Архив:

"Меня долечили до двух инфарктов и клинической смерти, но я выжил, чтобы наказать врачей"

Бывший прапорщик полиции, ставший инвалидом II группы, решил отстоять свои права по закону

Бывший прапорщик полиции, ставший инвалидом II группы, не собирается мстить - он пришел в «КП», чтобы рассказать, как потерял здоровье и чего стоит залеченному пациенту отстоять свои права в нашей стране

Госпиталь или пыточная?

Первый тревожный звонок случился 8 марта 2011 года. У Евгения Демидова, который служил патрульным в московском метрополитене, начались сильные боли в груди с приступами тошноты. Вызвали Скорую. «Меня отвезли в 55-ю горбольницу, где оказали первую помощь и предложили госпитализацию», - вспоминает Евгений, - «Но я отказался, подумал: зачем ложиться в гражданскую больницу, если есть свои, ведомственные?». На следующий день прапорщик Демидов пошел в поликлинику № 2 МВД по г. Москве. Там оценили серьезность ситуации и выдали направление на госпитализацию... в отделение гастроэнтерологии. Евгений безропотно отправился в филиал ведомственного госпиталя в подмосковной Ивантеевке.

- Боли в груди не прекращались, давление доходило до 190, но лечащий врач назначил довольно мучительное для меня обследование - велоэргометрию (это «езда» на тренажере-велосипеде с подключенными датчиками для слежения за работой сердца - нагрузка еще та!), - рассказывает Демидов. Впрочем, пытка оказалась бессмысленной: поставить диагноз так и не удалось, поскольку «накатать» до необходимых результатов пациент из-за боли не смог...

«Решайте вопрос сами»

В конце концов врачи-гастроэнтерологи, похоже, осознали, что сердечник - не их пациент, и спустя две недели Евгения таки перевели в кардиологическое отделение госпиталя. Но там начались новые испытания. «Лечащий врач сразу же сообщил мне, что всех необходимых анализов в госпитале не делают, поэтому некоторые придется самостоятельно сдать в частной клинике за 2000 рублей», - продолжает Демидов. По его словам, заведующая отделением, услышав жалобу пациента на такое злоупотребление, лишь махнула рукой: «Решайте вопрос сами».

Худо-бедно, пролежав в госпитале несколько недель, Евгений был выписан с диагнозом «гипертоническая болезнь». «При этом еще до выписки меня направляли на консультацию профессора-кардиолога в Боткинскую больницу, там заподозрили риск инфаркта миокарда и рекомендовали несколько серьезных исследований, на которые я имел право вне очереди по медпоказаниям и как ветеран боевых действий в Чечне», - поясняет Демидов. - «Но врачи госпиталя необходимых мер не приняли».

«Мое сердце остановилось»

А меньше чем через 2 месяца у прапорщика Демидова случился инфаркт. На этот раз больного без разговоров госпитализировали в 7-ю горбольницу, где бесплатно провели дорогостоящее исследование сосудов сердца - коронароангиографию и рекомендовали аортокоронарное шунтирование (АКШ). Подлечив, пациента выписали под наблюдение врачей уже знакомой ведомственной поликлиники № 2.

Осенью 2011-го Евгений лег на операцию по шунтированию, и в ходе подготовки к ней случился второй инфаркт. «Медики городской клинической больницы № 7 снова спасли меня и поставили диагноз «ишемическая болезнь сердца», - рассказывает Демидов. А потом произошло абсурдное и страшное: пациента с тяжелым сердечным диагнозом отправили на реабилитацию в гастроэнтерологию - то самое отделение ведомственного госпиталя, где начинались мучения прапорщика. «Там не было ни подходящих специалистов, ни необходимого лечения - мне становилось все хуже и хуже», - вспоминает Евгений.

...Потом было еще несколько госпитализаций и выписок - «несмотря на плохое самочувствие», как говорит пациент. 27 марта 2012-го Демидов очередной раз вышел из госпиталя МВД, а на следующий день Скорая отвезла его в городскую больницу с жалобами на сильные боли в груди. У Евгения случилась остановка сердца - клиническая смерть. Бригада медиков 7-й горбольницы спасла ему жизнь в третий раз - запустив сердце с помощью дефибрилляции (электроразрядов).

К ответу!

«Я считаю действия и бездействие врачей клинического госпиталя медико-санитарной части МВД России по г. Москве вопиющим нарушением их профессиональных обязанностей, а также нарушением моих прав на жизнь и здоровье», - написал в своей жалобе Евгений Демидов, ставший инвалидом II группы. Жалобы он разослал сразу в несколько инстанций: Росздравнадзор, Следственный комитет, в Управление медицинского обеспечения Департамента МВД России.

- Росздравнадзор и эксперты МВД подтвердили нарушение многих правил и порядка лечения, но у них нет полномочий привлечь к ответственности врачей и обязать их выплатить компенсацию, - рассказывает пострадавший пациент. - Поэтому пришлось также подать иск в суд. Состоялось уже несколько заседаний, сейчас я ожидаю проведения медико-судебной экспертизы, которая должна подтвердить, что именно халатность и небрежность врачей привели к тому, что я потерял здоровье.

Комментарий медика

«Врачам надо было заполнить пустые койки»

Мы дозвонились до врача-эксперта, который участвовал в служебной проверке работы ведомственных медиков по жалобе пострадавшего Демидова. Эксперт попросил не называть своего имени («я человек в погонах и без приказа руководства публично выступать не могу»), но согласился ответить на вопросы.

- Как могло получиться, что пациента с жалобами на сердечные боли несколько раз клали в отделение гастроэнтерологии?!

- В ходе служебной проверки мы задавали этот вопрос врачам, но вразумительного ответа получить так и не удалось. Я могу предположить, что, скорее всего, в отделении гастроэнтерологии был недобор пациентов, и его решили восполнить таким способом.

- Демидова начали обследовать методом велоэргометрии, и он говорит, что это была настоящая пытка.

- Если пациент жалуется на боли в грудной клетке, то тактика обследования и лечения должна быть принципиально другой! Такого больного должны сразу госпитализировать в отделение интенсивной терапии или в реанимацию под круглосуточное наблюдение. Необходимо лечение, чтобы полностью купировать боли в грудной клетке, и только после этого может ставиться вопрос о том, чтобы проводить какие бы то ни было нагрузочные тесты, включая велоэргометрию.

То есть тактика ведения пациента была изначально неверная. Гастроэнтерологи не имели соответствующей квалификации, это был непрофильный больной для них, поэтому «что знали, то и использовали». Хотя, в принципе, любой врач, поняв, что пациент не его профиля, должен принять все меры, чтобы перевести пациента в профильное отделение как можно быстрее.

Мнение правозащитника

«Все зависит от экспертизы и степени независимости суда»

Президент Национального агентства по безопасности пациентов и независимой медицинской экспертизе Алексей Старченко:

- Такие процессы в нашей стране длятся по 3 - 5 лет. Сначала месяцев 7 - 8 уйдет на судебно-медицинскую экспертизу, потом сторона, которую не устроят результаты, будет ее обжаловать, могут назначить еще несколько экспертиз...

На практике, чтобы добиться компенсации, нужно доказать, что пациент стал инвалидом именно в результате ненадлежащего лечения и (или) бездействия врачей. В свою очередь медики обычно настаивают, что больной пострадал не потому, что его плохо лечили, а поскольку изначально имел тяжелую патологию. Хотя, в таком случае надо ставить вопрос о том, что эту патологию должны были обнаружить при диагностике и принять соответствующие меры, чтобы избежать осложнений (в том числе инфаркта в случае Евгения).

В общем, отстоять свои права будет непросто, но при толковом адвокате - вполне реально. Что касается компенсации за моральный вред, то в этой ситуации она, скорее всего, составит тысяч 50 - 70 рублей, не больше. Такая у нас практика, если пациенты становятся инвалидами II группы группы и судятся с бюджетными учреждениями. Для героя статьи дополнительной преградой может оказаться еще и то, что ответчиками будут медики из ведомственного госпиталя МВД - родственной правоохранительной структуры...

Анна Добрюха

Источник: www.kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ