Архив:

Вот она, женская зависть

Недавно читательница упрекнула меня в том, что мои истории в рубрике «Он и она» - чистой воды выдумка. Поэтому оговорюсь сразу: это совсем не так. Они удивительные, странные, но правдивые. Изменены лишь имена и некоторые жизненные обстоятельства героев, чтобы никто не мог узнать в них абсолютно реальных людей, которые ходят по улицам Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Советской Гавани и других городов нашего края. Эта история о человеческой зависти - такая же правдивая и от того страшная.

С Аней мы познакомились, когда ей было 14, и увидеть её в первый раз было как получить ведро ледяной воды на голову. Аня - инвалид первой группы. У неё очень редкая патология соединительной ткани, которая не пощадила ни внешние органы, не внутренние. Рост 10-летнего ребёнка, странно изогнутые стопы и кисти рук, которыми она не могла пошевелить... а над этим всем - светлое красивое лицо, изумительной красоты серые глаза и копна длиннющих рыжих волос, за которые во дворе Аню звали Ариэль.

До 8 лет она не могла ходить. Родители изъездили всю страну, но нашли врачей, которые поставили девочку на ноги. К сожалению, больше им ничего сделать не удалось, и максимум, на который были способны прооперированные конечности, - перейти из одной комнаты в другую. Однако жалеть её можно было только первые полчаса. Потому что потом жалость уступала место восхищению.

Отняв у Ани физическую полноценность, Бог дал ей другое: острый ум, фантастическое упорство и золотой характер. Её семья жила на самой окраине Хабаровска, училась она на дому, куда преподаватели приходили через раз. Но Аня делала уроки без всякого домашнего задания, даже лёжа под капельницей. И в итоге окончила школу без единой четвёрки.

Соцзащита попыталась отказать ей в высшем образовании и вынесла страшный вердикт: из-за инвалидности необучаема. А она только зубы стиснула - и пошла поступать на общих основаниях. С полупарализованной рукой сдала письменные экзамены так, что оказалась первым кандидатом на бюджет. А год назад получила красный диплом переводчика, уже имея за плечами двухлетний опыт работы.

Как ей удалось? Никто не знает этот секрет. Как и то, каким образом эта крошечная изломанная девочка влюбляет в себя такое количество парней. Пока мы ходили на дискотеки, она лежала в больницах. Пока мы сохли по одногруппникам в университетах, она лежала в больницах. Но каждый раз, когда срок медицинского заключения заканчивался, из палаты её выносил на руках какой-нибудь очарованный воздыхатель, а то и два. Почему мы, здоровые цветущие девицы, страдали от неразделённой любви, а у неё всегда был выбор?

Наверное, потому, что никто не умеет так улыбаться, когда после 33-й по счёту операции на ноге у тебя стальная конструкция из восьми штырей, протыкающих её насквозь. Нет, у Ани не железные нервы - может и разрыдаться от боли и бессилия. Но она привыкла бороться. И эта фантастическая сила духа, эта абсолютная уверенность, что, несмотря ни на что, всё будет хорошо, вкупе с внешностью сломанной куклы притягивает людей гораздо сильнее, чем самая яркая красота.

Однако не всё было хорошо: три раза её серьёзные отношения закончились болезненным разрывом из-за мужских странностей. Первый парень почему-то был уверен, что девушка-инвалид никуда от него не денется, а потому особо не церемонился. Второй оказался уже не моральным, а вполне материальным садистом. А третий просто струсил, не выдержав обычных бытовых трудностей.

Уже тогда я удивлялась огонькам злорадства в глазах некоторых общих знакомых. Утешая Аню, за глаза кто-нибудь из них нет-нет, да и ронял какую-нибудь фразу вроде: «Я так и знала! Куда ей, такой, семью?».

Но суровая реальность обрушилась на меня, когда у Ани отказали почки, и мы начали собирать деньги на дорогостоящую операцию. Так, обращаясь за помощью к посетителям одного из хабаровских форумов, я допустила непростительную ошибку - написала, что Аня, как и все мы, хочет быть любимой, выйти замуж и создать семью…

Что тут началось! Шквал женской ненависти просто потопил меня, погрузив в прострацию на несколько дней. И чего только не писали! «Тут нормальные (!) женщины не могут замуж выйти», «О чём вы, какая семья?! Она же ИНВАЛИД, неполноценная, у неё нет будущего»… И уже совсем цинично: «В её случае вообще лучше эвтаназия».

Я молилась, чтобы она этого не видела. Но она увидела. «Кира, за что?! Что я им сделала?», - рыдала в трубку моя Ариэль. А я плакала вместе с ней и не знала, что ответить…

Деньги на операцию мы всё-таки собрали. И во время реабилитации в больнице Аня познакомилась с Антоном, который оказался добрым, самоотверженным и очень смелым - через два года отношений сделал ей предложение.

Я думаю, вы сами уже догадались, что за этим последовало. Знакомые скупились на поздравления. Одна за одной стали исчезать незамужние приятельницы. Дошло и до того, что лучшая Анина подруга, которой отвели почётную роль свидетельницы, за день до свадьбы отказалась идти на торжество без объяснения причин.

Тем не менее, на свадебных фото Ариэль улыбалась, как самая счастливая русалочка, встретившая своего принца. Кошмар начался потом - когда эти фото попали на Анину страничку в «Одноклассниках». И шквал ненависти на хабаровском форуме показался сущей ерундой. Каждый час под романтичными снимками появлялись всё новые и новые комментарии. «Он всё равно тебя бросит - как жить с инвалидом?». «Да как таких земля носит!». «Вы хотите РЕБЁНКА?! Да ты его не выносишь!». «Почему твоя мама не сделала аборт?»...

Когда она перестала заходить в «Одноклассники», ей стали писать в других соцсетях. Когда не появилась и там, одолели скайп и другие сервисы коротких сообщений. Потом стали звонить с незнакомых номеров и выкрикивать оскорбления в телефонную трубку…

Знаете, я всегда думала, что меня окружают нормальные люди. Верила, что большинство из них адекватны и незлобливы, а многие - добры и бескорыстны. Но это писали не сетевые маньяки-тролли. Это писали девушки, с которыми Аня общалась много лет, и подло скрывали свои имена под псевдонимами. Они были готовы растерзать подругу за то, что сквозь боль и немыслимые для многих страдания она пришла к своему маленькому личному счастью. Она смогла, а у них не получилось.

В конце концов, один из номеров удалось отследить: главной злодейкой оказалась девушка одного из бывших Аниных кавалеров, а помощницами - две общих знакомых. Почему? А потому, что её за три года замуж так и не позвали. Причём кавалер - тот самый, который когда-то струсил, - как выяснилось, знал, что затевает его пассия, но не счёл нужным предупредить экс-возлюбленную.

К несчастью, в полицейском участке нам сказали, что ничего сделать не могут. Но, выслушав нашу историю, участковый понизил голос и сказал: «Официально я бессилен, но неофициально - зовите, если нужно будет с ней разобраться».

Но этого не потребовалось: злые люди, к счастью, обычно ещё и трусливы. После одного намёка на правоохранительные органы ненавистники заблокировали сим-карту, а нападки в соцсетях прекратились.

Казалось бы, всё закончилось ещё три месяца назад, но мы до сих пор не можем отойти от случившегося. Аня… Аня больше не улыбается так, как прежде. Но будет, я уверена. И малыша выносит всем назло.

Ну а меня всё мучает и мучает вопрос: сколько таких, полных скрытой ненависти, ходит рядом со мной? Сколько из них готовы навредить и даже разрушить чью-то жизнь из зависти? Надеюсь, что никогда не узнаю ответа.

Кира Драгунская

Источник: toz.khv.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ