Архив:

Белая трость Дианы

«Двойные стандарты по-прежнему существуют, избавиться от них пока не удалось. К людям с ограниченными возможностями относятся не как к равным. Даже на себе это чувствую», — говорит певица и общественный деятель Диана Гурцкая. Для тех, кто привык видеть Диану Гурцкая на эстрадной сцене, возможно, станет новостью, что сейчас она руководит рабочей группой Общественной палаты России по равным возможностям и доступной среде и параллельно возглавляет попечительский совет фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца». Наиболее заметной, но далеко не единственной акцией фонда является международный благотворительный фестиваль для юных артистов с проблемами зрения «Белая трость», который уже трижды проводился в Москве.

— Похоже, Диана, спасение утопающих в России по-прежнему остается делом рук самих утопающих?

— Не стоит воспринимать все сквозь критическую призму. Да, хочется, чтобы общество активнее защищало права людей с ограниченными возможностями, но надо объективно оценивать ситуацию. В последнее время многое изменилось к лучшему. Прежде инвалиды не могли покинуть собственную квартиру, которая превращалась для них в резервацию, место заточения. Даже публичные разговоры на эту тему были под запретом, никто не знал слова «инклюзия». И я, учась в Тбилиси в интернате для слепых и слабовидящих детей, понятия не имела об инклюзивном образовании, открывающем доступ к знаниям людям с особыми потребностями. Ведь каждый человек способен чувствовать и думать, имеет право учиться, общаться, быть услышанным. Для этого нужны специальные методики, педагоги, готовые бороться с дискриминационными воззрениями, создавая благоприятную атмосферу в классах, где здоровые ученики соседствуют с ровесниками, чьи физические возможности ограниченны. И родители не должны бояться отпускать детей в школы, будучи уверенными, что никто не унизит и не оскорбит их, не бросит презрительно фразу: «А почему мы должны сидеть за партами рядом с инвалидами?»

— Вы через подобное прошли?

— В некотором смысле мне повезло. Никогда не чувствовала себя особенной, не такой, как остальные. Наоборот: в семье всячески старались подчеркнуть, что я ничем не отличаюсь от старших братьев и сестры. Меня не оберегали чрез меры, если падала, не бежали сломя голову, а говорили: «Ничего страшного, Диана. Поднимайся». С этими словами я вставала на ноги и шла дальше. Как видите, иду до сих пор. В жизни все взаимосвязано, важно, как чувствуют, преподносят себя окружающим люди с ограничениями. На Западе как должное воспринимают звездный статус Стиви Уандера или Андреа Бочелли. Никто не делает поправку на то, что они незрячие, к ним относятся как к выдающимся исполнителям. А я, заслуженная артистка России, состоявшийся в профессии человек, по-прежнему вынуждена доказывать, что делаю работу не хуже коллег. Почему так? Не знаю.

— В Общественной палате дважды в месяц вы проводите горячую линию для людей с ограниченными возможностями. Вам своих проблем мало, чтобы окунаться в чужие?

— Звонков каждый раз очень много, люди обращаются и за советом, и с просьбами о конкретной помощи — юридической, медицинской, социальной. Вести горячую линию помогают эксперты-юристы, они вместе со мной отвечают на вопросы, составляют письма и запросы в профильные ведомства, дают бесплатные консультации. Но знаете, что меня особенно радует? В последнее время поступает все больше обращений об открытии и ведении собственного дела, по вопросам трудоустройства и образования, доступа к различным банковским продуктам. Здорово, что у людей с ограниченными возможностями такая активная жизненная позиция, что они стремятся к самореализации!

— Недавно пятикратная чемпионка лондонской Паралимпиады по плаванию Оксана Савченко из Уфы рассказывала, как с подругами по сборной тренировалась в пять утра: в другое время бассейн занимали пловцы основной олимпийской команды. Мол, радуйтесь, инвалиды, что пускаем вас на базу.


— Возмутительно! За подобные безобразия министр спорта Мутко должен строго наказывать конкретных тренеров и сотрудников Федерации плавания. Никто не вправе так обращаться с людьми. Другое дело, что не нужно огульно обвинять всех, большинство ведет себя корректно, адекватно. А об Оксане я слышала. Слабовидящая девочка с Камчатки после окончания школы переехала к тренеру в Башкирию и под его руководством завоевала десятки золотых медалей на чемпионатах мира и Европы. С таких людей следует брать пример.

— Вы с какого года живете в России, Диана?

— С 1995-го.

— Тем не менее в 2008-м на «Евровидении» представляли Грузию.

— Это моя родина, я там выросла.

— Речь о другом. С трудом представляю, чтобы Россия делегировала вас на конкурс. Точнее, не конкретно Гурцкая, а любого человека с ограниченными возможностями.

— Ну почему? Все возможно. Очень хочу еще раз поехать на «Евровидение». Уже от России. Да, по крови я грузинка, но у меня сын и муж русские, как отделить одно от второго? Кстати, и на «Евровидении» меня сопровождала балетная группа из России, ставить номер помогали русские хореограф и стилист.

— А через несколько месяцев после финала в Белграде случилась война в Южной Осетии…

— Очень больной вопрос! Я ведь родом из Абхазии, которая провозгласила независимость, но в моих воспоминаниях остается частью большой советской Грузии. Там я выросла и не была почти двадцать лет... А в Тбилиси живет родная сестра, похоронена мама… Понимаете, я не политик, мне трудно рассуждать на такие темы. Ясно, что дружба между нашими народами закладывалась на протяжении веков, и она никуда не исчезнет. В конце концов, мы православные, нас объединяет общая вера, этого не отнять и не разрушить. Мы по-прежнему будем ездить друг к другу в гости, встречаться, общаться, создавать семьи… Не может быть иначе! И в фестивале «Белая трость», который в минувшем октябре проводился в третий раз, обязательно участвуют дети из Грузии и России. Как и из Армении, Азербайджана, Украины, Молдавии, Белоруссии. Я езжу по разным странам и сама отбираю ребятишек, которые живут мечтой о сцене. Для них важно быть услышанными, получить своевременную поддержку. Хорошо помню, как просыпалась по ночам в тбилисском интернате и плакала, что мамы рядом нет. Это трудно, но без испытаний нет побед. Моя семья поверила, что я могу добиться успехов на эстраде, и благословила на поездку в Москву. Очень помог композитор Игорь Николаев, старший брат Роберт всегда находился со мной. Не у всех детей такой мощный тыл. Если сегодня я в состоянии оказаться кому-то полезной, значит, все уже не зря…

— Почему такое название — «Белая трость»?

— Это символ незрячего человека. В начале прошлого века в английском Бристоле жил молодой фотограф Джеймс Биггс, который в результате несчастного случая потерял зрение. Он попытался научиться самостоятельно ходить по городу, но на его черную трость не реагировали ни прохожие, ни водители. Тогда Джеймс покрасил трость в белый цвет. И она стала заметна. Новшество со временем подхватили незрячие в разных странах. 15 октября отмечается Международный день белой трости. Впервые его установили в 1970 году в США. Всероссийское общество слепых присоединилось к проведению Дня в 87-м.

Вот вы сказали про спасение утопающих. А я верю, что добрых людей больше, чем злых. По крайней мере, мне чаще встречаются хорошие. Сами предлагают помощь фонду «По зову сердца» и «Белой трости». Есть единомышленники, есть! Те, кому не все равно, как живут окружающие. Общественная палата активно подключилась. Каждый год поддержать участников приезжает Светлана Медведева. Отдельно хочу назвать Сергея Безрукова, он давно дружит с фестивалем. В 2012-м специально для участников «Белой трости» мы сделали тифлоперевод фильма «Реальная сказка», продюсером которого выступал Сергей. Обычно незрячие слушают кинокартины как аудиокниги. Но если к актерам, произносящим реплики по сценарию, добавить комментатора, который рассказывал бы, что именно происходит на экране, как выглядят герои, во что они одеты, получится тифлоперевод. Слезы ведь по лицу текут беззвучно, и о том, что человек выглянул в окно, незрячему, сидящему в зале, надо рассказать, сам он этого не увидит. Кто-то смотрит глазами, а мы душой и сердцем. На Западе практика подобной адаптации кинокартин давно распространена, а в России считаные фильмы сопровождаются профессиональным тифлопереводом. Двойные стандарты по-прежнему существуют, избавиться от них пока не удалось. К людям с ограниченными возможностями относятся не как к равным. Даже на себе это чувствую. Порой слышу: «Зачем на праздничном концерте Гурцкая? Мы не хотим плакать». Многие мыслят стереотипами, и я пытаюсь с этим бороться…

— А у вас есть белая трость, Диана?

— Да, но, признаюсь, не умею с ней ходить. Меня никогда не оставляют одну, кто-то из родных всегда находится рядом. Тем не менее уже заявила семье, что обязательно научусь пользоваться тростью. Это ведь тоже не так просто. Но я справлюсь…

Андрей Ванденко

Источник: www.itogi.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ