Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Самая сильная слабая девушка

Иру Бухтиярову по праву можно считать поистине сильным человеком и ставить ее в пример всем, кто думает, что у них проблемы. И эта история о ней.

Трагедия, произошедшая с ней, может сломить кого угодно: Ира вытаскивала собственные вещи из багажника припаркованной на обочине машины, когда в нее на полной скорости врезалась отечественная «Семерка”. По заявлению водителя — он просто уснул, по заявлению очевидцев — он был под действием какого-то наркотика. Кровь водителя оказалось чистой, а дело мутным. Но в результате этого ДТП Ира потеряла обе ноги.

Когда через группу во Вконтакте я узнал о случившемся, тут же решил принять участие и оказать помощь Ирине. Еще на стадии просмотра фото и видео материала про эту ужасную историю я почувствовал, что с раздающей интервью Ирой что-то не так: эта яркая и обворожительная улыбка во всех интервью не совпадала с моим представлением о человеке, который только что пережил такое. Нет, безусловно я всегда считал, что все с нами происходящее — это всего лишь испытание для дальнейшего успешного будущего, но все равно — когда видишь живой пример, в голове только большая доля непонимания ситуации — стереотипы.

Наперевес с фотоаппаратом я пошел встречать Иру у входа в спортивный комплекс, куда её пригласила Краснодарская баскетбольная команда “Локомотив”. Для девушки это был первый после аварии выход в “новый” свет, для меня — первое знакомство с ней. Это была одна из тех ситуаций, в которых ты заранее в голове прорабатываешь каждую минуту будущей встречи, но при этом не можешь выбрать одну четкую позицию: что говорить? шутить или нет? куда смотреть, как здороваться...? Скажу честно — слегка побаивался. Я в тот момент готов был увидеть скорее лишь печаль, опровергающую все те улыбчивые интервью с ней, что я видел.

Ира расположилась на углу поля, за линией аута — слева от нее сидела сестра, справа ее друг Константин. К слову говоря, через Костю я и вышел на Иру — он один из организаторов сбора средств для помощи Ире. К ней подходили люди, здоровались, а она улыбалась в ответ. Я стоял в стороне продолжая слегка опасаться — чувство, схожее с боязнью прикоснуться к чей-то ране и сделать больно. Но она улыбалась и шутила! До конца матча так и простоял — слегка в стороне, делая вид, что наблюдаю за игрой, а сам периодически вылавливая моменты в видоискатель и фотографируя — пытался уловить настоящую новую Иру Бухтиярову. Я фотографировал ее, внимательно наблюдающую за игрой, позирующую мне на камеру, улыбающуюся и смеющуюся. За 2 часа почти 600 кадров и практически с одного ракурса. После игры, попрощавшись с Ирой, меня подвезли ее друзья — Виталий с женой Татьяной. По дороге я задавал им все те же вопросы, а в ответ слышал все те же рассказы о сильной, веселой и улыбающейся Ире.

Попал домой. Сбросив по пути куртку куда-то на стол, скорее вставил карту памяти со снимками в картиридер. Сидел и следил за бегущей линией копирования — не мог дождаться, когда, наконец, увижу весь отснятый материал на большом экране монитора. Ура, компьютер проявил необычайную покорность — из-за сильно “загаженной” винды он имеет свойство всерьез и надолго подтормаживать, но не в этот раз — фотография одна за одной открывались в программе. Я принялся сортировать снимки: этот удалить, этот тоже, и это — снимки были достаточно качественные — все в резкости, хорошо подсвечены, но на них я не чувствовал ту девушку, которую увидел на матче. Тут улыбается, тут смеется — это вроде и она, но нет на фотографии той детали, которая покажет именно ту Иру, которую я вроде бы почувствовал. В общем, 600 кадров — и практически все в корзину. Оставил лишь 6 штук, просто хорошо документирующие первый ее выход в “свет”.

Время 5 утра. На повторе прокручиваю эти 6 снимков, иногда заглядывая в корзину — ничего не вижу. Пора идти ложиться спать — завтра (точнее уже сегодня) в гости к Ире — снимать в привычной для нее обстановке.

Заснул достаточно быстро, но успел себя настроить на завтрашнюю встречу — я, кажется, готов был наконец увидеть ту сияющую улыбку Иры и то осознанное спокойствие в ее глазах... Да, вот она та деталь: осознанность в глазах! Мудрая, но в то же время по-детски наивная, такая искренняя и открытая, что можно смело подзаряжаться от нее на подвиги — и пусть это будет звучать очень громко, но все же.

Захожу в комнату, Ира сидит на диване и улыбается. Улыбается той самой улыбкой, в которую я наконец поверил. Она — улыбка — показывает, что у этого человека всё хорошо. Намного лучше, чем у кого бы то ни было.

Очень странное чувство. Всем бы так научиться улыбаться навстречу трудностям, вместо того, что-бы ныть по каждому удобному случаю!

Ира — аккумулятор, от которого можно бесконечно питаться положительными эмоциями.

Первый вопрос, который мне запомнился:

— А почему вы все считаете, что я сильная?

Мой ответ, как и тогда, так и сейчас однозначен: Ира, невзирая на травму, остаётся милой девушкой, по-девичьи слабой. Но ее сознание — вот в чем сила Иры. Вот чему можно поучиться, философствуя над очередной мелкой проблемой... А уместно ли, вообще, свои проблемы, после знакомства с Ирой, называть проблемами? Так, временные неудобства...

Интервью:


— Давай начнем с примитивных вопросов. Какие у тебя планы на будущее, мысли по поводу будущего?

— Ну, конечно же, встать на ноги (сейчас идет сбор средств Ире на протезы), вернуться к нормальной жизни, путешествовать, завести семью... Но вообще сейчас уже в планах гораздо больше: заниматься общественной деятельностью, помогать людям. Я просто увидела, что в этой ситуации (авария) люди помогают мне, увидела, что общество не безразлично. Я и раньше помогала, ну, деньги перечисляла на счет, но теперь считаю, что нужно активнее. Я всегда хотела, но всегда у людей какие-то отмазки — времени не хватило и т.д... Теперь скоро встану и пойду, буду делать.

— А вообще, в целом, взгляды на будущее как-то поменялись?


— Раньше большое значение я предавала внешности. Например, жила картинками, стереотипами. Теперь взгляды поменялись — я жила напоказ. Любила фотографироваться. Все поездки — это по тысяче фотографий. Теперь я поняла, что все это в жизни не главное.

— А вот такое новое мировоззрение — какие чувства ты испытываешь?


— Я чувствую, что это приятно. Я раньше чувствовала себя даже одинокой, перед аварией у меня вообще было такое ощущение, что я ничего не хочу, жила как в тумане. У меня все было — а я ничего не хотела. Я знала, что это не правильно, что так нельзя, но ничего поделать с собой не могла. Ну, а тут эта авария...

— А вот с друзьями как отношения сложились, вот Костя, например?

— Костя — это вообще друг моего мужа (бывшего) и мы с ним учились вместе, но почему-то я думала, что Костя больше всех меня не любит — относилась к нему холодно. Но в вот в этой ситуации я для себя открыла его с новой стороны.

— То есть, меняется представление о людях?

— Да, меняется, и больше людей становится.

— А ты можешь это своё чувство обозначить одним словом каким-либо? (простой тест, интересно что у человека в голове, какие у него ассоциации)

— Ну, не знаю... Любовь наверное.

— Любовь, да?

— Да, любовь подойдет. Потому что все мне пишут: Ира, мы тебя любим. Не просто — держись, а целые истории пишут. Приводят примеры из своей жизни, рассказывают, что произошло, делятся. В интернете люди помогают — рассказывают всем про меня.

Мне вот, например, пишет женщина — они с мужем попали в аварию, они сейчас на аппарате Елизарова — и говорит, что у нее уже только руки начали опускаться, а тут я для нее — как пример, что нужно держаться.

Многие вокруг просто думают, что у них куча проблем. Они думают о них постоянно, хотя их (проблем) на самом деле и нет. Надо найти положительные моменты и ими жить, а не как обычно: “ой, все плохо, и не знаю как дальше быть”. Надо понимать, что если произошло, то и произошло, но надо дальше двигаться. Нет, конечно, бывают минуты отчаяния, и всплакнуть с утра, и свои прежние фотографии посмотреть, и подумать, почему это произошло. Но все равно я понимаю, что нужно быть сильнее. Прошлое осталось в прошлом. Я буду жить в будущем. У меня еще все хорошо сложилось — у меня есть друзья, которые меня не бросили, которые меня поддерживают, но я знаю много историй, как вот девочка мне пишет, что была авария, после которой все друзья от нее отвернулись, только родители одни остались, и ей пришлось начинать жизнь с чистого листа. Теперь у нее все хорошо, конечно же, но тогда, она рассказывает, было очень тяжело. Но я считаю, что если эти люди отвернулись в такой момент, то они совсем не друзья и не стоит на них равняться — будут и другие люди.

— А какие самые самые ближайшие планы у тебя? Ну, помимо протезов.

— Ну вот сейчас английским хочу заниматься. Чтобы не забыть. Познакомилась с мальчиком, он меня будет учить французскому по скайпу.

Говорим о реабилитации, протезировании. Ира переводит разговор на тему инвалидности и стереотипов:

— Просто такой стереотип... многие пишут и спрашивают: а ты, вообще, передвигаешься? Как будто я какая-то лежачая больная. Соседи все плачут, боятся зайти, предлагают памперсы для лежачих... (смеется). У меня даже мама переживала больше чем я, это мне ее приходилось успокаивать, хотя они уверены были, что наоборот — их запугали этими стереотипами. К маме приходил психолог, который ей объяснял все, работал с ней. А меня вот наоборот это как то раздражало, этого я и боялась, что все сейчас будут жалеть, плакать. Все ждали от меня истерик.

— А вообще как в город выбираться человеку на коляске? (заранее знаю какой будет ответ, но, тем не менее, хочу его услышать)

— Да никак, проблемы большие. У нас страна вообще не приспособлена для инвалидов — у нас в доме до второго этажа элементарно даже лифт не ходит. Как то в парк или просто погулять при помощи родственников и друзей буду выбираться, а самостоятельно никак.

— Расскажи про свой первый выход в люди, какое было ощущение?

— Конечно же волновалась, боялась: как же будут на меня смотреть. Но оказалось, что зря боялась: быстро освоилась, даже повеселилась — дома постоянно сидеть очень скучно, я раньше была активным человеком и меня было трудно дома удержать.

— А ты считаешь себя инвалидом... ?

— Нет! Я категорически не согласна с тем, что я инвалид — я полноценный член общества, я самостоятельная, нужно только потренироваться, подготовиться и ничего страшного в этом нет — голова на плечах, думать могу.

Многое записано тут по памяти, так как, придя домой, я понял что с диктофоном какие-то неполадки. Но, тем не менее, этот разговор трудно забыть — помнишь каждую деталь. Она как часть одного большого смысла, который ты вроде бы каждый раз проговаривал, но из ее уст это звучит как библейский завет для монаха.

Ну, а теперь оторвемся от прекрасных глаз Иры и поговорим о помощи. В данный момент идет сбор средств для протезирования, необходимо собрать 6 млн. чтобы Ира снова смогла ходить и быть совсем полноценным членом общества. Все подробности о том как можно помочь Ире вот тут.

От себя скажу: я, как человек, связанный социальным не равнодушием и соц. проектами с людьми-инвалидами, могу смело говорить, что Ира по праву достойна снова встать на ноги. Даже не просто достойна — необходимо, чтобы она встала на ноги. Этот человек живой пример того, как нужно смотреть на этот мир. Ира — не выдуманный персонаж, она человек, она друг, она дочь, и я уверен, что Ира сможет изменить будущее для нас для всех, если мы поможем ей получить новый шанс.

Источник: www.ridus.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ