Архив:

Паралимпиада: в здоровом теле незрячий дух

Здоровые спортсмены косят под инвалидов, чтобы победить на соревнованиях и получить мзду за награду.

Сухие новостийные сводки по окончании Паралимпиады в Лондоне: «Российская сборная показала феноменальный результат, завоевав в общекомандном зачете 102 медали. Министр спорта России Виталий Мутко объявил, что спортсмены с инвалидностью за медали получат премиальные наравне со здоровыми спортсменами. Всего на премии спортсменам с инвалидностью государство выделяет 286 млн рублей». Деньги были выплачены в срок. Страна ликовала. Журналисты возносила героев до небес в телерепортажах и на газетных полосах. Тем временем сами спортсмены-инвалиды с остервенением ринулись готовиться к следующим соревнованиям — Олимпиаде в Сочи. И только люди, которые не понаслышке знакомы с кухней инвалидного спорта, в очередной раз разводили руками: «Как же так? Ведь только слепому не видно, что вместо некоторых инвалидов на старт выходили здоровые люди...»

Тема «всемирного надувательства» на Паралимпиаде давно обсуждается в среде спортивных комментаторов. Не дает она покоя и настоящим инвалидам, которые по понятным причинам не проходят на чемпионаты Европы и мира.

Кто на самом деле участвует в Паралимпийских играх, как «инвалиды» проходят медкомиссию и получают заветные справки, зачем здоровым людям косить под больных — в материале «МК».

Небольшая «двушка» в центре Москвы.

Меня встречает мужчина средних лет. Представляется: «Валерий Мельников, отец паралимпийской чемпионки по плаванию Ольги Соколовой. Сам — многократный чемпион России».

Располагаемся на кухне.

Валерий — слепой. Совсем. Реагирует лишь на яркий свет. И всё.

Для начала вводит меня в курс дела. Объясняет, что пловцы-инвалиды по зрению делятся на три категории — В1, В2, В3. В международной квалификации — иные буквы и цифры (S11, S12, S13). Суть одна.

— Спортсмены, выступающие в категории В1, — тотально слепые или реагируют только на свет. Вот как я. Я даже на движение руки не реагирую. Такая же ситуация и у моей дочери Ольги. Ей 36 лет, она выступает именно в этой сложной категории. Спортсмены, выступающие по В1, плывут в очках, стекла которых наглухо заклеены пластырем или изолентой. После преодоления дистанции очки проверяются судьями. Это нюансы, что касаются только категории В1.

— В остальных категориях существуют послабления?

— В других категориях, кажется, вообще не придерживаются никаких норм и правил. Вот тут и начинаются фокусы. Например, в категорию В2 входят спортсмены, которые должны видеть движение руки не далее 2 метров. В В3 — люди, видящие не далее 6 метров. Но заметьте, видеть они должны лишь движение руки, никак не шевеление пальцев. По сути, у тех, кто относится к категории В3, не должно быть и 10 процентов зрения. Но это все прописано только на бумаге. На деле ситуация обстоит иначе. Не случайно наши спортсмены постоянно перескакивают из В3 в В2. Сетуют: мол, зрение ухудшилось. Так, тем, кто перешли в В2, попроще завоевывать медали.

— Расскажите на конкретных примерах.

— Например, есть такая чемпионка Анна Ефименко. Она носит контактные линзы, а вот медицинскую квалификацию можно проходить без них. Плыть также можно в линзах, что является прямым нарушением всех правил. Но это никто не проверяет. Эта девушка ездила уже на вторую Олимпиаду. Без медалей она, естественно, не возвращалась. Хотя в Лондоне — «золото» не взяла. Да, со зрением у нее действительно нелады — ей ставили близорукость. Но в контактных линзах она практически зрячий человек. По словам нашего тренера, у нее даже нет справки ВТЭК (врачебно-трудовая экспертная комиссия, что устанавливает причину инвалидности). Помню, Аня ко мне подошла и сказала с укором: «Валера, зачем ты врешь, что не видишь? Ты же мне прямо в глаза смотришь!» А находилась она в тот момент в 5 метрах от меня. Представляете, насколько у нее хорошее зрение, если она увидела, куда мой зрачок смотрит?

— Выходит, практически любой зрячий человек может прикинуться слепым, обмануть врачей и рвануть на Паралимпиаду?..


— Я понятия не имею, как наши паралимпийцы проходят медкомиссию. Но думаю, что без денег и связей здесь не обходится. Недавно я слушал радиопередачу, посвященную Паралимпиаде. Вела эфир конькобежка Светлана Журова, которая тоже усомнилась в инвалидности наших спортсменов. Задала тогда резонный вопрос вице-президенту Всероссийского общества слепых Лидии Абрамовой: «Я смотрю на нашу пловчиху Савченко и вижу, что она абсолютно зрячий человек, на инвалида не похожа — по ее глазам видно. Как же она выступает в незрячей программе?» На что Абрамова нашла достойный ответ: «Вы знаете, она у нас очень хорошо адаптирована. У нас незрячие научились ориентироваться по запаху и звуку». Я тогда от души посмеялся. Интересно, а машину тоже по запаху или по звуку можно водить? Об этом говорят все паралимпийцы. Девушку не раз пытались подколоть наши ребята: «Как же ты машину водишь, а плаваешь по Б2?» Она ничуть не растерялась: «Ну и что? Автомобиль я водить могу, а так — не вижу».

«Здоровые спортсмены на медкомиссии косят под незрячих»

— С лондонской Паралимпиады ваша дочь Ольга Соколова вернулась без медалей. Что случилось?

— Это была ее пятая Олимпиада. В Лондоне Оля заняла лишь 7-е место. Возможно, на неудачное выступление повлияла атмосфера, в которой ей пришлось жить три недели. Оля выступает в категории В1. Она полностью незрячий человек. Есть специальное положение, что незрячие спортсмены на соревнования должны ехать с сопровождающим. Так вот, моя дочь отправилась в Лондон без своего тренера и без сопровождающего. Потому практически все три недели, проведенные в Англии, просидела в гостиничном номере. Лишь однажды она уговорила тренера другой спортсменки выйти с ней на улицу и помочь купить сувениры. Один раз ей помогли спуститься на завтрак. А уж о том, чтобы выйти в город, даже речи не шло — желающих сопроводить слепую так и не нашлось. У Ольги после такого отношения случилась истерика. Хотя по натуре она сильный, выдержанный человек. И тут я вспомнил старые времена. Я ведь уже 38 лет выступаю за сборную Москвы. Тоже плаваю. Помогать незрячим — всегда считалось делом чести… Сейчас спортсмены, которые видят, — сами по себе, незрячие — сами по себе. Никто никому не протянет руку помощи.

— Но вопрос о сопровождении паралимпийцев должен был оговариваться заранее?

— Перед отъездом паралимпийскую сборную принимали в Кремле. Неожиданно рядом оказался министр спорта Мутко. Дочь объяснила ему, что незрячего спортсмена обязательно надо страховать на соревнованиях, чтобы избежать травм. Когда паралимпиец плывет, он не видит стенку — для этого нужен тренер, который бы направлял своего подопечного, подсказывал, когда нужно делать поворот… Олину беседу с министром спорта прервала вице-президент общества слепых: «Оля, не придумывай, у тебя же есть сопровождающий!» Тем не менее в Лондон дочка поехала одна...

— Спортсмены-паралимпийцы общаются между собой?

— В Лондон отправилась команда из 13 пловцов. По Б1 проходили лишь моя Оля и еще одна женщина из Волгограда. Из мужчин двое незрячих — Александр Чекуров из Волгограда и Рустам Нурмухаметов и Магнитогорска. Все остальные к слепой категории не имеют отношения. Большинство из них заканчивали обычные спортшколы, сейчас учатся в институте. По-моему, только Александр Голинтовский из Питера учился в школе для незрячих. Хотя видит он вроде как прилично. Спокойно один гуляет по улице, ориентируется, читает книги. По его словам, у него просто падает зрение.

— Неужели большинство наших спортсменов-инвалидов являются обыкновенными людьми, более того, выпускниками спортшкол?..


— Большинство заканчивали обычные школы. С раннего детства тренировались в спортшколах. Вот, например, Даша Стукалова, молодая пловчиха, здоровая девица, за ее плечами профессиональная спортшкола. Ее ведь на Паралимпиаду поначалу не пропускали. Не проходила она по зрению как инвалид. Ей так и говорили: «Ты хорошо видишь». Но тренер нашей сборной Игорь Тверяков незадолго до Паралимпиады вывез Дашу на какие-то международные соревнования для незрячих, куда она прошла отбор. И уже после этого каким-то чудом получила доступ на Паралимпиаду.

— Насколько я понимаю, сами паралимпийцы даже не пытаются скрыть надуманный недуг?

— Все обо всем знают, но молчат. Возьмем нашу чемпионку Оксану Савченко. Тренер нашей паралимпийской сборной самолично дал ей путевку в жизнь — перевез ее с Камчатки в Уфу, выделил ей квартиру, устроил спортсменку в институт. Ей ведь даже машину подарили, на которой она, не стесняется разъезжать по городу…

Или некий Степан Смагин. У него один глаз зрячий, другой — проблемный. Таким людям даже не дают группу инвалидности по зрению. Тем не менее он уже много лет выступает на чемпионате России, участвует в международных соревнованиях, представляет нашу страну на чемпионате Европы и мира. И на последнюю Паралимпиаду его каким-то образом протолкнули, но предупредили, что последний раз допускают Смагина к играм такого уровня. Но тем не менее свое «золото» и премиальные он получил.

Пойдем дальше. Знаменитый пловец Александр Неволин-Светов. Тоже якобы слепой! Парень с детства занимался профессиональным спортом, закончил спортшколу, до сих пор тренируется по два раза в день. Показывает результаты зрячего мастера спорта. На последнем чемпионате России он проплыл 100-метровку вольным стилем за 52 секунды! Поверьте, это фантастика! Я всю жизнь плаваю и знаю: чтобы достичь таких результатов, надо быть здоровым и талантливым. Те, кто общается с Александром, считают, что он абсолютно здоров. Мой знакомый тренер рассказывал, что медкомиссию этот спортсмен проходит по своей давно выработанной методе.

— Неужели незрячий спортсмен не может достигнуть тех высот в спорте, которые подвластны зрячим?

— Таких единицы. Вот Рустам Нурмухаметов был зрячий. Ослеп после травмы. Начал тренироваться и достиг приличных результатов. Но этот человек занимается плаванием больше 10 лет. Много тренируется, потому и достиг приличных результатов. А вообще, чтобы подготовить незрячего спортсмена к соревнованиям уровня чемпионата России, уходит лет 8—10. Я уж не говорю о международных соревнованиях и тем более — о Паралимпийских играх. Незрячего человека ведь надо научить технике плавания, проводить с ним тренировки минимум по два раза в день, найти сопровождающего. И зачем так напрягаться, если можно взять готового спортсмена из спортшколы, у которого, возможно, существуют всего лишь какие-то мало-мальские проблемы со зрением?

Миллионы за обман

— Все эти махинации совершаются ради заработка?

— Почему нет? Например, за нашу сборную сейчас выступают два паралимпийца из Белоруссии. В Белоруссии суммы премиальных за медаль гораздо ниже, вот парни и поменяли страну. Эти профессиональные спортсмены получили российское гражданство, прописались в Москве. Но разве их можно назвать инвалидами? Вот у Ромы Макарова — катаракта, но видит он прилично. У Сережи Пунько, по-моему, атрофия нервов, но процентов 30 он видит. И на все эти нюансы тренеры закрывают глаза. Главное — спортсмены привезли «золото»! Мы гордимся вами! Мужественные люди!

— Какова награда за обман?

— Расскажу про Москву. Участники Паралимпийских игр получают ежемесячно пожизненную президентскую стипендию в размере 30 тысяч рублей. Конечно, эта сумма будет со временем индексироваться. Также правительство Москвы платит стипендию тем спортсменам, которые на чемпионатах России занимают призовые места. Причем неважно, «золото» ты выиграл или «бронзу». Там тоже набегает сумма порядка 10 тысяч рублей. Я всегда принимаю участие в подобных соревнованиях, и для меня такая поддержка существенна. Если спортсмен стал олимпийским чемпионом, ему выплачивают ежемесячно около 90 тысяч рублей.

— Отдельно платят и за медаль?

— За «золото» у нас платят 4 миллиона рублей. Оплачивают не больше двух наград. Выходит, спортсменка получила 8 миллионов от Спорткомитета — и такую же сумму ей выдали в своем регионе. Считаем: за лондонскую Паралимпиаду Оксана заработала в общей сложности 16 миллионов рублей. Сумасшедшие деньги! Но одной Паралимпиадой дело не ограничивается. Все те же самые «инвалиды» ездят на чемпионаты мира, Европы, откуда привозят тоже приличные премиальные. Таким образом, идет зарабатывание денег. И здесь я не могу никого обвинять. Кто же откажется от такого соблазна?..

— Подобные вещи стали происходить, когда люди поняли, что на спорте высших достижений можно заработать?

— Моя дочь говорит: когда спортсменам начали выплачивать такие огромные премии, тогда это безобразие и расцвело пышным цветом.

— То есть раньше ничего подобного не случалось?

— Расскажу на собственном опыте. В 1973 году я закончил интернат для слабовидящих детей. Поступил на предприятие — тогда в Москве было около 17 предприятий для инвалидов по зрению. В первый день ко мне подошел физрук, записал меня на плавание. Замечу, к каждому такому предприятию был прикреплен работник физической культуры, причем, как правило, ими являлись чемпионы страны. Я много тренировался, стал ездить на соревнования. Вскоре меня заметил старший тренер сборной Москвы и пригласил в команду незрячих. Тренировки начинались с 7 утра. Чтобы добраться до бассейна, мне приходилось в 4.30 выходить из дома. Жизнь кипела. Соревнования проводились почти каждую неделю. В конце года для инвалидов устраивали спортивные вечера, перед нами выступали артисты. Никакого обмана близко не было. Но и денег, правда, тоже не платили. Кстати, тогда существовало всего две категории пловцов: В1 — тотально слепые и В2 — все остальные. Третьей группы не было. Интересный момент: в то время на соревнования не допускались инвалиды III группы по зрению — они считались зрячими, хотя справка об инвалидности у них была. Сейчас выступают и те, кто вообще не имеет подобной справки.

— Когда появились первые лжеинвалиды?

— Когда начались выезды за границу. Где-то в 1979 году СССР впервые вывез своих инвалидов в Польшу. Состав сборной отбирался по итогам чемпионата СССР. Вроде эта поездка еще была честной. Зато на следующей начались подставы. За границей ведь в то время всем хотелось побывать. В плане обмана «впереди планеты всей» выступала Украина. Первый раз я заметил подставу в 1981 году, на чемпионате страны, который проводился в Алма-Ате. Там Украина представила своего спортсмена — «инвалида по зрению», некоего Гречишникова. На тот момент этот человек являлся чемпионом страны среди зрячих по подводному плаванию… Был от Украины еще один любопытный персонаж. Тоже якобы незрячий. Его подвел длинный язык. Однажды, после окончания соревнований, мы разговорились, и вдруг он неожиданно ляпнул: «Приезжайте ко мне в гости, я вас на мотоцикле покатаю». Мы выпали в осадок: как так, на мотоцикле?! Ему ничего не оставалось сделать, как признаться: «Нашему тренеру пообещали выдать квартиру, если мы выиграем чемпионат страны. Но тогда мне все это казалось несерьезным.

— Когда же отличилась Россия?

— Когда впервые наша команда выехала на Паралимпиаду в Сеул. Дело было в 1988 году. Но тогда еще масштабы лжи были не настолько катастрофичны. Явная подстава случилась в 2000 году в Австралии, куда выезжала моя дочь. Тогда страна узнала имя нашего знаменитого чемпиона — уфимца Андрея Строкина. Плавать он начал в начале 90-х годов. Регулярно завоевывал первые места на чемпионате Европы, мира, привозил паралимпийское «золото». Строкин постоянно мелькал по телевизору, о нем говорили по радио, его награждали комплиментами: «герой, молодец, мужественный человек». И все бы хорошо, если бы года три назад Андрея Строкина не заметили за рулем автомобиля. Представляете, он сам преодолел 250 километров, чтобы добраться до города, где проходили Игры! Что же, теперь он прославленный чемпион, и ему нечего стесняться…

«Нормальный человек не может постоянно косить под инвалида»

— В сборных командах других стран — такая же ситуация?

— Самое страшное, что это проблема мировая. Все работает по одинаковой схеме, но, может, не в таких объемах. Например, за Украину выступает спортсмен, который входит в состав обычной сборной страны по плаванию. Только среди зрячих он выше 5-го места не поднимался, а среди слепых он чемпион.

— Подобное происходит только среди инвалидов по зрению?

— Мне рассказывали случай про одного спортсмена-ДЦПшника. На него смотреть было страшно, когда он на костылях хромал по стадиону. Зато, возвращаясь в гостиницу, товарищ мгновенно забывал про свой недуг. Однажды в аэропорту он заметил, что его чемодан забыли. Так он с перепуга схватил костыли под мышку и бросился за багажом что есть мочи. И такие проколы в отношении липовых инвалидов — постоянны. Те же незрячие сначала жалуются, что ни черта не видят, а потом кидают взгляд на часы, расположенные на противоположной стене бассейна: «Еще много времени осталось». Или другая наша паралимпийская чемпионка заметила однажды на своей сопернице новые фирменные тапки. Не удержалась: «Какие шлепки красивые, фирменные». Это она за пять метров разглядела логотип на чужих вьетнамках… Я все это к чему: здоровый человек не может себя все время контролировать, играть роль незрячего, вот и забывается подчас.

— Наверняка комментаторы как никто другой замечают этот обман?

— Конечно, они-то не слепые. Да и среди нас, незрячих, дураков тоже мало. Помню, сидим мы на очередном чемпионате России по плаванию среди слепых. Ребята преодолевали 100-метровку. Слышу, объявляют результаты — 52 секунды, 53… Я в шоке, не выдержал, озвучил свои мысли: «Ничего себе инвалидики плавают! Результаты здоровых спортсменов показывают!» Тут ко мне поворачивается наша чемпионка Анна Ефимова: «Сейчас нет инвалидного спорта — сейчас спорт профессиональный». И тут я задумался. Ведь она права — все, кончился инвалидный спорт!

— Если об этих фактах известно всему свету, почему все молчат?

— Перед Лондоном случился небольшой скандал, но потом историю замяли. Борцы из Уфы обратились в Паралимпийский комитет и во Всероссийское общество слепых в отношении пловчихи Оксаны Савченко. Ребята тогда возмутились: почему в Англию едет здоровый спортсмен, а слепого борца откидывают за борт?! Ответа парни не получили. Но здесь все очевидно: России нужно завоевывать «золото», и не важно, какими способами. Поэтому на серьезные соревнования надо брать не инвалида, который непонятно, выиграет или нет, а тех людей, которые точно принесут награды стране. Та самая Оксана была очевидным претендентом на золотые медали. В итоге она и поехала.

— Неужели никто из настоящих инвалидов не принимает участие в таких соревнованиях?

— Расскажу про чемпионат России среди незрячих. В мое время на подобные соревнования приезжали команды из 18 регионов. По положению каждая команда должна была представить не меньше 8 спортсменов, куда должны были входить 2 спортсмена из категории В1 — полностью слепые. Что мы видим сегодня? Сейчас из каждого региона на чемпионат России приезжает по одному-два человека. Потому что все слабовидящие инвалиды понимают: им ни за что не занять здесь первые места, перспектив ноль. И смысл участвовать в этом цирке? Вот мне уже 57 лет. Я постоянно занимаю первые места в чемпионате России. А знаете почему? Потому что из категории В1 я один выхожу на старт. И мне дают золотую медаль. Я — чемпион России. Конечно, мне хорошо — ведь за это я получаю пенсию. Но разве так должно быть? Я понимаю, что это смешно. Что касается Паралимпиады, настоящих незрячих спортсменов у нас осталось от силы пять человек: две женщины, которым уже под 40, и трое мужчин. И все. За ними никого нет.

— На последней Паралимпиаде наши настоящие незрячие спортсмены что-то завоевали?

— На Паралимпиаду попали всего четыре полностью незрячих спортсмена, которые выступали по категории В 1. Они не завоевали ни одной медали. И теперь их вряд ли отправят на следующие Игры. Зачем, если медалей они не приносят, заниматься с ними надо в 10 раз больше, чем со здоровыми ребятами, — и смысл тратить на них время и деньги? А деньги там крутятся колоссальные. Сборы проходят на Кипре, в Швейцарии, в Арабских Эмиратах... И зачем раскошеливаться на инвалидов, которые, возможно, еще и не прославят Россию?

Мнение эксперта

Мы попросили прокомментировать ситуацию первого вице-президента Паралимпийского комитета России, президента Федерации спорта слепых Лидию Абрамову.

— Если раньше, много лет назад, подобные вещи еще были возможны, то сейчас это исключено. Я так думаю. Дело в том, что после каждого чемпионата России призеры проходят серьезную медицинскую экспертизу перед отбором на более серьезные соревнования. Далее спортсмены подвергаются углубленному медицинскому обследованию, компьютерным исследованиям. Более того, каждый из них проходит еще одно медицинское освидетельствование за две недели до начала соревнований и непосредственно накануне проведения игр. Если тот или иной инвалид по зрению не соответствует медицинскому классу — его исключают из состава команды. Требования сейчас очень ужесточились. Я, конечно, не врач и не могу на глаз определить, видит человек или нет. Сотрудники Паралимпийского комитета при отборе спортсменов на соревнования руководствуются только медицинскими заключениями. В суть медицинских вопросов мы не вникаем — здесь мы некомпетентны. Так что полностью доверяем специалистам в этой области. Конечно, русские мудрецы на все способны — могут и справку липовую достать; также есть у нас один регион, который ранее грешил подобными махинациями. Но хочется надеяться, что сегодня ситуация в корне изменилась.

Ирина Боброва

Источник: www.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ