Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Жизнь продолжается

«Моя семья ничем от других семей не отличалась. Единственное — большая разница в возрасте между моими родителями: папе было 30 лет, а маме — 20. Мама семью не хотела. У неё были другие мечты: университет, карьера и будущая жизнь во Франции. Но планы резко изменились, когда я появилась на свет», — рассказывает девушка. Евгения родилась семимесячной. Врачи говорили, что она не выживет. К счастью, все обошлось. Но когда ей исполнился год, из больницы пришла неутешительная новость. ДЦП. Нет будущего.

Детство без улыбки

«Для моих родителей это было шоком — они не знали, что делать дальше. В какой-то степени это был приговор для всей семьи».

Прошло время — родители Евгении смирились. Но к 6 годам все-таки развелись.

«Я считаю, что моя мама не выдержала трудностей. Она погналась за несбыточными мечтами, а я ей оказалась не нужна», — вспоминает Евгения.

Будущее было предрешено. Стандартный путь инвалида в современном российском обществе: детский сад или интернат для инвалидов, специализированное училище и мало оплачиваемая работа.

«Чем старше я становилась, тем больше меня это стало угнетать, — говорит Евгения Петрова. — Я начала осознавать мир вокруг себя и задавать вопросы. Почему девятый класс был растянут на два года? Почему везде процветала коррупция? Мертвые души, отмывание денег, рабский труд, спартанские условия жизни! Настоящий кошмар. А люди еще удивляются, почему из интернатов выходят дети, озлобленные на всех. В конце концов, почему инвалиды смирились с такой убогой жизнью?».

В аттестате Петровой было написано — коррекционная школа.

«У людей ассоциируется это с тем, что я не совсем нормальный человек. Умственно. Куда мне потом пойти, если никуда не возьмут? Лишь в училище для инвалидов».

Однако у Евгении был свой собственный путь в жизни.

Время перемен

Она начала искать себе приличное место для учебы — колледжи и лицеи. Но везде отказывали.

«Меня никуда не брали из-за моей второй группы инвалидности и плохого аттестата. Я была в отчаянии, но не собиралась сдаваться», — говорит Евгения.

В итоге, один из лицеев все-таки принял девушку. Сначала была специальность «швея-мотористка». Потом отделение расформировали: её группу направили к полиграфистам-печатникам. Женя училась со здоровыми ребятами.

Помимо этого, Женя активно стала заниматься общественной деятельностью.

«Папа всегда мне говорил, что я не инвалид, я здоровый человек, просто особенный. Нужно участвовать, быть активной в этой жизни, не нужно обращать внимание на косые взгляды со стороны людей, учил меня отец», — рассказывает она.

«Я пришла в Краевое общество инвалидов, где собиралась молодежь. Познакомилась с новыми людьми, искала единомышленников, — продолжает Евгения. — И уже спустя полгода я попала в Молодежный парламент Пермского края».

Евгения пыталась показать, что нет никакой грани между здоровыми и инвалидами.

«Представьте себе красивую девушку, модель. Она успешна и богата. Но у неё иногда бывают мигрени. Поэтому она принимает таблетки. Её друзья позовут на дискотеку в клуб, а она не может пойти — сильно болит голова. Относительно них — модель ограничена, в какой-то степени является инвалидом. Поэтому каждый человек ограничен в чем то, — увлеченно говорит Женя. — Я хотела добиться интеграции инвалидов в общество, чтобы они учились вместе с обычными детьми. Для этого надо создать дружную команду, куда будут входить и инвалиды тоже. Наша группа будет активно заниматься общественной деятельностью в школах, детских садах и интернатах».

Она считает, это все пережитки СССР, когда пропагандировалось, что советский человек — всегда здоровый и сильный. А когда рождался инвалид, то его скрывали подальше от людских глаз.

Евгения работала с законопроектом по образованию, пыталась что-то изменить. Но потом все застопорилось. Да и времени не было.

Волк-одиночка

Закончив лицей, девушка решила поступить в вуз. «Хотела попасть в ПГУ, но денег не было на репетиторов, поэтому по экзаменам поступила туда только на заочное отделение. Там мне сказали, что можно попробовать силы в Высшей школе экономики. Я поехала туда. К счастью, особых проблем не возникло. Я поступила на историко-политологический факультет», - рассказывает Евгения.

Она была единственным инвалидом в вузе.

Но это ей не помешало добиться у ректора, чтобы у первого корпуса поставили перила и пандус. «Это было нужно не только мне, но и всем. Студенту с тяжелой сумкой ведь будет проще подняться по пандусу, чем по длинной лестнице? - вопрошает Евгения. – Я добилась уважения у одногруппников, ко мне все студенты очень хорошо относятся. А первые курсы меня всегда рады видеть, так как я служу им примером, что не нужно сдаваться в этой жизни. Правда, близких друзей у меня там нет. Я своего рода, волк-одиночка».

В будущем после окончания вуза Женя Петрова планирует еще более активно заняться общественной деятельностью, возможно, даже попытаться выйти на политическую арену. «Я хочу, чтобы каждый инвалид был активным. Мы особенные. Инвалиды – это необыкновенные люди. Талантливые, веселые, добрые, счастливые. Нужно избавить людей от жалости к нам. Нас должны уважать. И тогда, я уверена, сломаются все стереотипы в нашем обществе. По крайне мере, я буду бороться до конца», - говорит отважная девушка.

Дмитрий Овчинников

Источник: www.aif.ru