Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Дефектная работа", или Как выжить инвалиду?

«Дефектная работа» - так охарактеризовала одна из участниц «круглого стола» деятельность бюро медико-социальной экспертизы. На просьбу же пояснить ответила, что под этими словами подразумевает непрофессиональное отношение к своим обязанностям... Остается добавить, что не только МСЭ, на наш взгляд, заслуживает столь негативной оценки. А впрочем, судите сами.

Понимая, насколько болезненны и серьезны проблемы, которые выносятся на обсуждение, приглашения на «круглый стол» по проблемам инвалидов были разосланы первым руководителям регионального здравоохранения, социального развития, центра занятости, пенсионного фонда. Однако большинство передоверили право присутствовать и отвечать на вопросы своим подчиненным. Но некоторым, очевидно, было недосуг вникнуть в тонкости каждой жалобы. Поэтому многие из них даже упомянуты не были. Однако это не означает, что журналисты и правозащитники ими в дальнейшем не займутся. Судя по количеству обращений наших читателей, самый тревожный и больной вопрос - работа специалистов медико-социальной экспертизы.

Поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступали с тобой

Наталья Бессонова, зам. руководителя ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Мурманской области»: Готова ответить по тем вопросам, которые у меня есть. Первая жалоба - Виктор Евгеньевич (фамилию по просьбе обратившегося не указываем. - Ред.), инвалид 3-й группы, сегодня приглашен на освидетельствование. (От ред.: Виктор Евгеньевич подал документы на освидетельствование в декабре 2008 г., приглашение в МСЭ до настоящего времени не получал. А нет инвалидности, нет и пенсии. Живет один. Частые приступы эпилепсии.) Согласно документам правительства сроков освидетельствования у нас нет вообще. Задержки с оформлением происходят по объективным причинам, у нас создалась очередь.
Людмила Лопатко, корреспондент «Мурманского вестника»: Поясните, пожалуйста, очередь образовалась по какой причине - много обращений инвалидов или недостаток специалистов?
Бессонова: И то и другое. Следующий пациент - Эдуард Художилов последний раз был освидетельствован в июне 2008 года. По представленным документам оснований для пересмотра инвалидности на 2-ю группу 3-й степени нет. Было рекомендовано лечение и дообследование в стационаре. (От ред.: Эдуард Борисович перенес 2 инсульта и 2 инфаркта, сейчас проблема с тазобедренным суставом, передвигается по квартире на коляске, живет один. Врачи поликлиники рекомендовали ему оформлять инвалидность на 2-ю гр. 3-й степени.) Еще одна жалоба. Людмила Антонова последний раз освидетельствована в марте 2008 года. Инвалидность установлена бессрочная. По тем данным, когда она была у нас, оснований для первой группы не было. В этом году не обращалась.
Евгения Федоровна (фамилию по просьбе не указываем. - Ред.) в январе 2008 г. освидетельствована, оснований для инвалидности не было. Если есть какие-то изменения в здоровье, пусть обращается.
Лопатко: О каких еще изменениях или о каком здоровье может идти речь, если женщине 76 лет, она блокадница, и по вашей вине не может получить вторую пенсию, которая положена ей по закону?
Бессонова: Мы действуем согласно нормативным документам, постановления правительства № 95 «О порядке признания лица инвалидом» и приказа минздравсоцразвития РФ № 535. Ни в одном из них не написано, что блокадникам должны присваивать инвалидность. Кстати, в 181-м законе подробно сказано, кто имеет право на этот статус. Само заболевание - это не основание для инвалидности, количество болезней тоже. Мы оцениваем состояние здоровья в комплексе.
Лопатко: Сколько специалистов входит в комиссию, когда проводится обследование? Люди жалуются, что их освидетельствовал один врач, а решение комиссии подписали четверо.
Бессонова: Нормативно количество специалистов не определено. Но одного быть не может, потому что решение принимается коллегиально.
Виктор Чирков: Позвольте, но меня обследовал на МСЭ один врач!
Бессонова: Но это не значит, что других не было в комиссии. Они знакомятся с документацией. Мы имеем право на заочное освидетельствование по 95-му постановлению.
Татьяна Малыгина: Я пришла сюда не как должностное лицо, а для того, чтобы дать разъяснения по жалобам пациентов. Я работала в филиале № 10 до недавнего времени. Руководители данного медучреждения вопреки постановлению РФ, на которое часто здесь ссылаются, установили самостоятельный, совершенно особый порядок проведения экспертизы, согласно которому комиссия врачей фактически подменена приемом одного специалиста. Документы врачами МСЭ фактически не оценивались, все поставлено в угоду количеству, а не качеству. Действительно, необходимые подписи проставлялись другими членами комиссии задним числом.
Документы о нарушении процедуры и порядка проведения МСЭ в учреждении мной были направлены в прокуратуру и министерство здравоохранения с указанием конкретных фактов.
Даже если экспертиза и проводится, то полноценная информация не доводится до пациента. Порой человек уходит с комиссии, даже не зная группу инвалидности, потом возникают вопросы, повторные обращения. Отдельные врачи с больными обращаются достаточно грубо. Пациенты уходят в слезах. Были от них заявления к руководителям бюро МСЭ, но они не были услышаны.
Нередко осмотр больного проводился одним врачом по всем профилям заболеваний, и решение выносилось им же. И хотя хирурга и невролога в комиссии не было, пациентам предоставлялась просто ложная информация о их присутствии. Более того, и в решение вносятся «заключения» от отсутствующих врачей.
Это порочная практика. В многочисленных документах МСЭ записи врачей внесены одной рукой, значит, и смотрел людей только один специалист. А потом все дружно подписывают документы пациентов, которых не видели.
Руководитель главного бюро предлагал недовольным инвалидам оспаривать решение. Люди приходят в главное бюро, а там сидят те же лица. Разве они изменят свое решение? И как правило, подтверждается решение первичного бюро. За все время работы я не слышала, чтобы отменялось какое-то решение. К составлению индивидуальных реабилитационных программ в МСЭ абсолютно формальный подход.
Лопатко: Спасибо вам. У нас есть жалоба от Андрея Алексеевича (по его просьбе фамилия не называется. - Ред.), по ней сейчас про