Архив:

Ученые "подглядывают" за мыслями

В Центре нейрокогнитивных исследований с помощью спецоборудования можно "увидеть" работу головного мозга. Подобная методика успешно применяется для лечения таких заболеваний, как эпилепсия, болезнь Паркинсона, аутизм, шизофрения. Перспективы работы уникальной лаборатории пока туманны — все зависит от того, найдет ли государство необходимые средства.

Тяжелая дверь медленно открывается, за ней — небольшое помещение, в центре которого кресло, смонтированное с оборудованием под условным названием "шлем". Человек садится в кресло, надевает "шлем" и оператор за компьютером буквально "видит", что у него в голове. Дело происходит в Центре нейрокогнитивных исследований (МЭГ-центр), созданном в Московском городском психолого-педагогическом университете. Уникальная лаборатория (единственная в России и Восточной Европе) была открыта в 2010 году. МЭГ-центр — от слова "магнитоэнцефалография".

Именно с помощью этой технологии и происходит исследование головного мозга. Иногда этот метод называют "суперМРТ" — по аналогии с магнитно-резонансным томографом. Но различия существенные. "МРТ подвергает мозг воздействию магнитного поля. А магнитный энцефалограф (МЭГ) позволяет регистрировать слабейшие возмущения магнитного поля, возникающие при работе головного мозга", — объясняет доктор биологических наук, руководитель МЭГ-центра Татьяна Строганова.

Разница в конечном результате вообще колоссальная: МРТ дает картинку с задержкой в 1,5 минуты. За это время нейроны совершают миллиарды операций. Тогда как МЭГ позволяет их отслеживать с задержкой менее одной микросекунды, то есть практически в режиме онлайн. Таким образом можно понять, как работают те или иные участки головного мозга человека и где в данный момент случился сбой. Логично, что первыми проектами ученых из МГППУ стали исследования с помощью уникального оборудования в области эпилепсии и аутизма.

За два года через лабораторию прошли 70 человек с диагнозом эпилепсия. При этом никаких структурных изменений в их мозге обнаружено не было и никакие лекарства им не помогали. То есть обычным путем понять причину болезни не представлялось возможным. Но использование магнитного энцефалографа позволило обнаружить конкретный участок мозга, в котором и происходил сбой процессов. В результате 17 пациентов были успешно прооперированы.

Изучая мозг детей с расстройствами аутического спектра, ученые МЭГ-центра вышли на методику раннего диагностирования заболевания. Сегодня подобные расстройства определяются по поведенческим нарушениям, когда дети не хотят или не могут общаться с другими людьми. Но если делать выводы только на основе поведения, картина получится довольно субъективная. Нужны более конкретные методики, которые реально разработать только с помощью специальных исследований.

"Мы выяснили, что большинство таких детей на первом году жизни прекрасно общаются. Но при этом примерно у половины из них матери подозревали глухоту — ребенок не реагировал на внезапные раздражители и даже свое имя. На самом деле таким образом у них проявлялась сенсорная аномалия, которая в более старшем возрасте и привела к аутизму", — объясняет Татьяна Строганова.

Если исследовать мозг на ранней стадии развития и определить те участки, где и происходят сбои в его работе, можно понять, кто из детей относится к группе риска по тем или иным отклонениям. А как известно, результат по социальной адаптации ребенка с расстройством аутического спектра может быть гораздо более успешным, если начать коррекционные практики в самом раннем возрасте, то есть на первом году жизни. Казалось бы, к такому оборудованию должна выстроиться очередь из желающих пройти обследование. Тем более, что по данным ученым, во всем мире сегодня идет лавинообразный рост заболеваний аутического спектра. Но мало кто из российских пациентов может позволить себе получить такого рода диагностику.

В США она стоит пять-шесть тысяч долларов и покрывается за счет страховой медицины. В МЭГ-центре при МГППУ пациентов не принимают. Здесь ставятся чисто научные задачи. "Все исследования, которые мы делаем своими силами для медицины, можно сказать, идут в рамках "хобби". 15 сотрудников лаборатории просто не в состоянии решать масштабные задачи", — говорит профессор Строганова.

Перспективы использования подобной технологии изучения головного мозга впечатляют — вплоть до визуализации мыслей и образов человека. Например, в рамках еще одного научного эксперимента ученые пытались определить, как наш мозг принимает решения. Выяснилось, что когда мозг не имеет всей полноты картины, он ее домысливает. Как объясняет профессор Строганова, "мозг принимает решения за вас, не апеллируя к вашему сознанию, в результате, пропустив что-то, он реконструирует картину из ожидаемого".То есть когда мы слышим и видим человека, это вовсе не значит, что мы воспринимает ту информацию, что он говорит, напрямую. То, что в итоге мы "услышим" и "увидим", будет результатом столкновения той модели, которая уже была в нашем мозге, и реальности.

Дальнейшие перспективы использования уникального оборудования для научных экспериментов пока туманны. МЭГ-центр был организован при МГППУ в рамках национального проекта "Образование". Как он будет финансироваться, когда срок работы проекта закончится, пока неизвестно. Только на поддержание работы аппарата требуется шесть тысяч евро в месяц. В ближайшие 10 лет нас ждут прорывные открытия в науке о мозге. Пока у российских ученых есть небольшой шанс хотя бы не отстать от общемирового процесса.

Светлана Сметанина

Источник: www.pravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ