Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Рукотворное чудо

В начале этого чуда была трагедия… В 2009 году американский военнослужащий Брендон Маррокко ехал на бронетранспортере. Дело было в Ираке. Неожиданно под машиной взорвалась мина. Вспоминает Брендон: «Когда это произошло я мало что помнил. Я пришел в себя уже в госпитале Уолтера Рида. (Национальный военно-медицинский центр под Вашингтоном — М.С.). С момента взрыва, оказывается, уже прошло двое суток. Я остался жив, и это было для меня главным в тот момент».

Да, Брендон остался жив, но…Это был обрубок тела, лишенного обеих рук и ног. 26-летнему солдату сделали четырехкратную ампутацию, чтобы спасти ему жизнь. Затем врачи начали куда более трудную борьбу за то, чтобы эта жизнь имела смысл. Хирурги Госпиталя Джона Гопкинса в Балтиморе трансплантировали ему обе руки. К Брендону впервые допустили репортеров. «Мои ощущения просто удивительны, — сказал он им. — Это то, чего я ожидал долгое время, и наконец, это свершилось. Я даже не знаю, что сказать, настолько это большое событие в моей жизни».

Согласно данным госпиталя Брендон первый американский солдат, которому ампутировали все конечности, и седьмой американец, которому сделали успешную трансплантацию обеих рук.

Операция длилась 13 часов. Ее проводили 16 хирургов-ортопедов и специалистов по сшиванию микрососудов. Хирурги были набраны из пяти госпиталей. Все они работали над Брендоном бесплатно. (Остальные расходы по операции и реабилитации взяли на себя Институт вооруженных сил по регенеративной медицине и Институт Гопкинса). Хирурги, участвовавшие в операции, репетировали ее более полутора лет на трупах. Об этом рассказал ведущий хирург доктор Эндрю Ли, директор пластической и реконструктивной хирургии Института Гопкинса: «Трансплантация правой руки была сделана выше локтя. Мы подсоединили мускулы, кровеносные сосуды, нервы и кожу между донором и реципиентом. Что касается левой руки, то мы смогли сохранить ее локтевой сустав. Затем мы полностью трансплантировали мускулы предплечья донора и провели нервы в пересаженную мускулатуру».

Пациент чувствует себя удовлетворительно. Но путь к его полному выздоровлению еще долог и рискован. Нервы регенерируют драматически медленно — максимум 1 дюйм (2,54 см) в месяц. Терапия займет несколько лет. «Прогресс будет медленным, но его плоды вознаградят терпение», — считает доктор Ли. Сейчас Брейдон принимает лекарства против отторжения. Это может дать и отрицательный эффект, включая поражение некоторых органов. Но и здесь имеется оптимистический просвет. Дело в том, что Брендону пересадили костный мозг донора, а это позволило ограничиться введением одного препарата вместо обычного в подобных случаях тройного «коктейля».

Принимая во внимание все вышесказанное, врачи находят выздоровление своего пациента «удивительным». А он сам говорит: «Я уже могу двигать локтем моей левой руки. Я даже могу несколько ротировать его. Правая рука двигается пока еле-еле. Надеюсь в будущем я извлеку из моих новых рук большую подвижность». Дай Бог, но для этого придется сильно попотеть. Клинический директор трансплантации рук Госпиталя Гопкинса доктор Шорис говорит, что «Брендону придется работать вовсю».

Брендон говорит, что он готов к этому. Его самая большая мечта вновь сесть за руль, но уже не бронетранспортера, а пассажирского авто. «Водить машину! В первую очередь, водить машину! — восклицает он. — Я всегда любил рулить. Это было большим кайфом для меня. И я действительно хочу вновь покрутить баранку. А затем стать спортсменом и участвовать в марафоне рукосипедов». Но уже сейчас Брендон делает очень важное дело. Его пример врачи хотят положить в основу стандартизации пересадок конечностей и лица. Он будет участвовать в опытах, которые будут проводить военные хирурги.

Излишне говорить, какую радость вызвала в семействе Маррокко весть об успешной пересадке рук Брендону. Его мать Мишель рассказывает: «Почти четыре года жизнь нашей семьи стояла на нейтральной скорости. Все это время проходило у нас в ожидании операции, в ожидании того, что он получит хоть какую-нибудь независимость в движениях. Наконец, он встал на этот путь. Когда он вернется домой он будет таким же Брендоном, каким он был раньше. Сам Брендон говорит своим друзьям по несчастью: «Не сдавайтесь. Не опускайте рук(!) Жизнь всегда становится лучше. Главное, что вы живы. Будьте настойчивыми, даже упрямыми. Поворачивайте задом!»

Возвращение Брендона домой будет двойным чудом. Во время недавнего урагана, обрушившегося на Нью-Йорк, вся округа, где жила его семья, превратилась в сплошные развалины. Уцелел лишь один дом — дом Маррокко. Конечно, он пострадал, но устоял. Его отремонтировали друзья Брендона. Так-что его возвращение домой будет вторым актом возвращения к жизни.

…В первые послевоенные годы я жил в Москве возле знаменитого Тишинского рынка. Война наводнила его безногими инвалидами. Они обычно собирались у входа на рынок, одетые в военные гимнастерки с медалями, очень редко орденами. Указывая на завернутые в грязные тряпки культи, они просили милостыни. Большая часть инвалидов большую часть времени была пьяна. Без ног, ампутированных по пах, это было не сразу заметно. А в глазах туман тоски заслонял пьяную остеклененность. Но был среди этих человеческих обрубков один, которому подавали больше всех. У него не было ни рук, ни ног. Маленькая девочка, стоявшая возле него, зорко следила за тем, чтобы никто не забирал мелочи из его картуза.

Именно этого несчастного, который, видимо, даже в таком состоянии был главным кормильцем семьи, внезапно вспомнил я, когда увидел Брендона Маррокко. Почти семьдесят лет пролегли между ними. Медицина научилась за это время творить чудеса. Политики не разучились творить войны. Брендону еще повезло. Хотя, сказать по правде, какое это, к черту, везение.

Мэлор Стуруа

Источник: www.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ