Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Людей вводят в искушение, чтобы взять ребеночка и заработать"

Вчера правительство России одобрило законопроект Министерства образования и науки о мерах по стимулированию усыновления. Документ предлагает с 1 марта увеличить компенсацию усыновителям детей-инвалидов, братьев-сестер и детей старше 7 лет до 100 тыс. рублей и снять ограничение по соответствию нормам жилого помещения для принимающей ребенка семьи. Поправки приведут к тому, что детей будут усыновлять ради заработка и затем в лучшем случае оставлять без внимания, а в худшем – подвергать издевательствам, предупреждает в беседе с «НИ» председатель правления региональной общественной организации «Право ребенка» Борис Альтшулер.

– В какой мере увеличение выплат до 100 тыс. рублей побудит малообеспеченные семьи усыновлять детей ради улучшения материального положения?

– Опасность огромная. У нас все время крен на то, чтобы просто деньги дать, но это не решает проблему. Деньги тратятся на что угодно. Получается, что детей берут ради денег, а не ради их самих. Представьте, если ребенок – инвалид, его взяли, деньги получили. А ведь инвалид очень болен, может легко умереть. Потом разбирайся, отчего это произошло, а деньги уже в кармане. Боюсь, это все начнется сразу в огромных количествах. Плохих людей все эти проверки не отличат, так как нет сопровождения, поддержки, постоянного отслеживания, как там ребенку в семье. Любой нормальный человек ориентируется на желание иметь ребенка. Финансовые вещи вторичны. Создавать ситуацию, когда будут брать ребенка ради денег, – это безнравственно. Обеспеченные семьи не будут из-за этого брать. А малообеспеченные, возможно, будут.

– А какие меры, по-вашему, должны предприниматься для стимулирования усыновления?

– Первое – это то, что называется декретный отпуск. Его надо ввести при усыновлении. Период первичной адаптации ребенка, независимо от его возраста, в новой семье всегда сложен, и если родители должны уходить на работу и оставлять его одного или непонятно с кем, то какая адаптация? Нужен отпуск с сохранением содержания на период в два-три месяца. Усыновление – это как рождение нового ребенка. Второе – медицинские льготы. При усыновлении не всегда видишь медицинские проблемы, которые потом начинают вылезать. Очень важно специальное бесплатное обслуживание в специализированных медицинских центрах. Третье – отдых. Я имею в виду санаторный отдых, когда это нужно ребенку. Но нельзя, чтобы ребенок ехал сам. Должно оплачиваться и место для родителя. Ребенок уже побыл в интернатах один. А поездка с родителем – тоже часть адаптации. Эти вещи гораздо важнее одноразовых финансовых подачек.

– А что еще необходимо ввести, чтобы россияне захотели усыновлять детей?

– Главное – то, что написано у президента России в указе № 1688 от 28 декабря 2012 года. В нем поручено правительствам регионов разработать механизмы психолого-педагогической и иной поддержки граждан, которые принимают ребенка-сироту. За этими словами очень много стоит. Психолого-педагогическая, медико-социальная, правовая поддержка – это те услуги, которые оказывают на дому. Полагаю, что такого рода плановая помощь абсолютно необходима, когда речь идет о больных, старших, трудных детях.

– Как должна осуществляться эта помощь?

– По договору с семьей. То есть служба, оказывающая эту помощь, заключает договор с родителем при желании об оказании таких услуг. А родитель тогда обязан показывать ребенка специалистам этой службы и допускать их в семью для осмотра условий проживания и того, как происходит общение с ребенком. Открытость семьи позволит осуществлять настоящий, ненавязчивый и очень эффективный контроль, в отличие от того, который сейчас осуществляют органы опеки и попечительства, приходя раз в три месяца, открывая ботинком дверь и проверяя, что в холодильнике, разбросаны ли игрушки. Это не контроль. Когда же служба сопровождает, это делается по договору с семьей, семья получает комплекс услуг и вправе от него отказаться, стать более автономной. Я говорю о том, что развивалось в России с 2000 года восемь лет, – о патронатном воспитании, которое в 2008 году уничтожили. Его нужно срочно вводить.

– Сегодня в России нет таких служб?

– Я знаю, что Сергей Миронов и Елена Мизулина внесли закон о патронатном воспитании, какие-то изменения в Семейный кодекс, закон об опеке и попечительстве. Пока я эти документы не видел, но очевидно, что в договоре о передаче ребенка на патронатное воспитание должны присутствовать не только орган опеки и родители, но и сопровождающая служба. Сейчас у нас этих служб почти нет. Где-то чего-то создается, но сразу же начинаются злоупотребления. Выбиваются огромные деньги на создание новых служб. Чиновники используют проблему для наживы вместо того, чтобы принять простой акт, который бы обязал уже существующие социальные службы, которых у нас очень много, так работать. Кроме этого, можно перепрофилировать ряд сиротских учреждений. Это дешевле, чем сейчас делают. А никто об этом вообще не говорит. Внесены лишь законодательные предложения по деньгам, а по механизмам поддержки Министерство образования не шевелится. Я советовал бы читать внимательнее указ президента.

– Насколько допустимо позволять усыновлять детей тем семьям, чьи квартиры слишком малы для проживания такого количества людей?

– Это какое-то приглашение к злоупотреблениям. Дают деньги и снимают ограничение. Документ о жилищных условиях не нужен. Говорится, что вместо этого органы опеки и попечительства будут приходить и проверять. Это вздор. Только очень глупые люди могут писать эти законы. Проверить может лишь специальная служба, которая этим занимается. Эта служба должна профессионально отслеживать, как живет семья. Это не одноразовый визит замотанных донельзя сотрудников опеки, а специалисты, которые взаимодействуют с семьей. Специализированные службы также должны подбирать ребенка для родителей, как делают во всем мире. Ребенок находится в центре, а в РФ все наоборот: есть человек, который хочет взять ребенка, и ему показывают детей. Как детский магазин, где дети – товар.

– С какими опасностями могут столкнуться усыновленные дети, которые попадут в неблагополучные семьи?

– Гибель ребенка – это крайняя ситуация. Дети могут столкнуться с пренебрежением, отсутствием любви, внимания, когда они не нужны. Это, конечно, будет проявляться. Читали русские народные сказки о мачехе и падчерице? Может быть много злоупотреблений. Они и сейчас есть. У нас очень много возвратов. Причина только одна: нет никакого сопровождения, никакой поддержки семьи. Первый абзац указа Путина пока никто не прочитал из тех, кто должен исполнять. Финансовая сторона в вопросах любви к ребенку абсолютно вторична. Я за то, чтобы платили. Но первое и главное – облегчение жизни натурой, услуги. Упор на финансовую сторону вводит очень многих людей в искушение за счет того, чтобы ребеночка взять и заработать. Это очень порочный подход.

– Что вы думаете о вступившем в законную силу запрещении на усыновление американцами российских детей?

– Я сразу назвал этот закон людоедским. Сделайте все необходимое, чтобы россияне брали детей-сирот в семьи, и тогда не придется запрещать усыновление в Америку: оно само прекратится. А начали с того, что детей заперли. Это уже отразилось на тех детях, которые познакомились с американскими родителями и не уехали. Это просто катастрофа.

– Кому этот закон выгоден?

– Чиновникам. На каждого ребенка, который находится в детдоме, тратится один-полтора миллиона рублей. Половина идет на обслуживание, а другая половина – это всяческие ремонты, сверхдорогие программы помощи детям-сиротам. Это все прокручивают чиновники на региональном уровне. Значительная часть денег идет прямо в их широкие карманы. В 2011 году 965 детей были усыновлены в США. Сколько потеряла из-за этого интернатная система? Примерно 50 миллионов долларов. Представляете, какой потерей для чиновников является отъезд каждого ребенка в США! Самое страшное для чиновников – опустение интернатов. Поэтому неслучайно в 2008 году уничтожили патронатное воспитание: начали пустеть интернаты. Как сказала в частной беседе одна крупная московская чиновница из этой сферы: «Учреждениям тоже нужны дети».

Диана Евдокимова

Источник: www.newizv.ru