Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Это гестапо. Дискриминация, невежество, варварство"

В Свердловской области женщина-инвалид хочет сдать губернатору Куйвашеву свою медаль ордена «За заслуги перед Отечеством»

Свердловчанка Людмила Коноплина, инвалид с детства, лауреат многочисленных премий, медалист и кавалер орденов, автор девяти книг, вице-президент международного парламента ассоциации инвалидов и т.д. и т.п. - в общем, не последний человек в движении за защиту прав людей с ограниченными возможностями, решилась на отчаянный шаг. Пообещала сдать губернатору Евгению Куйвашеву свою медаль ордена «За заслуги перед Отечеством». Эту медаль ей вручали указом президента РФ Владимира Путина, и вот теперь она хочет вернуть ее государству. Людмила Лукьяновна написала об этом письмо в редакцию Znak.com, и мы попытались выяснить, чем власть так обидела женщину.

Написать-то письмо Людмила Лукьяновна написала, а координаты оставить забыла. Чтобы найти ее телефон, пришлось звонить знакомым чиновникам, которые занимаются соцзащитой и правами человека. И каждый из этих чиновников говорил: «О-о, Коноплина! Да не связывайтесь вы с ней. Не поймешь, что ей надо!» Или: «У-у, Коноплина! Тяжелый человек. Конфликтный характер. Лучше не пишите!»

Мы решили обязательно написать.

Насчет тяжелого характера – ну, не знаю. Скорее всего, Людмила Коноплина – просто не очень удобный для власти инвалид. В представлении политиков инвалид же должен быть каким? Желательно послушным, спокойным, со всем согласным. Куда его на колясочке привезли – там и сидит. Радуется всему, в ладоши хлопает. Позаботился о нем – он на тебя смотрит благодарно и ласково. Пандус там ему присобачил, или кнопочку специальную у магазина поставил - инвалид тебе спасибо сказал. Раз в год встретился, сфотографировался, грамоту дал – и хорошо. Если же инвалид начинает проявлять самостоятельность, требовать чего-нибудь и не хочет на своей колясочке ездить, куда ему скажут, то происходит непонимание. Ты же инвалид? Куда тебе…

Коноплина – именно такой неудобный инвалид и есть. Характер у нее не столько конфликтный, сколько просто непривычно твердый для 60-летней женщины, которая по своей квартире ходит с огромным трудом, по улице передвигается в инвалидной коляске, всю жизнь поддерживает себя лекарствами и специальным аппаратами. Как известно, характер выковывается в трудностях. Тут по-другому и произойти не могло.

Людмила Коноплина – жертва эпидемии полиомиелита, которая бушевала в СССР в середине 1950-х годов. Эта страница в истории советской эпидемиологии до сих пор не слишком известна. Страшная болезнь поражала детей по всему миру, но именно в СССР из информации о вспышке сделали государственную тайну, информацию о заболевании засекретили. Зачастую родители просто не знали об опасности, угрожающей детям (а полиомиелит переносится легко, почти как грипп, – воздушно-капельным путем или через загрязненные руки и пищу). До сих пор нет общей цифры заболевших детей, по оценкам самого сообщества переболевших – это около 150 тысяч человек в Советском Союзе.

В конце 1950-х годов появилась прививка от полиомиелита, но к тому времени жизнь десятков тысяч детей советских детей уже была искалечена навсегда. Полиомиелит вызывает паралич и последующую атрофию отдельных мышц или целых конечностей. Искривленные, безжизненные ноги, невозможность ходить или сильная хромота - вот последствия болезни.

Людмила переболела в 1954-м году, когда ей было девять месяцев, – сделав первые шаги, попала на больничную койку, и с тех пор уже никогда не могла ходить нормально. Она, впрочем, прожила полную жизнь, работала инженером на уральском заводе, и заново открыла себя в конце 1990-х годов, когда вместе с другими инвалидами съездила в США и посмотрела, как там живет сообщество disabled persons. Разница оказалась колоссальной, и не только в том смысле, что у них там везде пандусы и специальные подъемники, а у нас даже перила не на всех лестницах сделаны. «Самое важное – это положение инвалида в обществе. У нас всего 5% таких людей социально активны, 95% гниют в своих домах и почти не выходят на улицу. В Штатах инвалиды – активные участники собственной реабилитации, они встречаются, общаются, помогают обществу и друг другу», - рассказывает Людмила Коноплина.

Из Америки она вернулась с idée fixe – открыть в Екатеринбурге международный информационный центр реабилитации инвалидов, в котором люди с ограниченными возможностями могли бы собираться - в первую очередь для общения и совместной деятельности. Предполагалось, что там будут интернет-кафе, тренажерный зал, классы для семинаров и тренингов, кружки по интересам, детская комната и т.п. Работали бы в центре, в том числе, сами инвалиды, которые могут помогать собратьям по несчастью справляться с трудностями и учить их быть полноценными членами общества.

Коноплина включилась в реализацию этой идеи с энергией человека, который всю жизнь провел в борьбе с болезнью. Она нашла недалеко от своего дома здание недостроенного детского сада, составила проект центра, нарисовала план и… принялась писать письма. Каждый день она писала по одному письму: депутатам, мэру и вице-мэрам, губернатору, министрам, полпредам, президенту, бизнесменам, в общем, наверное, не было в Свердловской области и всей стране влиятельного человека, который бы не получил письма от этой женщины. За все это время (а Людмила до сих пор пишет по письму в день) она написала четыре тысячи писем.

Поначалу идею открытия центра восприняли хорошо: в 1999 году проект поддержал Эдуард Россель, в 2000 году – администрация Екатеринбурга. Несколько лет проект обсуждался в правительстве, потом его передали в Минсоцзащиты, которое распорядилось идеей по-своему. Вместо «Международного центра инвалидов» в подысканном Коноплиной детском саду в 2008 году открыли «Областной центр реабилитации инвалидов». В общем, тоже хорошее дело, правда? «Только они перевернули всю идею с ног на голову! – поясняет Людмила. – Получилось учреждение больничного типа, попасть куда можно только по путевке и куда отправляют в основном стариков – на уколы. Это же полная подмена идеи. Я хотела дать возможность активной реабилитации молодым инвалидам, которые могут жить, работать, создавать семьи, помогать своей стране. Эта должна была быть открытая площадка, а они сделали обычную больницу – сто семьдесят первое, что ли, такое учреждение. А информационно-консультационного центра у нас до сих пор нет».

Мечта о строительстве центра – не единственный повод столкновения Коноплиной с государством. Ей, неудобной женщине, вечно что-нибудь надо. То она выступает против закона о монетизации льгот (а как не выступишь, если вся монетизация обернулась обманом: раньше, например, был бесплатный проезд в общественном транспорте, а теперь 50 рублей в месяц дают – два раза на автобусе съездить?). То просит признать права переболевших полиомиелитом (ведь доходит до смешного – про Всемирный день борьбы с полиомиелитом никто не говорит, зато про Всемирный день туалета – в каждом СМИ). То просит предоставить возможность инвалидам пользоваться городскими бассейнами. То еще что-нибудь.

Эта женщина, понятно, надоела всем. Восемь часов она просидела в здании администрации президента в Москве, надеясь встретиться и рассказать о проблемах. Ее выставили за дверь, под дождь. Пока выставляли, уронили с коляски. Осталась фотография: сидит Людмила Коноплина в коляске, смотрит на табличку «Приемная администрации президента», а перед ней милиционер стоит: «Не пущать». В международную декаду инвалидов пыталась попасть к вице-премьеру Жукову – тоже не пустили (оказалось, секретарь, говоривший с ней по телефону, забыл записать). От депутата-единоросса Андрея Исаева ее выгнал помощник. К Нарышкину пройти тоже не получилось.

С местными зато повстречалась. «Евгений Порунов мне прямо сказал: предложенный вами центр открыть сложно, у нас дефицит бюджета. То есть на «Лексусы» у него не дефицит бюджета, а на инвалидов – дефицит!» - удивляется Коноплина. Порунову она вручила специальную международную «желтую карточку», которую дают чиновникам, нарушающим права инвалидов (пресс-служба администрации Екатеринбурга об этом почему-то не рассказала). В августе прошлого года встречалась с главой администрации губернатора Яковым Силиным. Он ее выслушал, даже пообещал провести специальное совещание, но потом почему-то забыл. И когда Людмила Коноплина 3 декабря, в Международный день инвалидов, приехала в резиденцию губернатора на коляске, Яков Петрович к ней и вовсе не вышел. «Передал через охрану, что встретится в январе. На календаре февраль. Не встретились», - вздыхает женщина. Про Высокинского и Якоба – примерно в тех же выражениях.

«Это гестапо. Колоссальная дискриминация, невежество, варварство. Вся их работа гроша ломаного не стоит, если они не могут обеспечить права инвалидов. Вот сейчас они носятся с ЭКСПО. ЭКСПО, может быть, и хорошая идея, но, скажите, зачем мне нужен их «Глобальный разум» (тема заявки ЭКСПО-2020 в Екатеринбурге – прим. ред.), если этот разум не может решить конкретные проблемы конкретных людей?» - говорит Людмила Коноплина. Ей не хочется жаловаться на екатеринбургских чиновников своим европейским друзьям, но ведь если пожалуется – всей PR-программе «ЭКСПО» нанесет такой урон, что потом десятками миллионов рублей не смоешь. Видано ли: город стремится принять международное событие, а инвалида на порог не пускают.

Если бы еще какого-то рядового, малозаметного человека. Так нет же: Людмила Коноплина, в общем, известна – и не только в России. В 2003 году она и несколько других переболевших полиомиелитом уральцев организовали автопробег через всю Европу, где с инвалидами встречались послы и уполномоченные по правам, министры и мэры городов. А еще она написала и издала девять книг о проблемах инвалидов, удостоена награды уполномоченного по правам человека, губернаторской премии, а также той самой медали ордена «За заслуги перед Отечеством», которую пригрозила сдать губернатору Евгению Куйвашеву, если он не найдет время с ней встретиться (Коноплина просит об этой встрече с мая 2012 года – с момента назначения Евгения Владимировича). «Эта медаль сейчас – самый бесполезный предмет в моем гардеробе», - шутит она. Но вообще-то настроено серьезно. Оказывается, уже даже написала письмо в администрацию президента РФ по поводу того, что хочет сдать награду обратно. Оттуда пришел ответ: сдать можно только тому лицу, кто ходатайствовал о награждении, в данном случае – губернатору Свердловской области. Обратилась в администрацию губернатора, там отвечают: нет такого закона, чтобы принимать у вас медаль обратно. Почти комичная, в общем, ситуация. Пока о ней не узнали федеральные СМИ и какой-нибудь Аркадий Мамонтов не пригласил Людмилу Коноплину в свою студию. Тогда всем резко станет не до смеха.

Теперь у Коноплиной есть новый проект: она надеется открыть «Международный центр инвалидов», о котором мечтает с 1998 года, в здании муниципальной библиотеки в Ремесленном переулке. Опять пишет всем письма и очень надеется на встречу с губернатором: «Он молодой, прогрессивный, должен думать о проблемах инвалидов. Я хочу ему помогать», - говорит Коноплина. В окружении самого Куйвашева пока стараются оградить губернатора от встречи с женщиной, применяя в описаниях последней самые неблагозвучные эпитеты.

И это не только из-за «сложного характера» самой Людмилы Коноплиной. Просто защита прав инвалидов – это деятельность, на которую способно лишь зрелое государство, твердо усвоившее, что стабильная демократия базируется не только на волеизъявлении большинства, но и на защите прав меньшинства. В России, где права меньшинств – национальных, сексуальных, идеологических – зачастую не только не защищаются, но и намеренно угнетаются, трудно ожидать по-настоящему дружелюбного отношения к инвалидам, чьи интересы особенно затратны и хлопотны в своей защите.

Дмитрий Колезев

Источник: www.znak.com

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ