Архив:

Шпага вместо костыля

Питерские фехтовальщики на инвалидных колясках мечтают о победах на Паралимпиаде и… спортзале

Еще секунда — и начнется схватка. Два противника застыли друг против друга со шпагами. Странным кажется только одно: оба спортсмена сидят в инвалидных колясках, прилепленных к специальному помосту. Паралимпийскому фехтованию в Петербурге учат только в одной школе. Ее воспитанники побеждают на российских и международных соревнованиях. Даже несмотря на то, что в школе катастрофически не хватает самого необходимого — спортивных колясок, оружия, защитных жилетов и масок.

Эйфман обидел «колясочников»

В паралимпийском отделении школы фехтования «Спартак» полным ходом идет тренировка.

— Выпрямите руку! Укололи — и назад ушли! — командует тренер.

Спортсмены — все как один на инвалидных колясках — вряд ли когда-нибудь смогут буквально выполнить это указание. Но это не мешает им мастерски орудовать рапирой, саблей или шпагой. И это несмотря на то, что у некоторых спортсменов не двигаются кисти — оружие им привязывают к запястью эластичным бинтом.

В крошечном тренировочном зале без окон не развернуться. Душно. Еще бы, ведь зал находится в подвальном помещении школы фехтования, рядом — две бани «Спартака». Нормальной вентиляции нет. Равно как и туалетов, приспособленных для инвалидов. Да и вообще, попасть на тренировку непросто — несколько порогов, узкие двери, извилистый коридор. Для человека на инвалидной коляске — настоящая полоса препятствий. Но спортсмены не жалуются. Четыре раза в неделю они добираются сюда и тренируются по 3–4 часа.

Впрочем, такие спартанские условия были не всегда.

— Паралимпийское фехтование появилось у нас в школе в 2008 году, — рассказывает заслуженный тренер России, директор СДЮШОР по фехтованию «Спартак» Роза Тойсова. — В 2006 году я побывала на чемпионате мира в Турине и там впервые увидела, как фехтуют на инвалидных колясках. Подумала тогда: а не попробовать ли и нам? Детский спорткомплекс «Здоровье» предоставил нам базу для тренировок. Там у нас были просторный зал, широкие двери и никаких порогов. Как раз то, что надо для «колясочников». А потом, к нашему великому горю, на комплекс положил глаз Борис Эйфман. Ему должны были построить Академию танца. А пока шло строительство, Эйфману отдали наш зал. Мы боролись, боролись, но в итоге оказались в этом подвале на улице Чайковского... Но мы еще не теряем надежды вернуться обратно в наш хороший зал.

Полное отсутствие даже минимального комфорта не испугало ни спортсменов, ни тренеров. В подвал потянулись новые фехтовальщики. Школа за свои деньги купила для них коляски (они крепче обычных — сделаны из титана. Каждая стоит около 80 тысяч рублей) и специальные подиумы (около 100 тысяч рублей). Две коляски намертво фиксируются на этих подиумах, и спортсмены фехтуют на расстоянии вытянутой руки друг от друга. К слову, правила почти такие же, как в обычном фехтовании. Рапиристы и саблисты могут «колоть» соперника в любую часть тела. А вот шпажисты — только выше пояса (в обычном фехтовании уколы шпагой можно наносить в любую часть тела, кроме затылка). Попадание «в цель» приносит долгожданное очко.

Женщины и левши — грозные соперники

Один удар фехтовальщики на колясках могут оттачивать месяцами. Но это упорство уже принесло свои результаты. Из последних побед: воспитанник школы Антон Ковалев в 2011 году стал бронзовым призером на Первенстве Европы по паралимпийскому фехтованию. А Сергей Бушманов в прошлом году выиграл бронзу на чемпионате России.

— Я сам был немного шокирован, — говорит Сергей Бушманов. — Я только год занимался фехтованием. А уже стал мастером спорта и даже победил на нескольких соревнованиях. Наверно, мне помогло то, что я и до травмы был спортсменом, привык к нагрузкам. Занимался капоэйрой, футболом, хоккеем с мячом. А потом в деревне неудачно нырнул в речку, она оказалась очень неглубокой. И сломал себе шейный позвонок.

Теперь Сергей не может ходить. Плохо работают у него и кисти рук. Но в фехтовании в нашей стране с ним могут соперничать лишь пара спортсменов.

— Иногда я заранее вижу, какой удар мне нанесет соперник, — признается Бушманов. — Сложности возникают с левшами. У них другой угол атаки. Но нам в школе повезло. У нас есть левши, с которыми можно тренироваться. А еще мне непросто фехтовать с женщинами. В моей категории «С» (фехтовальщики с травмами шейного отдела позвоночника. — Ред.) такие бои допускаются. Когда я впервые пришел в школу, увидел, что тренер — симпатичная девушка. Она мне кричит: «Коли в меня!» Я не понимал, как вообще можно руку на женщину поднять? Сначала мне было очень неудобно. А потом ничего, привык.

Без колясок и жалости

Симпатичная девушка-тренер — это мастер спорта по фехтованию Екатерина Маянц. В 2008 году она сама подошла к директору школы «Спартак» Розе Тойсовой и попросилась тренировать паралимпийцев.

— Сейчас я тренирую и фехтовальщиков на ногах, и на колясках, — говорит Екатерина. — Чисто физически сложнее с последними. Слишком много тяжелого инвентаря — коляски, подиумы — приходится доставать перед тренировками, а затем убирать. А волонтеров у нас мало. К тому же некоторые спортсмены еще не научились пересаживаться из своих колясок в спортивные. Приходится им помогать. А это довольно тяжело. Есть и еще один момент... Спортсмены на колясках болеют чаще, чем обычные фехтовальщики, и устают быстрее. Но жалеть их нельзя. Им это только мешает...

Вот уже четыре года Екатерина Маянц проводит с «колясочниками» по 4–5 часов в день. За свою работу она получает всего пять тысяч рублей в месяц. А ведь не исключено, что кто-то из ее воспитанников поедет представлять страну на Паралимпийских играх в Сочи в 2014 году...

— Поддержки от государства нет практически никакой, — сожалеет Екатерина. — Такое ощущение, что просто кому-то в правительстве нужна галочка: да, у нас в Петербурге есть паралимпийское фехтование, мы оплачиваем спортсменам выезды на соревнования. А в каком виде мы выезжаем? Нам в этом году только выдали костюмы сборной. Я уж не говорю про то, что наши спортивные коляски уже приходят в негодность. Латаем их из последних сил. А ведь наша школа — единственное место в городе, где инвалиды могут заниматься фехтованием...

С колясками в школе и правда беда. Их всего пять. А спортсменов — десять. Вот и приходится людям с ДЦП, с ампутацией нижних конечностей, тяжелыми травмами позвоночника то и дело «перепрыгивать» с одной коляски на другую, уступая место своим напарникам.

— Недавно мы ездили на Кубок Москвы, — рассказывает Екатерина Маянц. — Некоторым нашим спортсменам пришлось фехтовать в колясках, которые принадлежали школам других городов. А они даже по размеру нашим ребятам не подходили. А ведь спортивная коляска — это как кроссовки. Вы можете себе представить, чтобы перед серьезными соревнованиями спортсмен отдал «коллеге» свою обувь, потом передал следующему и так далее? На первенстве России среди юниоров в прошлом году Антон Ковалев занял 3-е место. Бронзу с ним тогда разделил мальчик из Новосибирска. Так тому город выплачивает ежемесячную стипендию в 10–15 тысяч рублей. Для 17-летнего мальчишки, к тому же инвалида, это огромная помощь. А нашему Антону за победу не дали ни копейки... Когда такое происходит, задумываешься: зачем вообще тогда заниматься паралимпийским фехтованием?

Вот только сами паралимпийцы уже не могут без ежедневных встреч с рапирой или шпагой. Бабушка шестерых внуков 47-летняя Разиля Ермакова тренировками буквально живет.

— Что бы я делала без фехтования? Не знаю, — говорит Разиля Ермакова. — После тренировок такой бодрячок чувствую! Я даже удивляюсь себе. Фехтование — это отличная реабилитация. Мы ведь постоянно двигаемся. К тому же еще и общаемся друг с другом. Мир теперь не заканчивается за пределами наших квартир. Недавно вот вся команда вместе с тренерами приезжала ко мне в гости. А теперь я мечтаю о медалях. К сожалению, на соревнования пока еще не ездила. Я «чайник» в фехтовании. Но когда-нибудь, надеюсь, придет и мое время. И я еще выступлю на Паралимпийских играх....

Катерина Кузнецова

Источник: spb.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ