Архив:

Жизнь длиною в девять часов

Что мы знаем о счастье? Наверное, это самый сложный вопрос, на который не могут найти ответ лучшие умы человечества. Кому-то понадобятся машина-квартира-и все такое, а кому-то... всего лишь девять часов, проведенных со своим новорожденным ребенком. Поразительно, но бывает и так...

Англичанка Катя Роу никогда особенно не хотела становиться матерью. Просто она и ее муж Шейн Джонсон последние четыре года жили с мыслью: «А вдруг?» «Вдруг» получилось неожиданно. Врачи сказали: «Да», и все должно было пойти своим ходом, но...

Как говорит сама Катя: «Наше первое сканирование было тогда, когда я была на третьем месяце беременности. Все было действительно восхитительно. Как только мы увидели нашего малыша, мы просто влюбились в него. Будущее, действительно, выглядело безоблачным».

Но уже на следующем обследовании доктора забили тревогу. У малыша был неправильно сформирован мозг, и все, что его ожидало – это тяжелейшая инвалидность. Следующий удар последовал в Детской больнице Бирмингема, где доктора, в очередной раз просканировав плод пришли к следующим неутешительным выводам: этот ребенок никогда не сможет ни ходить, ни говорить, вряд ли он проживет на этом свете дольше пяти лет, и все это время будет нуждаться в неусыпной, круглосуточной заботе.

Тогда, на 24-й неделе беременности, врачи предложили Кате сделать искусственные роды. Логично, казалось бы…

Но во время трехмерного сканирования в режиме реального времени женщина увидела своего малыша на мониторе. Он улыбался, он пускал пузыри, пинался и смешно размахивал ручками. Он ничем не отличался от других младенцев, наслаждающихся жизнью в материнской утробе. И тогда Катя приняла нелегкое решение идти во что бы то ни стало до конца. Как ни поразительно, но материнский инстинкт проснулся в ней именно в этот момент.

Позже она скажет: «Если он мог смеяться, играть и что-то чувствовать, несмотря на свою «особенность», если он хотел жить и радоваться этому, пусть и недолго, как я могла ему отказать?! В тот момент я поняла — неважно, сколь долгим будет счастье моего ребенка. Оно будет, а остальное неважно».

Катя и Шейн принялись готовиться к важному событию. Обставили детскую. Катя изучила все, что могла, относительно болезни ребенка и старалась предвосхитить любые его нужды. «Он рос, он толкался внутри меня, и несмотря на то, что еще не появился на свет, у него уже были свои предпочтения», - вспоминает она. Например, малыш полюбил… душ. Всякий раз, когда Катя направляла струю воды себе на живот, он начинал шевелиться – она чувствовала, что сын радуется. Чувствовала она и реакцию некоторых людей на свое поведение. Многие считали ее странной… «Но если меня обуревали какие-то сомнения насчет того, правильно ли я поступаю, я брала в руки «портрет» будущего сына – фотографию того самого трехмерного сканирования, где он улыбается – и понимала, что права».

Последние полтора месяца беременности оказались очень мучительными для Кати. Из-за своих нарушений будущий ребенок не мог заглатывать околоплодные воды и его матери проходилось ежедневно проходить болезненные процедуры их откачки. «Это был настоящий кошмар, - вспоминает она, - но передо мной и тогда не вставал вопрос, стоит ли так мучиться ради ребенка, который проживет на этот свете совсем мало. Любая мать сделает все возможное для своего малыша, а я приступила к выполнению материнских обязанностей с того самого момента, как узнала о своей беременности».

Мальчик появился на свет 23 октября прошлого года в больнице Royal Shrewsbury, и сразу попал под неусыпный надзор медиков в отделении патологии новорожденных. Катя говорит: «Я была готова к тому, что мне его не покажут сразу, как обычным молодым родителям, но не могла предположить того, что случится», - говорит Катя.

Спустя несколько минут к ней в палату ворвались акушерки. «Скорее! Он умрет с минуты на минуту!»

Они с мужем заранее приняли решение, что предоставят Лукиану (так назвали сына еще до рождения) право на выбор. Если он «решить» жить, значит, так тому и быть. Если не захочет задерживаться на этом свете, они не станут подвергать его сложным медицинским мероприятиям и поддерживать в нем жизнь искусственно. Лукиан умер спустя девять часов после своего рождения.

Катя говорит: «Любовь, которую я испытала в тот момент, когда взяла сына на руки, не сравнится ни с чем. Это самое главное, что может быть в судьбе женщины. Это, вообще, единственное, ради чего стоит жить. И этому меня научил Лукиан. Я всегда буду благодарна своему сыну за это».

Денис Семенов

Источник: www.miloserdie.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ