Архив:

О жизни в стране глухих

Для сурдопереводчика мало просто знать язык жестов. Надо быть в курсе последних событий в политике, обществе, культуре. Уметь разбираться в людях и ситуациях, быть психологом, социальным работником, но самое главное ­ отзывчивым человеком с сильным характером, считает сурдопереводчик Елена Дементьева.

Уроки тишины

Почти тридцать лет Елена Алексеевна является бессменным спутником для глухих, работая сурдопереводчиком. С 2002 года её знание языка жестов востребовано в Иркутском профессиональном лицее № 17 - ныне техникуме архитектуры и строительства. Здесь группы слабослышащих, глухих юношей и девушек обучаются профессиям маляра и столяра. На одном из уроков присутствовал корреспондент «АиФ в ВС».

- Дерево - сучок - дыра. Называется «чопик», - Елена Дементьева дополняет язык жестов словами и мимикой губ, по которым можно понять смысл сказанного. Идёт урок спецтехнологии. Повторяют тему, как обработать и покрасить поверхность.

В классе восемь человек - сколько и положено по нормативам. У доски ученик, учитель и сурдопереводчик. Ребята за партами тянут руки - увидели ошибку, допущенную сверст-ником, когда тот выполнял задание на доске. Хотят исправить. На уроке непривычно тихо. Знание передаётся в тишине. Но если преподаватель и сурдопереводчик хотя бы на миг отворачиваются от класса, учащиеся начинают «перебрасываться» жестами - судя по улыбкам и озорным глазам, они шутят.

- Любят поболтать, - с пониманием говорит Елена Дементьева, когда мы беседуем после окончания урока. - Соскучились друг по другу после новогодних праздников.

- А есть отличники?

- У нас талантливые ребята. Например, Татьяна Щербинина уже через два месяца после поступления в техникум заняла первое место в региональном конкурсе среди учащихся с ограниченными возможностями. Показала великолепные теоретические и практические знания. При этом у неё всего несколько классов образования: когда девочка потеряла слух, родители не смогли отправить её в школу-интернат. Но в техникуме она сразу раскрылась. (Елена Алексеевна широко улыбается). Нарадоваться не могу. Сейчас - уже на втором курсе.

Или же Сергей Ворончихин. У него второе место в региональном конкурсе. Это ведь не просто оценка учителей, а если хотите - всеобщее признание их таланта. Ребята любят учиться. Видно, что у них есть цель, они стремятся достичь чего-то большего.

Эмоционально крепкие

- Елена Алексеевна, почему вы выбрали профессию сурдопереводчика?

- Профессия выбрала меня. Сурдопереводчиками, как правило, становятся люди, у которых родственники имеют осложнения со слухом. Моя мама потеряла слух в 18 лет. Я с детства видела, как работают сурдопереводчики, и понимала, какой это труд, поэтому не желала себе таких подвигов. Но однажды мне предложили стать сурдопереводчиком. И я согласилась. Прошла специальное обучение, затем курсы повышения квалификации.

Это очень редкая специальность. Сегодня на тысячу глухих в Иркутске приходится меньше десяти сурдопереводчиков. Молодые люди не идут в профессию, а если и приступают к работе, то быстро бросают. Сколько таких случаев! Исключение составляют лишь те, у кого среди родных есть слабослышащие или глухие. Сурдопереводчиками могут работать только эмоционально крепкие люди, потому что приходится проблемы других пропускать через себя. Психологическое напряжение высочайшее.

- Что в себя включает рабочий день сурдопереводчика?

- Постоянные разъезды. Допустим, сначала добираешься в Ново-Ленино, а оттуда на Синюшку через Солнечный. Это, по сути, объехать весь наш немаленький город по кругу. Причём на общественном транспорте с многочисленными пересадками.

Мы сопровождаем глухих повсюду: у нотариуса, в суде, на приёме у врача, на похоронах и свадьбе, даже крещение без нас не обходится. Приезжает батюшка, немного знающий язык жестов, и проводит обряд. А мы рядом - разъясняем, куда встать, как себя вести. Помогаем и роды принимать. Было и так: когда родила, через 20 минут уже сама «принимала» роды - переводила для глухой роженицы.

В службе государственной регистрации есть специальный список с именами сурдопереводчиков. Сделка не состоится, если глухой приведёт с собой человека, владеющего языком жестов, но не отмеченного в этом списке. Такие меры предосторожности позволяют исключить возможность мошенничества. Было время, когда на глухих чуть ли не охотились, чтобы присвоить их имущество. Мы всегда предупреждаем - никаких официальных бумаг без нас не подписывайте!

Бесконечная очередь

- Но специалистов вашего профиля вряд ли хватает на всех. Кто решает, кому помогать в первую очередь?

- В Доме культуры имени Горького общества глухих ведётся предварительная запись. Если есть необходимость в сопровождении, сначала делается заявка. Обратившийся записывается к конкретному сурдопереводчику. Нередко подменяем друг друга. Советуемся. Язык жестов - крайне непростой. Хоть всю жизнь учись, так всё и не выучишь. Вообще же, государству надо решить, нужны мы ему или нет. За рубежом это очень престижная профессия: на каждого глухого приходится по одному сурдопереводчику.

Другая проблема - отсутствие рабочих мест для слабо-слышащих и глухих. Вроде бы и большие налоговые льготы предусмотрены для работодателей, которые трудоустраивают людей с ограниченными возможностями, но это ничего не меняет. Значит, надо разработать государственную программу по трудоустройству инвалидов с обязательным созданием новых производств или с поддержкой уже действующих.

Такая поддержка может оказываться в виде государственного заказа на изготовление определённой продукции. Руки-то на месте! Я вот заказала одному нашему умельцу табуретки сделать. Так загляденье получилось!

- При Иркутском региональном отделении Всероссийского общества глухих действует швейная фабрика.

- Сейчас уже нет. Там долгие годы трудилась моя мама, какое-то время и я работала, оттуда, собственно, и перешла в сурдопереводчики. Если бы существовала государственная программа поддержки, то фабрика бы развивалась. А это по сегодняшним меркам - бесценные рабочие места для людей с ограниченными возможностями. Никто ведь не просит денег просто так - их отработают.

В плане заработной платы у сурдопереводчиков тоже не лучшие времена. Раньше нам оплачивали больничные, получали и отпускные. Теперь всё в прошлом. Оплата труда - почасовая: оказал услугу, составляется акт. По этим актам с нами и рассчитываются. Никакого соцпакета. Если в отпуск, то за свой счёт.

И уйти - не уйдёшь: мало нас.

Владимир Шпикалов

Источник: www.irk.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ