Архив:

В ожидании дауненка

Что происходит в семье, когда ребенку ставится страшный диагноз

Земля уходит из-под ног, когда сообщают, что твой ребенок даун. Еще пару минут назад в душе кипели радостные страсти, строились планы на будущее, а теперь только ужас, растерянность и ощущение кары за неведомые грехи. И сразу приходит понимание того, что этот крест придется нести всю оставшуюся жизнь.

Почти Высоцкий

В семье Владимира и Светланы Кривошеевых малыша ждали долгих восемь лет. Неоднократные попытки забеременеть оканчивались неудачей и сопутствующей депрессией. Владимир, мужик рабочего склада характера, и раньше не пропускал повода пообщаться с друзьями на «зеленом глазу», а в последние пару лет и вовсе стал припадать на рюмку.

Светлану он любил, но отсутствие детей сводило к минимуму весь смысл дальнейшего существования — для кого жить? О ком заботиться? Она тоже страдала. Обоим далеко за тридцать, часики неумолимо отстукивали время несостоявшейся родительской радости. Со временем семейная жизнь погрязла в нескончаемых вялоскандальных буднях. И, пожалуй, завершилось бы все закономерным итогом, если бы однажды не случилось то самое чудо. Светлана объявила благоверному об очередной беременности.

Срок оказался внушительным, и беременность проходила на удивление спокойно. Светлана верила и надеялась, что скоро времени на выпивку у мужа уже не будет. Володька мечтал о наследнике, и звезды прислушались к чаяниям будущего папаши. Он даже имя выбрал заблаговременно — Семен. Семен Владимирович — как звучит! Почти Высоцкий…

Роды проходили тяжело — малыш обмотался пуповиной, и врачи приняли решение делать кесарево. Потом отделение интенсивной терапии, активные попытки выходить слабенького мальчишку. Он и вправду пошел на поправку достаточно быстро и через пару недель уже употреблял положенную норму. Врачи и медсестры хором уверяли: Семен — ну просто вылитый Вовка.

Радостная свекровь в лице Арины Николаевны даже откопала в пыльной картонной коробке фотографию сына в годовалом возрасте. Семен и впрямь походил на своего отца в младенчестве — те же слегка раскосые глаза, приоткрытый рот и высунутый наружу мясистый толстый язык. Он как будто не помещался во рту. Медики тоже обратили внимание на эту физиологическую особенность Семена, потом разглядели на крохотной ладошке характерную борозду. Беспокойство вызывал еще целый ряд признаков. В областной центр оперативно отправили анализы, но к тому времени специалисты уже не сомневались в результатах — первенец Кривошеевых родился с синдромом Дауна.

Что пережили новоиспеченные родители — в двух словах не перескажешь. Обида, боль, разочарование. В голове только два вопроса — за что? и кто виноват? Даунизм не болезнь, а значит, это неизлечимо и может расцениваться только как приговор. В агонии послеродовой депрессии Светлана ощетинилась как ежик, с близкими разговаривала натянуто, немногословно. В итоге объявила об отказе от Семена, а заодно и от мужа. Врожденная аномалия была списана на его алкоголизм.

Наши даунята

Вовка плакал, как ребенок, плакала Арина Николаевна, плакали родственники Светланы. Возникли серьезные опасения за психику молодой матери. Она же коротала томительные дни бок о бок с ребенком, которого уже не считала своим.

— Я бы сама его забрала, но мне седьмой десяток, — причитала Арина Николаевна. — Одной мне ребенка не поднять.

Эмоций добавил Сергей, старший брат Владимира. Сергей, живущий за тысячи километров, с утра до вечера спускал деньги на телефонные переговоры, выспрашивая подробности у матери. В итоге ошарашил всех, заявив, что заберет Семена к себе.

— Мы с женой искренне радовались, когда в семье брата родился Семен, и вдруг все рухнуло. Был человек — и как будто его не стало. Он живой, глазастый, ручками и ножками шевелит, и тут оказывается, что он уже не человек, а так — овощ с грядки, — рассказывает о пережитой нервотрепке Сергей. — Я понимаю, что у брата с женой в тот момент не было ни сил, ни желания залезть в интернет, почитать о даунизме, спокойно все взвесить, со специалистами поговорить. Да я сам толком ничего не понимал.

Дни и ночи штудировал статьи, комментарии, отзывы и дневники родителей даунят. Сам похудел, забил на работу, потерял ключи… Еще собственная жена все время плачет, дети ничего не поймут. На Вовку злился за его образ жизни и пристрастие к спиртному, злился на Светку, потому что она мать, злился на то, что вся наша большая семья рушится. Они могут избавиться от Семена, сдать его на поруки государства, но тогда они обречены на самобичевание до конца своих дней. Брат ко всему прочему покатится по наклонной. Ему не останется ничего иного, как ежедневно с утра до вечера лакать водку и пускать пьяную слезу.

Из прочитанного Сергей сделал сразу несколько выводов. Во-первых, от синдрома Дауна не застрахован абсолютно никто. Дети с таким отклонением рождаются и в абсолютно здоровых семьях. Во-вторых, на многочисленных интернет-форумах нет ни одного сожаления от родителей даунят, что они в свое время не отказались от ребенка. Их так и называют нежно и ласково — наши даунята. Да, они не такие, как все, их тяжелее растить и воспитывать, но при должном подходе, желании и любви они совершают казалось бы невозможное.

Сволочь последняя

После заявления Сергея в большой растревоженной семье наступило кратковременное затишье. Умолкли телефоны, затихли скайпы. Спустя сутки Сергею позвонил Владимир: «Я, конечно, сволочь последняя, но мне будет спокойно осознавать, что сын растет у тебя».

— Ты хоть понимаешь, что больше его не увидишь? — сурово переспросил Сергей. — У него должны быть одна мать и один отец, Семена нельзя больше травмировать. Никто из вас его больше не увидит.

Еще только успев появиться на свет, маленький Семен Владимирович, почти Высоцкий, сумел разрушить большую и некогда счастливую семью. Сергей с тяжелым сердцем обнял плачущую жену и взял билеты на самолет — через месяц его племяннику Семену предстоял перелет в другой город, на постоянное место жительства. Вовка еще пытался звонить брату, чего-то объяснять, но тот уже не брал трубку.

Подробности всего, что происходило дальше, покрыты тайной, известно лишь, что Владимир, потеряв надежду дозвониться до Сергея, стал осаждать Светлану, которая еще лежала в больнице. Много звонил, приезжал, стоял на коленях, что-то объяснял, уговаривал сохранить семью и не принимать поспешных решений... А спустя какое-то время в квартире Сергея раздался звонок от матери, Арины Николаевны: «Сережа, ты сдай билеты. Тут Вовка позвонил, просит помочь ему Светку из больницы забрать. Вместе с Семкой!»

Синдром Дауна приходится на одного из 700 новорожденных детей. Его появление не связано ни с расовыми, ни с экологическими, ни с физическими условиями жизни человека. Ребенок с таким диагнозом может появиться в любой семье.

Андрей Анохин

Источник: www.ampravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ