Архив:

Сиротский пакт

Смогут ли благотворители договориться с чиновниками?

Перефразируем Киплинга: бюрократия есть бюрократия, общество есть общество, и вместе им не сойтись. Однако драма, которая с появлением АНТИсиротского закона разыгрывается вокруг больных обитателей детдомов, могла бы объединить чиновничество и благотворительные фонды. Хотя бы на время. Если закон запретил усыновление сирот в США, где эти дети получили бы медицинскую помощь, недоступную в России, то кто и что мешает чиновникам и филантропам организовать такое лечение в Европе и Америке, в том числе и за благотворительный счет? Появившийся 28 декабря минувшего года вслед за законом ЗАсиротский президентский указ N1688 дает такой шанс. Используем ли мы его?

Русфонд в эти дни готовит подробный отчет за 2012 год для читателей, телезрителей и Минюста РФ, в ближайшее время мы опубликуем его на rusfond.ru, а пока вот показатель на тему: собрав за 2012 год 920 млн руб. и оплатив лечение в России, в Европе и США 1237 нашим детям, мы помогли семерым сиротам. Диагнозы самые обычные: порок сердца, поражение нервной системы, артрит, близорукость, несовершенный остеогенез, сколиоз.

То есть дети-сироты страдают теми же болезнями, что и дети семейные? Все то же, да не все. Сирот, повторяю, в нашем списке всего семь. Но мы знаем, что доля больных среди них куда больше — многих оттого и бросают, что больны. Мне могут возразить: значит, за сиротами лучший догляд, для них всегда открыта госказна, их лечат хоть в российских клиниках, хоть в зарубежных. Но тут и спорить не о чем. Кто в теме, отлично знает: все ровно наоборот — в детдомах, интернатах, домах ребенка и догляд (то есть диагностика болезней), и госбюджеты (то есть возможности для спасения) пожиже и поплоше. Министр здравоохранения Вероника Скворцова не скрывает, что бюджет ее ведомства верстается с дефицитом. Несложно представить, как финансируется медицина для закрытых от общества детей-сирот.

За время дебатов вокруг злополучного закона каких только страхов мы с вами не наслушались. Лично для меня новой жутью стало разве что вот это: сирот объявляют больными и инвалидами для того, чтобы ловко было потом продать американцам...

Так вот, Русфонд планирует в 2013 году собрать до 1 млрд руб. и готов до 500 млн руб. потратить на оплату медпомощи сиротам, в том числе и в клиниках Европы и США. Уверен, нас поддержат читатели, телезрители и другие благотворительные фонды. Однако всем нам не хватает информации о больных сиротах. Ее попросту нет. Не обнародуется даже статистика заболеваний среди этих детей. Сиротские дома неприступны для общества, такова практика.

Обращения директоров детдомов за помощью в фонды возможны только с разрешения высоких чиновников в регионах и опекунских министерств — Минздрава, Минобразования, Минтруда. Иногда мне кажется, что системной статистики о больных сиротах вовсе не существует и именно в этом причина чиновных отказов.

У меня нет иллюзий. Для чиновника главное — спущенные сверху инструкции и бюджет. Бюджет и есть его закон — за его исполнение и спрос. И если человеку, тем более сироте, не повезло вписаться со своей бедой в бюджет, это его проблема, а не чиновника. 12 лет я стучусь в двери Минздрава. Если раньше нам отказывали, с порога утверждая, что дети ни в чем не нуждаются и "Русфонд незаконно вмешивается в дела министерства", то новая команда Минздрава декларирует готовность к переговорам. В ноябре я опубликовал обращение Русфонда к министру Скворцовой ("Кто платит за все", "Ъ" от 2 ноября 2012 года) с предложением помощи благотворителей. Не прошло и месяца, как нас принял пресс-секретарь министра Олег Салагай. Олег Олегович пообещал "через неделю подготовить встречные предложения МЗ и созвониться". Прошло два месяца — никаких предложений ни в Русфонд, ни в "Ъ" не поступило. Разумеется, мы ждем. Но если вы разглядите разницу между прежним и новым подходами — дайте знать. Может, и у меня получится.

Однако есть же теперь президентский указ N1688, а в нем прямое указание правительству РФ о "совершенствовании оказания детям-сиротам медицинской помощи" и прямая рекомендация Госдуме "доработать в приоритетном порядке проекты законов "Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот"". Изучив указ N1688, Русфонд отправил письма-обращения в Минздрав, Минобразования и Минтруд с предложением сотрудничества (подробности на rusfond.ru). Мы считаем, что сейчас как раз тот случай, когда чиновники и благотворители могут заключить сиротский пакт и помогать друг другу, спасая этих детей в буквальном смысле всем миром.

Минздрав меж тем уже действует, он нарабатывает для правительства проект за проектом. Определен уже и "Порядок организации оказания медпомощи детям-сиротам". В нем 15 пунктов, в том числе про то, что помощь сиротам должны оказывать врачи-специалисты (а сейчас кто?!), что при возникновении боли лечить сироту следует "с применением обезболивающих" (а сейчас как?!). Ну, держись, Америка, при таком "Порядке" мы быстро всех сирот излечим-исцелим.

Только одного пункта нет в этом "Порядке". Нет ответа на вопрос: что делать директору детдома, главврачу клиники в случаях, когда сирота болен и вылечить можно, а денег в казне нет?

Лев Амбиндер

Источник: www.kommersant.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ