Архив:

Бума не будет

Оперативно отвоевав сирот у американцев, российские чиновники, как и обещали, занялись мерами поддержки отечественных усыновителей

Их итогом должен стать усыновительский бум. Для этого министерство образования предложило, а Госдума поддержала следующие идеи: отказаться от справки «о соответствии жилого помещения санитарным и техническим правилам и нормам», сократить срок вступления в силу решения суда об усыновлении с 30 до 10 дней, продлить срок действия медицинских справок для опекунов и усыновителей с 3 до 6 месяцев и — аттракцион невиданной щедрости! — вручать каждому, берущему в семью ребенка-инвалида, сразу нескольких детей или ребенка старше 10 лет единовременное пособие в размере 100 тысяч рублей.

Может быть, для постороннего наблюдателя это звучит убедительно. Хотя почему-то и не вызывает желания стать усыновителем. Всем же, кому близка эта тема, ясно: ничего общего защитой сирот и ростом числа усыновителей такие решения не имеют. Нет, мы, конечно, благодарны правительству за пока не угасающее внимание к вопросу — вот бы еще забыть причины, по которым это внимание возникло... Но, может, стоит услышать самих усыновителей?

На пресс-конференции президент Путин, отвечая на вопрос журналиста-усыновителя о возможных мерах, сказал: «Если вы хотите меня спросить, что вот конкретно сейчас надо написать, я еще подумаю. Это нужно со специалистами, с экспертами, посоветоваться. С такими людьми, как вы — говорю совершенно без всякой рисовки... Это не пустые слова. Надо поговорить с теми людьми, которые воспитывают детей, принятых в семьи. Там существует много нюансов.» Ни с тем журналистом, ни со многими другими усыновителями и опекунами пока никто не посоветовался. Хотя с волонтерами вон перед принятием закона о волонтерах посоветовались — а потом сделали все ровно наоборот... Но Путин, тем не менее, прав: нюансов существует много. И мы готовы о них говорить.

Заведи себе козу

Давайте по порядку. Замечательно, если в списке необходимых документов станет на одну бессмысленную справку меньше. Хотелось бы знать, зачем ее вообще включали в этот перечень... Ведь, хотя ее оформление занимает около месяца, она свидетельствует об организации вентиляции в вашем санузле, но никак не о готовности или не готовности быть приемным родителем. И даже не о том, куда вы планируете поставить кроватку и подходит ли ваш дом для ребенка — это заключение пишут органы опеки, также осматривающие жилье кандидатов в усыновители.

То же самое про сокращение срока вступления в силу решения суда. Конечно, 10 дней лучше, чем 30. Но почему никто не вспоминает, что решение о продлении этого срока было принято совсем недавно — 1 января 2012 года. До этого срок был 10 дней. Потом стал 30. Теперь снова 10. Очень по-нашему: заведи себе козу, а потом избавься от нее и будешь счастлив.

Хотя, по-моему, единственной правильной мерой было бы указывать на решениях суда по усыновлению «к немедленному исполнению» и выдавать их усыновителям прямо в зале суда. Ведь до тех пор, пока на решении нет отметки о вступлении в законную силу, вы не имеете права забрать ребенка домой. И значит, еще месяц или 10 дней ваши сын или дочь проведут сиротском учреждении. Зачем? ! А зачем наша судья раз за разом переносила день заседания или просто забывала сказать нам, что ее не будет на работе? Почему после нескольких часов ожидания под дверью однажды невзначай сообщила нам: «А все ваши документы потеряны.» А само заседание, которого мы с замиранием сердца так долго ждали? Когда опять прождав неизвестно чего под дверью, мы заглянули внутрь, судья буркнула: «Пришли? Ну, и идите домой». Так что важнее, замена 10-ти дней на 30, а потом снова на 10 — или добросовестная работа судов?

Едем дальше. Хорошо, если медицинский документ будет действителен не три месяца, а полгода. Это такой листок формата А4, с которым надо обойти 5 диспансеров и нескольких специалистов в государственной поликлинике. Заключение каждого специалиста должно быть заверено подписью руководителя учреждения и «гербовой» печатью. В результате на вашем листочке появится 29 (!) печатей — специально подсчитала их на своем. За каждой из которых будут часы в очередях, грубость врачей, формальные анализы и осмотры. В среднем его оформление займет у вас 2-4 месяца. А через три месяца он снова станет недействительным. Нет, теперь через шесть. Спасибо! Но, может быть, стоит, в принципе, пересмотреть подход к этому медосмотру — столь же трудоемкому, сколь и бессмысленному? И заменить пару-тройку штампов, например, общением с семейным психологом?

И еще: довольно часто приемные родители вначале берут ребенка под опеку, а потом уже оформляют усыновление. Например, если по закону его пока нельзя усыновить, так как с момента его оставления не прошло положенных полгода. Так было и в нашем случае. Понимая, как влияет на детей каждый день, проведенный в сиротском учреждении, мы оформили опеку и забрали сына домой. А через несколько месяцев снова собирали все те же самые документы и проходили тех же самых врачей (да, опять 29 штампов). Помню, как терапевт, узнав меня, с непонятным злорадством сказала: «Что, не дали вам ребенка? Заново все проходите?» Так может опекунам, становящимся усыновителями, не надо снова проходить те же бессмысленные круги? Может, стоит как-то упростить процедуру и позволить им вместо беготни по инстанциям проводить время с ребенком?

Почем нынче дети?

Ну и про пособие. Тут даже как-то сложно подбирать слова. Потому что мы и чиновники, принимающие подобные решения, явно находимся в разных системах координат. Давно уже можно было бы понять: деньги не являются главным стимулом появления детей. Вот сразу после введения материнского капитала (а еще лучше — до) и понять. Изучать исследования, показывающие, что рождаемость среди женщин самого детородного возраста, например, в 2010-м году (через три года после введения материнского капитала) стала даже ниже, чем в пост-дефолтовом 1999-м. То есть что он в лучшем случае, служит поддержкой, но не влияет на количество детей в семьях. Что уж говорить про единовременные сто тысяч за самых сложных приемных детей... Хотя нет, давайте говорить! Сто тысяч за инвалида? А что вы получите за эти 100 тысяч? Даже специальная инвалидная коляска для ребенка с ДЦП обойдется вам минимум в половину этой суммы, а максимум в два раза больше. Может быть, за эти деньги в вашем доме и во всей округе появятся нормальные удобные пандусы?

Транспорт неожиданно станет доступным для людей с ограниченными возможностями? По соседству возникнут специализированные и инклюзивные детские сады, школы, поликлиники, готовые оказывать вашему ребенку качественную и бесплатную помощь? И за дальнейшую его судьбу вы будете спокойны — ведь государство обеспечит его возможностью получить работу или продолжить образование и окажет достойную финансовую поддержку? Главные стимулы для родителей инвалидов — это развитие инфраструктуры и уверенность в будущем. Именно благодаря им, а вовсе не из-за финансовых возможностей, обычно довольно скромных, иностранцы и решаются усыновлять сирот с тяжелыми диагнозами. Господа чиновники, вас оскорбляет, что чужеземцы могут дать нашим сиротам то, чего не можете вы? Ну, так флаг вам в руки, дерзайте, меняйте!

Про порочность же этого пособия вообще думать не хочется. Ведь теперь каждого, готового взять подростка или ребенка-инвалида, будут подозревать в корысти. Найдутся и те, кто, действительно, пойдет на все ради денег — для кого-то это все-таки солидная сумма. А потом вернет «трудного» ребенка — что ж, бывает, не срослось. И будут размышления: сейчас парнишке девять — не будем спешить: походим, пообщаемся, подождем годик, а в десять возьмем «с приданым». И страшные сомнения десятилетки — ведь именно с этого возраста по закону нужно письменное согласие самого ребенка: я им нужен или деньги?

Здравые идеи

Есть еще предложения снизить нормы на жилплощадь — тут я обеими руками «за», забудьте уже про эти 12 метров на человека. И съемная квартира, конечно, не должна быть проблемой. Слышны и неожиданно смелые идеи про отмену некоторых ограничений по здоровью, лишающих людей возможности усыновить ребенка. И даже про то, что не всякая судимость будет считаться непреодолимой преградой. В нашей реальности, где «от сумы и от тюрьмы не зарекайся» это тоже, скорее всего, правильно.

Но при этом почему-то никто из чиновников не вспоминает о такой важной мере, как закрепление за усыновителями и опекунами права на отпуск по уходу — независимо от возраста ребенка и с сохранением заработной платы. Ну, хотя бы на полгода. Ведь сейчас многие приемные родители вынуждены с первых дней отдавать ребенка в садик или оставлять на «продленке», чтобы прокормить увеличившуюся семью. Ребенок, по сути, попадает из одного учреждения в другое, видит, как мама, которая едва появилась, снова уходит, оставляя его. Взаимная адаптация идет дольше и тяжелей, а ее последствия сказываются годами. Вот здесь сбор подписей и обращение от приемных родителей с просьбой о предоставлении такого отпуска.

Ну и самое главное — все перечисленные меры смогут облегчить жизнь лишь тем, кто и так собирается стать или уже стал усыновителем. А вот усыновительского бума не спровоцируют. Почему? А как же очереди за детьми, о которых сообщал уполномоченный по правам ребенка? Давайте об этом и поговорим в следующий раз.

Юлия Колесниченко

Источник: www.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ