Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Великие комбинаторы Кабардино-Балкарии

Принято считать, что эпоха финансовых пирамид закончилась в России в 90-х годах. Случай с надувательством «чернобыльцев» из КБР, ставших жертвами местной «Властилины», говорит, что это не так. В России, в частности в Кабардино-Балкарии, великие комбинаторы по-прежнему живут и процветают. Безнаказанности им часто прибавляет чиновничья «корочка». «Чернобыльская Властилина» из КБР по имени Лера Алхасова в прошлом была ответственным сотрудником республиканского Минздрава.

Суть дела такова. В 2010 году к нуждающимся чернобыльцам КБР обратилась некая Лера Алхасова, бывший чиновник республиканского Минздрава. Акцентируя внимание на своей близости к властным кругам, женщина пообещала ликвидаторам помощь в получении компенсаций за увечье через суд. Алхасова обрисовала инвалидам ход своих действий. Как уполномоченный чиновник, она вместе с чернобыльцем подает иск в суд о получении компенсационных выплат, выступает посредником-поручителем перед судьями и добивается решения суда в пользу истца. За свои услуги Алхасова запросила 50 процентов от каждой выигранной компенсации.

Многие чернобыльцы согласились на условия Алхасовой и понесли ей все нужные документы и доверенности на ведение их дел. После этого чиновница отнесла собранные документы в суд Нальчика, где потом по чернобыльским искам был инициирован ряд процессов. Как ни странно, решение судей в большинстве случаев было в пользу ликвидаторов. Каждому чернобыльцу, в зависимости от группы инвалидности, было присуждено от одного до полутора миллионов рублей. Половину полученных денег те отдавали Алхасовой буквально в руки. В «Связь-банк», где, по совету Алхасовой, инвалиды-истцы открывали счета, потом приходил человек, который говорил, что «он от Алхасовой», забирал деньги «под честное слово» и уходил. То, что оставалось, ликвидаторы принимались тратить на свои неотложные нужды. 500-600 тысяч для чернобыльцев казались запредельной суммой.

Люди благодарили Алхасову и справедливых судей до тех пор, пока осенью 2012 года к ним не стали поступать уведомления от приставов с формулировкой: решения суда незаконны, чернобыльские компенсации нужно вернуть целиком, до копейки. Вскоре к людям стали приходить приставы. Так как у большинства денег уже не было, в ход пошла опись имущества и выселение из квартир. Одну 77-летнюю бабушку выставили с вещами на мороз. Закон суров, но это закон.

Верховный суд КБР решил, что выигранные иски были «следствием судебной ошибки». «Понятие "возмещение морального вреда" появилось в гражданском кодексе спустя пять лет после аварии на ЧАЭС, а поскольку закон обратной силы не имеет, то компенсации чернобыльцам не положены», - говорилось в решении ВС КБР. Проштрафившиеся нальчикские судьи были сняты с должности, Алхасова с деньгами исчезла, а ликвидаторы принялись ходить по инстанциям в поисках правды. Как сообщает Союз «Чернобыль» КБР, на данный момент от нервных переживаний умерло трое инвалидов. Остальные находятся в состоянии сильнейшего нервного потрясения.

Источник в юридических кругах КБР высказал свое мнение по этому вопросу. «То, что на момент аварии на ЧАЭС положения нынешнего ГК не действовали, поскольку их еще не было в природе, вовсе не означает, что судебные органы должны уклониться от выплат компенсаций. Действовавшая в то время статья 131 Основ гражданского законодательства РСФСР предусматривала возмещение морального вреда ликвидаторам последствий техногенных катастроф. С компенсациями чернобыльцам законодательство имеет немало дыр и недоговоренностей в плане исполнения законов. С одной стороны, такие требования нужно удовлетворять, так как физические и нравственные страдания носят продолжительный характер, следовательно, и отношения по возмещению вреда носят длящийся характер.С другой стороны, ответственность за вред может наступить лишь на основании норм права, предусматривающих ее, и в тех пределах, которые были определены законом на день причинения морального вреда. Если принять другое решение, то это будет нарушением статьи 54 Конституции РФ, согласно которой никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. К сожалению, в плане ликвидаторов суды занимают именно позицию невмешательства», - сообщил изданию источник в юридической среде КБР.

В целом же положение чернобыльцев КБР мало чем отличается от общероссийской картины. С той поправкой, что в суде Кабардино-Балкарии ликвидатору сложнее выиграть иск, чем в суде той же Карелии или Брянской области. Регион дотационный, лишних денег на «социалку» нет. Чернобыльцы в такой ситуации оказываются не вписавшейся в реалии бюджетной обузой. Многие из них надеются только на себя и готовы бороться за жизнь любой ценой. Афера Леры Алхасовой - не единственная афера в КБР, на которую добровольно подписались ликвидаторы.

«Со мной одно время работал чернобылец, - рассказал «Большому Кавказу» житель Нальчика, который предпочел не называть своего имени. - Он постоянно приносил в отдел кадров какие-то бумажки на подпись. Как мне объяснили, наш Минсоц ему постоянно предлагал что-то. Он получал от Минсоца КБР деньги, а с этих денег кому-то «откатывал». И это действовало! Конечно, это гроши были, но у него 5 детей, он болен был. О финансовых успехах своего товарища знали почти все чернобыльцы КБР. Их решимость «подписаться» на аферу Алхасовой я могу объяснить только предыдущими успешными опытами на этом поприще. А как же им выживать? Чернобылец - инвалид 1 группы, получает пять тысяч пенсии. Положенного по закону жилья ликвидаторы ждут уже 20 с лишним лет, и вряд ли когда дождутся».

Артур Приймак

Источник: www.bigcaucasus.com