Архив:

Аутизм - не повод отказаться от обычной жизни! История успеха Тимура

У Тимура, сына главы Ассоциации родитетей детей с аутизмом Евгении Паничевской, – диагноз аутизм, но она не опустила руки, и в следующем году, благодаря качественной подготовке ребенка, он пойдет в обычную школу.

– Расскажите, с чего началось знакомство Тимура со школой-садом «Дитина з майбутнім»?

– Тимур обучался в этом саду чуть более полутора лет. Начинали с индивидуальных занятий в саду с психологом, логопедом, дефектологом, тогда это ещё было возможно. После занятий гуляли вместе с детками на площадке, и таким образом как-то влились в общий ритм, в коллектив.

Одновременно с этим в течение семи месяцев я искала спонсоров, мне очень хотелось, чтобы Тимур посещал сад «Дитина з майбутнім» на постоянной основе. Я наблюдала изменения в поведении сына, в себе, в семье, у меня появились силы и уверенность. Заниматься дома с Тимуром стало не просто легче, всё как-то обрело систему и смысл, я начала понимать, что и зачем делаю, можно было планировать и отслеживать динамику.

– Какие изменения происходили с ребенком?

– В саду Тимур догнал своих сверстников во всех необходимых для его возраста навыках, он стал менее пугливым и встревоженным, более заинтересованным в происходящем вокруг. Он как-будто бы открылся миру. Я точно знаю, что сама со всем этим не справилась бы. В саду Тимур научился рисовать, начал читать и писать, рассказывать истории, научился сопереживать. Он часто меня обнимает, говорит что любит, что я красивая. Он подружился со своим братом и младшей сестрой, они вместе играют, и часто я слышу, как во время их ребяческой возни он кричит старшему брату: «Не трогай мою сестру!».

Ещё недавно я не представляла, что Тимур будет проявлять к нам внимание и любовь. Я обращалась за помощью к психологам сада, мы вместе работали над сложными психологическими моментами. У Тимура были свои трудности, страхи, тревожность. Я не говорю, что мы избавились от всего, но многие моменты удалось сгладить. А самое главное – мне помогали во всём люди, которым я доверяла

– Как сейчас Тимур реагирует на внешний мир?

- Сейчас Тимур с удовольствием путешествует любым видом транспорта, ест любую еду, остаётся ночевать в новых местах. Он может чего-то не хотеть, чему-то сопротивляться, но это решаемые вопросы, с ним можно договориться. Я могу многое рассказать о том, в чём и как он менялся. Но мне многое в нём нравится, есть то, что не меняется и сильно не изменится, что делает его самим собой. Я как-то перестала воспринимать его аутичность как кошмар, как проблему. Сложно с окружающими, сложно с другими родителями, детьми, учителями, врачами. С Тимуром приятно и интересно, он мой особенный ребёнок, моя гордость, и он не сложнее других людей и детей. Всё время его пребывания в саду я видела, как он работает над собой, все его достижения – и его большая заслуга. Иногда я думаю, что он вполне мог не заинтересоваться нашим миром всерьёз, предпочесть остаться там, где был и просто наблюдать за нами. Но, он же мой сын – ему всё интересно, он любит жизнь! Он любит цветы, насекомых, запахи, слова, движение, дорогу, он любит пробовать, преодолевать, и он совсем ещё маленький мальчик, у которого в жизни уже столько всего было.

– Что дал садик лично вам как маме?

– Ещё один положительный момент пребывания Тимура в саду – моя возможность работать, жить какими-то своими интересами, делами, на часть дня отрываться от семейных и родительских обязанностей. Вечером я возвращаюсь домой, и у меня есть силы на общение с детьми, я рада встрече, я с удовольствием провожу с ними выходные. Я не схожу с ума от того, что я чего-то сегодня для Тимура не сделала, что делаю мало, что не всем членам своей семьи в равной степени уделяю внимание. Я знала, что сын получает всё необходимое, пока я на работе. За это время я успела создать Ассоциацию родителей детей с аутизмом, найти соратников, в какой-то мере разобраться в происходящем вокруг этой проблемы.

Я знаю, что многие мамы особенных детей лишены помощи, что они неотрывно при детях, что возможности жить свою жизнь, а не только с ребёнком-инвалидом, у них нет. Мало кто из детей с аутизмом имеет возможность посещать детский сад или школу, для большинства всё так и остаётся жизнью в индивидуальном режиме. То, что мой сын имел такой чудесный старт, то, что я имела возможность открыть для себя новые грани жизни, не жить с постоянной болью внутри, иметь помощь и поддержку, вернуть силу и веру – счастье для меня. И для мужа тоже, ведь всё это и его боль, и его проблемы. И всё это результат того, что наш ребёнок ходил в детский сад. Как все дети.

– Где сейчас обучается Тимур?


– Сейчас Тимур посещает группу короткого дня в обычном детском саду, потом, надеюсь, будет возможность перейти в группу полного дня. Тимуру этого очень хочется. Ему важно (и он говорит об этом), ходить в тот же сад, в который ходит его младшая сестра, и я уверена, что это реально. А если будут возникать сложности, я знаю, что всегда смогу обратиться за помощью к людям, которые вместе со мной растили моего сына, любят его, понимают и ценят – к специалистам сада «Дитина з майбутнім».

А в семь лет Тимур пойдёт в обычную школу. Его подготовка позволяет идти по этому пути. Я знаю, что он не такой, как другие дети, что он не и будет как все. Я не хочу производить впечатление человека, который не считает ничего проблемой, просто я решаю их по мере поступления. Я смогу говорить о школе тогда, когда Тимур будет там. А пока – ему 6 лет и он должен ходить в детский сад, а не сидеть со мной дома. Ведь у каждого из нас своя жизнь.

Источник: neboley.zp.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ