Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Инвалид ХХI века: я хочу, я могу, я сделаю!

Скоро несколько тысяч семей в Якутии обзаведутся паспортами. Необычными. Социальными!

Потому что необычны – по мнению многих – и сами эти семьи: в них растут дети-инвалиды или с ограниченными физическими возможностями. И как раз эти документы должны стать еще одним инструментом для того, чтобы помочь им адаптироваться в этом мире, почувствовав себя в нем уверенно. А в конечном итоге, изменить и общее представление об инвалидности как о печальном уделе, который не преодолеть.

Именно такой работой сегодня заняты в информационно-консультационном центре «ИНКОцентр». В октябре 2012 года он открылся в Якутске под эгидой республиканского благотворительного фонда «Харысхал».

Зачем нужен паспорт?

…С его открытием связаны несколько примечательных моментов. Во-первых, базируется центр на первом этаже, так называемого «социального дома» по улице Пушкина, где инвалидов уже живет немало. А скоро будет еще больше. Вот-вот должны сдать в эксплуатацию вторую очередь дома. Причем, львиная часть одно- и двухкомнатных квартир в нем предназначена как раз для колясочников.

Во-вторых, многие из сотрудников «ИНКОцентра» и сами имеют инвалидность. А значит, лучше других понимают проблемы тех, кто изо дня в день вынужден покорять этот, совсем необустроенный, для них, мир.

Вот почему, даже начав столь рутинную работу, как создание базы данных по семьям с детьми-инвалидами, в «ИНКОцентре» решили пойти своим путем.

– Почему вы не воспользовались той статистикой по инвалидам, которая уже имеется в разных социальных ведомствах? – интересуюсь у заместителя директора центра Арияна Николаева.

– Потому что в тех данных не видно главного – человека. Там нет ни слова о том, что его интересует, чем увлекается, что предпочитает. Чем хотел бы заниматься, какое дело избрать...

Для чего конкретно нужны такие паспорта? И для чего нужен сам ИНКОцентр? «Для оказания семьям консультационных услуг, проведения семинаров, тренингов, мастер-классов, презентаций и организации занятости самих детей», – перечисляют его создатели. И добавляют:

– Мы не конкурируем с другими организациями и обществами, что уже давно работают в этой сфере. Мы стараемся заполнить те бреши, которые есть…

Этих брешей, которые пока остаются как бы вне поля зрения и весьма осложняют инвалидам жизнь, немало. Потому деятельность центра условно поделена как бы на три блока.

Первый – «Содействие» – включает такие направления, как «Инклюзивное образование», «Занятость детей – инвалидов», «Доступная среда». При помощи второго, «Консультационно – тренингового центра», как раз и планируется интегрировать инвалидов в общество через «Психологическую помощь», «Юридическую помощь и сопровождение», «Школу родителей «Созидание», «Творческий центр реабилитации детей – инвалидов» (туда входят Медиа-анимационная студия и инклюзивный театр), а также «Путь к карьере» (агентство занятости инвалидов), «Адаптивную физическую культуру и спорт». Наконец, визитная карточка «Информационно-аналитического центра» – это call-центр. Позвонив по номеру 40-20-69, родители детей-инвалидов или они сами в случае необходимости смогут в любое время связаться со специалистами и получить необходимую консультацию.

Мы наш, мы новый мир построим!

Как считают в центре, в Якутии узнать о них уже успели.

– Когда мы объявили набор детей в анимационную студию, то поступило более 50 заявок, – рассказывает Ариян.

В результате дети получили возможность заняться тем, о чем, возможно, раньше и не мечтали: они сами создают мультфильмы. Сначала рисуют. Потом монтируют. Затем озвучивают. Все это время с ними последовательно занимаются режиссеры, психологи, логопеды, аниматоры... Реализуя свои потаенные надежды, созидая виртуальный мир на экране, дети и не замечают, как в то же самое время новый мир рождается внутри них самих – радостный и позитивный.

– А еще у нас открылась театральная студия «Маленький принц», которую ведут артисты Саха-театра. И если бы вы знали, как меняются дети, которые начинают там заниматься!..

...Впрочем, судя по всему, потихоньку начинает все же меняться и общество.

– Сколько людей уже возле вас? – поинтересовалась я у Арияна. И он с ходу не смог всех даже подсчитать.

Потом оказалось – около 80. Школьники, студенты, актеры, педагоги... Кто-то работает постоянно. Кто-то помогает время от времени – тогда, когда выдается свободная минутка.

– Без волонтеров нам никак. Ведь, например, лишь для того, чтобы привезти ребенка-колясочника в театр или студию, надо не меньше четырех человек. Один за рулем, трое несут коляску...

Научить себя подать

...Однако, самое главное, считают в «ИНКО-центре», это все же, если воспользоваться пресловутой пословицей, дать страждущему не просто «рыбу», а вручить «удочку» и научить ловить. Или попросту – помочь инвалидам найти работу. Что в нашем обществе при всех положительных сдвигах последних лет до сих пор ой как непросто!

– Работодатели не очень охотно соглашаются трудоустраивать таких людей, – говорит Ариян. – И их можно понять. Ведь многие инвалиды никогда не работали. У них либо вообще нет специальности, либо квалификация очень низка. Многие не знают, как себя подать: как правильно составить резюме, как говорить с работодателем, как вести переговоры по телефону и т.д. Всему этому тоже нужно учить!

Именно этим в центре и намерены заняться. Причем, при помощи партнеров из Москвы – региональной общественной организации инвалидов «Перспектива». «Они весьма преуспели в трудоустройстве инвалидов», – считают в центре. Теперь своими секретами москвичи поделятся с якутянами – в феврале проведут в Якутске свой семинар.

Инвалид НЕ иждивенец

Однако главное, считает лидер движения «Якутия без барьеров» Афанасий Лаптев, – это переломить общую психологию иждивенчества, которую самим инвалидам «прививали» на протяжении многих десятилетий.

– До сих пор многие из нас считают, что раз мы – инвалиды, то и отношение к нам должно быть особенным. Во многом это провоцирует и работа социальных служб, которые обязаны опекать людей с ограниченными возможностями. Это правильно. Но, к сожалению, для многих такая форма взаимоотношений «инвалид–государство» остается единственной. Многие годами так все и ждут чего-то, не решаясь попробовать что-то сделать самим, – рассуждает он, лихо маневрируя по рабочему кабинету на своей инвалидной коляске.

Впрочем, речь совсем не о том, чтобы кто-то добровольно отказался от опеки и положенной помощи. Речь о том, чтобы помочь реализовать свой потенциал тем, кто хочет и может. А заодно заставить и государство строить свою политику в отношении людей с ограниченными возможностями таким образом, чтобы они пореже об этих ограничениях вспоминали.

Честно говоря, слушать подобные вещи было необычно. Необычно еще и потому, что говорили об этом сами инвалиды – люди без рук или ног, имеющие какие-то проблемы со здоровьем, но при этом обладающие абсолютно здравым отношением к жизни.

И глядя на них – молодых и уверенных в себе, я думала о том, что у нас действительно незаметно выросла целая генерация людей, способных скроить собственную судьбу по собственному желанию и разумению. В каком бы виде эта судьба им изначально ни досталась…

Елена Воробьева

Источник: news.iltumen.ru