезнь необратима. Я не хотела этому верить. Не верю и сейчас, хотя мы её лечим все 17 лет. Лекарства и массаж - каждый день. А вот свежего воздуха и солнца в её жизни нет 2 года. По нашей лестнице на коляске не съехать, а на руках мне её уже не унести. Всё её пространство - четыре стены. От такого однообразия и здоровый человек разума лишиться может. А больной уж точно на поправку не пойдёт.

Жизнь в очереди

В 1996 г. Администрация Можги определила Наилю Назипову опекуном для Ирмы. В том же году семья была поставлена на учёт как нуждающаяся в предоставлении жилья. В 2009 г. на учёт поставили и саму Ирму - своей жилплощади у девочки нет. В 2012 г. в списке очередников она значилась под № 62.

- Инвалид и здоровый человек в одной очереди стоять не могут, - убеждённо говорит Наиля. - А эта очередь почти не двигается. Неслучайно ст. 57 ЖК РФ предусматривает для такой категории внеочередное предоставление жилья. В муниципалитете я, как опекун, не раз напоминала об этом праве. В ответ мне говорят: денег нет. Мол, ждите, пока племяннице 18 лет исполнится, и тогда она, как сирота, получит жильё.

10 мая 2012 г. Наиля Назипова обратилась в суд с исковым заявлением к Администрации Можги. 15 октября иск был удовлетворён. Решение районного суда Верховный суд УР оставил без изменений, и его Наиля отнесла в службу судебных приставов. Закон встал на сторону слабого. Но бумага, даже с печатями суда, остаётся просто бумагой, а не отдельной квартирой с пандусом. Сколько времени чиновникам потребуется для сдачи экзамена на человечность?

- Мама, я хочу в ванную, я хочу в ванную! - требовательность Ирмы не снижается ни на тон. Купать Наиля её унесёт. Хорошо, что Ирма не просит вынести её на улицу. Про улицу она уже забыла.

Мнение эксперта

Алексей Буйнов, юрист:

- Позиция общества по тем или иным вопросам во многом формируется позицией власти. Чёрствость общества к инвалидам рождается не потому, что души людей покрываются жирком безразличия, а потому что власть работает по принципу «как бы не усложнить себе жизнь», и эта заразная инфекция проникает в общество. В деле Ирмы Назиповой я представлял сторону истца и был поражён позицией ответчика. Юристы муниципалитета просто ополчились на больного, несчастного, обездоленного человека. Мало того, что в течение нескольких лет его права нарушали, так и после решения суда подали кассационную жалобу в Верховный суд. Решение суда осталось без изменений - и они нашли новый предлог для волокиты, обратились в суд первой инстанции с просьбой разъяснить: где взять деньги на приобретение жилья? Так судебное дело, начатое в мае 2012 г., завершилось только в феврале 2013 г. Я уверен, что местные власти напугал прецедент. Если выиграл суд один инвалид - может выиграть и другой! Так все имеющие права на предоставление жилья вне очереди будут усложнять жизнь чиновников. Общество теряет сострадание к инвалидам, потому что власть его давно уже потеряла.

Мнение власти

Анатолий Кловзник, заместитель министра строительства, архитектуры и жилищной политики УР:

- В настоящее время в республике остаются не исполненными более 400 судебных решений по предоставлению жилья детям-сиротам. Дело в том, что в бюджете такие средства не предусмотрены, и никто не может ответить, где эти деньги взять.

Вопросами предоставления жилья детям-сиротам занимается Министерство образования и науки УР, мы же просто строим жильё на основании их заявки и при наличии соответствующего финансирования. Такая заявка на 2013 г. уже сформирована, хватит ли построенного жилья всем нуждающимся.

Единственное изменение последнего времени в том, что в, соответствии с федеральным законодательством, с этого года жильё, построенное для детей-сирот, будет передаваться им не на правах собственности, а по 5-летнему договору социального найма, который может быть продлён ещё на 5 лет.

Все квартиры, предназначенные для детей-сирот, теперь будут находиться в собственности региона. Из них сформируют специализированный жилой фонд, чтобы по достижении 18 лет ребёнок-сирота мог получить собственную жилплощадь.

По правилам сильного

Добросердечное отношение к инвалидам, сиротам, обездоленным - это критерий зрелости общества. Общество зачастую жестоко и действует по правилам сильного, не считаясь с потребностями слабого. Но может ли оно после этого называться человечным?

Гульшат Гиниятова, жительница с. Пычас Можгинского района, инвалид:

- Общество ожесточилось не только по отношению к инвалидам. И это в нашей сельской местности, где традиционно община приходила на помощь слабым и обездоленным. Сейчас каждый выживает сам по себе, двигается по жизни, «толкаясь локтями». В такой «толчее» первым «с дистанции сходит» инвалид. Хотя бы потому, что болезненнее воспринимает несправедливость, отказ и т.д. Проще тем инвалидам, у кого есть «зубастые» родственники, не сдающиеся перед бюрократической системой.

Сейчас на реализацию программы «Доступная среда» выделяют большие деньги. При этом пандусом в Пычасе оборудована только участковая больница, да вот в Дом культуры можно на коляске заехать - там нет ступеней. К тому же никакие государственные миллионы и миллиарды не заменят человеческой теплоты и искреннего желания помочь. Если не будет человека, пожелавшего открыть в больницу входную дверь, пандус не спасёт.

Кстати

В Удмуртии на строительство жилья для детей-сирот выделено 227 млн руб. Под дома пойдут пустующие здания детсадов. В 2013 г. перестроят детсады в пос. Кез и с. Большие Сибы Можгинского района, здание бывшего общежития в с. Сигаево Сарапульского района, 2-4-квартирные дома в городах и районах республики.

Справка АиФ

По нормативам, ребёнок-сирота может рассчитывать минимум - на 18 кв. м жилья, максимум - на 36 «квадратов». В настоящее время в республиканском Минстрое обсуждаются проекты строительства многоквартирных и индивидуальных домов, в которых детям-сиротам будет выделяться жильё площадью в 24 кв. м.

В Удмуртии сейчас насчитывается 6 773 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. Из них 1 282 находятся в учреждениях для детей-сирот. У 946 наступило право на получение жилья.

Светлана Стовбун

Источник: www.udm.aif.ru