Архив:

Интеграции людей с инвалидностью в общество и постсоветские стереотипы мышления

Инвалидность - проблема многогранная, и касается она, к сожалению, огромного количества людских судеб. По статистике, приблизительно каждый десятый житель планеты имеет ту или иную форму инвалидности. По медицинским показаниям причин может быть более 2000, но каждому такому человеку необходим индивидуальный подход, индивидуальная помощь.

Легко ли в нашей стране гражданину с инвалидностью быть самостоятельным, иметь хороший уход, чувствовать себя полноценным членом общества? Вопрос звучит скорее риторически. А вот, к примеру, в Германии до 80% людей с инвалидностью после реабилитации работают, а 20% - неспособным к труду, предоставляется хороший качественный уход. Подобные показатели характерны и для других стран Европы.

Изменить ситуацию и повысить качество жизни людей с инвалидностью, по мнению специалистов, в Украине невозможно без создания для них условий для независимой самостоятельной жизни, построения общества равных возможностей. Именно эта идея в 1960-х годах вывела инвалидов Америки на улицы, что впоследствии стало началом всемирного движения за права и достойную жизнь людей с инвалидностью. Результатом этого движения является Конвенция ООН о правах инвалидов. Этот документ является ориентиром в обеспечении прав и интересов инвалидов различных нозологий, пола и возраста.

Свой взгляд на решение проблемы предоставления качественных социальных услуг в Украине высказала главный специалист столичного городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Лариса Остролуцкая.

- Парламентом нашей страны вышеупомянутая Конвенция ООН о правах инвалидов ратифицирована, но реальных изменений пока не много. В чем, по Вашему мнению, причина?

- Долгие годы в нашей стране придерживались ошибочных взглядов на инвалидов и инвалидность, что это полностью зависимые люди, за которыми нужно лишь ухаживать и содержать их преимущественно в интернатах, а работать они могут только на строго специализированных предприятиях.

Это так называемая медицинская модель понимания инвалидности. Под эту модель формировалось и законодательство, и развивались услуги. Но услуг практически не было, кроме того, что люди с инвалидностью содержались в интернатах. Было лишь два вида реабилитации - медицинская и трудовая.

Сегодня на смену медицинской модели пришла социальная, принятая во всем цивилизованном мире. Согласно этой модели, в центре всего стоит человек, его личность. Человек с инвалидностью самостоятельно принимает решение, какие формы услуг ему необходимы, а какие нет. Хотя специалисты, конечно, рекомендуют и подсказывают. Соответственно, они должны быть высокопрофессиональными, в состоянии ему эту помощь оказать. По международным стандартам помощью должны заниматься центры по месту жительства, чтобы человек не тратил много времени на дорогу, не уезжал далеко от места жительства, потому что таким образом решается еще одна важнейшая задача - человек с инвалидностью получает возможность проживать в семье.

В этой социальной модели, понятно, формируется уже совершенно иное законодательство, другое отношение, другое понимание проблем инвалидности. К сожалению, в Украине это всё еще только формируется.

К моменту принятия Конвенции ООН о правах инвалидов общество в Европе уже было готово, потому что к пониманию проблем людей с инвалидностью они шли более 50 лет. В Украине же профессиональной социальной работе всего 20 лет. Только в 1993 году были приняты программы подготовки специалистов социальной педагогики, социальной работы.

- Неужели двадцати лет не достаточно?

- Хотя сейчас у нас выпускается достаточно много специалистов, но это всё же преимущественно молодые люди. А чиновники, занимающие высокие должности, как правило, представители старой школы, старых подходов и взглядов. В этом кроется суть противоречия. Иногда мы получаем удивительные инструкции, в которых написано, что должен делать социальный работник, на уровне понимания философии социальной работы ХІХ века - это лишь уход и досмотр. В то же время профессиональная работа во всем мире сейчас перешла на современный уровень - это создание возможностей человеку с инвалидностью жить со своей проблемой полноценной жизнью, быть самостоятельным.

- Получается, что у нас в социальной политике достаточно большое количество нестыковок?

- До сих пор инструкции и положения для социальной службы у нас пишутся и разрабатываются с медицинской точки зрения и абсолютно не уделено внимание идеологии самостоятельной жизни человека с инвалидностью. А человека ведь нужно подготовить к самостоятельной жизни, обучить навыкам самообслуживания, обеспечить хорошим реабилитационным оборудованием, помочь его выбрать, научить им пользоваться. Это оборудование, кстати, состоит не только из колясок и ходунков, но из разных других приспособлений, которые помогут человеку дома приготовить пищу, зайти в душ, лечь в постель и т. д. Сейчас техника очень быстро развивается. Социальный работник должен также подсказать, объяснить инвалиду его права и возможности.

- Проблема доступности также пока не решена.

- Это отдельный разговор. Доступность в действительности многогранна. Она касается, между прочим, не только людей с инвалидностью, но и людей пожилых, молодых родителей с маленькими детьми, которых возят в колясках. Проблема доступности, а вернее сказать, недоступности, является не только архитектурной. Она еще социальная и психологическая. И эта проблема двусторонняя, готовить нужно и общество, и реабилитировать людей с инвалидностью.

Поэтому для людей с инвалидностью существуют и логопеды, и реабилитологи, и психологи, и социальные педагоги. После работы этих специалистов у человека должно измениться качество жизни. Он должен не бояться выходить в общество, самостоятельно делать покупки, социальный работник должен способствовать тому, чтобы у человека с инвалидностью появились друзья, интересы в жизни, чтобы он пошел учиться или работать и т. д. В этом как раз и заключается настоящая реабилитация.

А формировать гуманное отношение к людям с инвалидностью в обществе нужно с самого детства. Этому призвано инклюзивное воспитание и обучение, когда дети-инвалиды находятся вместе с обычными детьми. Если обычные дети видят, что с ними вместе в классе, в группе, в садике есть дети, которые немного отличаются от них, они учатся с ними общаться, взаимодействовать, помогать. Тогда общество становится открытее, добрее и оно функционально.

- А как быть с людьми с тяжелыми формами инвалидности?

- К сожалению, у нас в стране в законе о социальных услугах ничего о них не сказано.

В Германии, например, это 12 томов. Подобная ситуация и в Нидерландах, и в других развитых странах Европы. Что это значит? Это значит, что любой специалист, работающий в социальной сфере, открывает том на нужной страничке, и там прописано, какую услугу должен получить человек в определенном состоянии инвалидности, с определенными сопутствующими диагнозами, в определенном возрасте и положении. То есть, социальному работнику или специалисту не нужно ничего придумывать. Всё разработано. И если эти услуги не оказаны, то у человека с инвалидностью есть право подавать в суд.

В нашей стране этих услуг прописано всего несколько видов, а их содержание зависит от конкретных специалистов, от ресурсов, которыми располагает конкретная социальная служба.

В этом году мы приняли решение на базе столичных центров социально-психологической реабилитации создать экспериментальные научные площадки для того, чтобы обобщить и проанализировать опыт нашей работы, чтобы была создана доказательная база необходимости внедрения по всей стране новых подходов в работе. Ведь результаты есть - многие дети с инвалидностью пошли учиться в общеобразовательные школы, бывшие получатели услуг устроились на работу, создали семьи. Мы это видим, это качественные показатели, и с этим не поспоришь.

- Какова роль и перспективы сотрудничества в этом направлении с общественными организациями?

- Сотрудничество должно развиваться. Согласно Всемирному докладу об инвалидности ВОЗ и Мирового банка, в котором определены рекомендации по улучшению жизни людей с инвалидностью, перечислены все, кто может принимать в этом участие и их функции. Это и государство, и частный сектор, и ученые, и общественные организации - все те, кто оказывают услуги.

Интересно, что для общественных организаций выписаны и такие функции, с которыми я очень согласна - обучение членов организации как добиваться своих прав. Важно, чтобы люди умели отстаивать свои права не скандалами, не криками, а теми нормативными путями, которые есть в государстве. И если в нормативных актах есть какие-то нестыковки, то обязанность общественных организаций на это указать государству и информировать об этом общество.

Кроме того, общественные организации проводят соцопросы среди членов своих организаций, а их результаты доносят до общества, чиновников, политиков.

Почему это важно? Потому что в таком случае будет действовать принцип решения проблемы не сверху вниз - от чиновника, а снизу вверх - от получателя услуг.

Однако если уж давать предложения для рассмотрения на высоком уровне, то они должны быть взвешены и не выражать мнение узкой группы людей. К сожалению, из опыта моей работы, могу сказать, что многие общественные организации не всегда способны на сегодняшний день учитывать интерес других граждан, других нозологий инвалидности. К сожалению, многим еще не хватает культуры взаимопонимания. Это, опять-таки, наследие прежнего режима, когда инвалиды разных нозологий были разделены. Но есть надежда, что всё изменится к лучшему. Раньше или позже, но Украина действительно станет правовым государством, где все без исключения люди будут иметь равные права и возможности.

Александр Козловский

Источник: www.ukrinform.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ