Архив:

Санаторий в коме

Чем дольше мы отстоим от СССР, тем больше понятие социальных гарантий гражданам независимой России (впрочем, как и других стран, возникших на его развалинах) напоминает туманность далекой Андромеды. Это — несмотря на то, что в Конституции страны записано: Россия – социальное государство. Об этом время от времен напоминают нам и вожди страны в своих интервью и посланиях. Но пока их заверения больше смахивают на старый восточный анекдот про халву: сколько ни повторяй это слово, а во рту слаще не становится.

Одна из таких социальных проблем, давно ушедших в тень на фоне низких заработных плат и пенсий (сопоставимых, например, с бедной Черногорией, где нет нефти, газа и практически вообще никакой промышленности) и бесплатно-платного здравоохранения, – санаторное долечивание больных. Многие российские граждане в ежедневных попытках выживания (в основном, – это люди преклонного возраста, пенсионеры, отработавшие по 30-40 лет) даже и не помышляют ни о каких санаториях: одни просто не подозревают о таком праве, другие, получив отказ, не могут позволить себе купить путевку.

Главный результат двадцатилетней деятельности российских органов здравоохранения и социальной защиты граждан в санаторно-курортной сфере – это ее фактическое уничтожение. Вольное или невольное. До сих пор эти ведомства так и не удосужились провести элементарный учет прошедших через эпоху дикого разграбления страны и чудом выживших санаториев. По некоторым данным, двадцать лет назад в России насчитывалось 7,2 тыс. таких учреждений. Выжили около двух тысяч.

Каков их профиль, медицинское оснащение, что они могут предложить гражданам, в чем нуждаются и как им помочь – такого всеобщего мониторинга государство до сих пор так и не удосужилось провести. Есть отдельные куски санаторно-курортной мозаики, но полной картины нет. "А ведь ведение государственного реестра курортного фонда вменено Минздравсоцразвитию по закону, — отмечал на одной из конференций президент Национальной курортной ассоциации и Всемирной федерации водолечения и климатолечения Николай Стороженко. — А если нет учета, как вообще можно говорить об отрасли? Откуда мы сегодня берем данные о количестве санаторно-курортных учреждений, их коечности, количестве получивших лечение? Не говоря уже о социальном срезе, востребованности лечебных профилей, сроках пребывания в здравницах".

Это притом что президент страны поручил сделать трехлетний бюджет социально ориентированным. Но в нем, увы, так и не нашлось отдельной строки для санаторно-курортной сферы. До сих пор нет и государственной концепции поддержки и развития этой социальной отрасли. Еще в апреле 2008 г. премьер-министр Виктор Зубков поручал Минздравсоцразвития России, Минэкономразвития, Минрегиону совместно с органами власти, где располагаются курорты федерального значения, представить в правительство предложения по реализации Федерального закона "О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах". В ответ – тишина.

В августе 2009 г. Владимир Путин на заседании правительственной комиссии в Кисловодске поручил заинтересованным министерствам разработать "Государственную программу развития курортов федерального значения на 2011-2015 годы". В ней предполагалось рассмотреть вопросы долечивания больных, санаторно-курортной реабилитации, оздоровления граждан пенсионного возраста, имеющих на это конституционное право и т.д. Однако с тех пор ничего об этой программе также не слышно.

Видимо, на такие "мелочи" как здоровье людей у богатейшей по запасам сырья и ведущей по его продажам державы денег нет. В утешение гражданам Минздравсоцразвития России сообщило, что в Федеральном законе "Об основах охраны здоровья граждан в РФ", принятом в конце 2011 года, впервые отдельной статьей прописаны понятия и гарантии "медицинской реабилитации и санаторно-курортного лечения". Речь идет о статье 40. Опять – "халва". А ведь об ответственности властей за развитие санаторно-курортной сферы прямо сказано в Федеральном законе "О Правительстве Российской Федерации".

По данным Счетной палаты РФ, право на государственную помощь в виде набора социальных услуг в 2010 году имели 5190,4 тыс. человек, в 2011 году – 5224,7 тыс. Но из-за того, что санаторно-курортное лечение находится у властей давно в пасынках, с их стола и гражданам, и санаториям перепадают сущие крохи.

В прошлом году Счетная палата провела "проверку использования средств федерального бюджета, выделенных в 2010-2011 годах на оказание государственной социальной помощи отдельным категориям граждан по санаторно-курортному лечению, включая проезд к месту лечения и обратно". Выводы проверяющих об организации и предоставлении этой помощи превзошли все ожидания скептиков.

Оказалось, что, по расчетам, щедрой рукой Минздравсоцразвития на санаторно-курортное лечение одного больного человека приходится 84 рубля. Думаете — в день? В месяц! В год – 1008 рублей. В Африке есть люди, которые живут на доллар в день. И это считается запредельной нищетой. Наши бюрократы, судя по этому открытию Счетной палаты, полагают, что чуть больше двух с половиной долларов в месяц – нормально.

Полный бред этого "научного" расчета заключается еще и в том, что, как отмечается в отчете, "стоимость путевки на санаторно-курортное лечение для детей-инвалидов и других категорий граждан по льготам установлена в 2010 г. (на 21 день) в сумме 16720,8 рубля, в 2011 году (на 18 дней) — в сумме 16041,1 рубля". Для инвалидов с заболеваниями и последствиями травм спинного и головного мозга цена путевки достигает более 54000 рублей. Выходит, что "годовые поступления набора социальных услуг в минимальном размере за 15 человек позволяют обеспечить оплату путевки в санаторно-курортное учреждение только для одного человека".

В 2011 г. за получением путевок на санаторно-курортное лечение (при наличии необходимых медицинских справок) обратились 472869 человек из числа тех более чем пяти миллионов, кто имеет на это законное право. А получил их всего 209261 льготник (с учетом сопровождающих лиц), то есть 44,3%. Это даже на 12,1% меньше, чем в 2010 г. А если сравнить с 2005-м, то финансирование расходов на санаторно-курортное долечивание и реабилитацию в целом по Федерации уменьшилось в полтора раза.

Однако даже и эти крохи, перепадающие для распределения бюджетных путевок льготникам, Фонд социальной защиты РФ не в состоянии использовать на все сто. На конец отчетного периода, как правило, остаются невостребованные деньги — при избытке законно желающих поправить здоровье. Как отмечает Счетная палата, "своевременное использование средств федерального бюджета позволило бы дополнительно обеспечить санаторно-курортным лечением более 58759 граждан". Это — 20,4% от общего количества тех, кому не повезло в 2011 г.

Вот и получается, чем больше поручений дают президент и премьер-министр подопечным министерствам "улучшить и углубить", чем радостнее об этом вещают из "зомбоящика" министры-капиталисты, тем хуже идут дела в санаторном оздоровительно-лечебном секторе. По данным проверяющих, на начало прошлого года 288060 человек получили отказ в государственной социальной помощи. Среди них – 243814 инвалидов, 22620 детей-инвалидов, 5840 инвалидов войны, 3415 ветеранов боевых действий, 4417 пострадавших от радиационных воздействий, 3354 человека, награжденных знаком "Жителю блокадного Ленинграда", и т.д. Более 4000 человек в прошлом году, отстаивая свои права, обратились в суд.

Это – картина в общем. А что же происходит конкретно в отдельно взятом бюджетном заведении для долечивания? Недавно мне довелось побывать в Ессентуках в государственном санатории "Россия", чей коечный фонд рассчитан на 400 мест. Как уверяет его руководство, проблем с наполняемостью (как это происходит в межсезонье в санаториях средней полосы России) нет. В санатории почти повсюду завершен ремонт, много просторных холлов, бассейн, спортивный и концертный залы. Хорошая база для нескольких десятков оздоровительных процедур, хотя главное, конечно, — это бюветы с прославленной ессентукской минеральной водой, пока еще – бесплатной (в пределах полулитра за раз).

Главные жалобы лечащихся – это питание. Для мужчин – слишком мелкие порции, некоторые рассказывали, что приходится докупать еду в магазинах и на рынке. Кроме того, удручает однообразие еды. Мясные блюда хоть и называются по-разному, однако основной их компонент – размоченный хлеб и прокрученное мясо. Как неожиданно откровенно рассказывала мне одна из врачей (по понятным причинам не называю ее фамилию), "мы все время контролируем нашу кухню, эти мясные изделия с размоченным хлебом — это просто какой-то ужас".

Замечу, что основной профиль санатория – гастроэнтерология (также – болезни опорно-двигательного аппарата). При этом здесь подают в качестве закуски "рыбные консервы". Или сорную отварную рыбу пангасиус, от которой и у здорового человека могут возникнуть проблемы. А под "припущенными" и "тушеными" овощами почти всегда подразумеваются отварные свекла и морковь. Притом что кавказский рынок даже в декабре богат на самые разнообразные овощи и фрукты. Кусок сочного отварного говяжьего или телячьего мяса, языка – безопасной еды для "желудочников" — здесь для "бюджетников" почти не практикуют. Однако его (и другую еду) можно обнаружить на спецстолах "коммерческих" обитателей санатория.

Классовое расслоение дошло, однако, и до лечебных реабилитационных заведений. Еще два года назад, по словам главного врача санатория "Россия" Эдуарда Копылова, большинство отдыхающих были здесь именно "коммерческими". То есть, чтобы попасть в государственный санаторий для долечивания, люди сами оплачивали путевки. Занимая, таким образом, места, предназначенные для "бюджетников". Сегодня число льготников возросло, однако платные путевки в государственном санатории не отменены. Причем за деньги едут и ближайшие соседи – из новых кавказских государств — Армении и Азербайджана.

"Мы вынуждены продавать путевки по коммерческим ценам, — рассказывал мне главврач, — потому что денег на содержание бюджетников просто не хватает". Цены, надо сказать, кусаются. Например, за сутки в одноместном стандартном номере (потянет на три звезды) придется выложить 3414 рублей. За 21 день пребывания – 71000 рублей, не считая транспортных расходов. (Бывалые люди говорят, что дешевле съездить в Карловы Вары.) Какой российский пенсионер или инвалид может себе это позволить? Причем бедных "бюджетников" в одноместные номера не заселяют, несмотря на то, что санаторий все же — государственный. Бедным положены только двухместные. Хочешь жить один? Пожалуйста, но с доплатой в 16000 рублей.

Интересно, что сколько бы путевок ни продали богатым, а набор еды для бедных остается неизменным. Как сообщил главврач, прошлым летом санаторий тратил 180 рублей в день, чтобы прокормить бюджетника, в декабре – 215 (цены на питание повысились). Менять, как уверяет, — ничего нельзя. Он действует согласно приказу Минздрава №330 от 5 августа 2005 г. о среднесуточных нормах расхода продуктов питания. Выходит, что на "коммерческих", на еду которых тратится больше денег, эти суровые нормы не распространяются? Лукавство заключается в том, что, как уверяет Эдуард Андреевич, здесь важны не деньги, а те самые среднесуточные нормы расходов продуктов питания. Получается, если следовать такой логике, то можно прокормить человека и еще дешевле, подыскав блюда покалорийнее – типа манной каши три раза в день на первое, второе и третье. А можно ведь купить и свежего судака – будет поздоровее, подороже, но не так нормативно-калорийно.

А может быть, главврачам государственных санаториев все же следует не стесняться и задавать своему начальству в Москве неудобные вопросы. Например: как можно за 200 рублей в день пять раз (дробное питание) накормить здоровой и качественной пищей человека с хроническим панкреатитом? Впрочем, если Счетная палата обнаружила, что Минздравсоцразвития готово облагодетельствовать больных за 85 рублей в месяц, то о чем и с кем там вообще можно говорить?

С возвращением в Кремль нового-старого президента в мае прошлого года Минздравсоцразвития было упразднено. Вместо него возникли два отдельных эшелона бюрократов – Министерство здравоохранения и Министерство труда и социальной защиты. Число министров и прочих чиновников множится, их зарплаты, спецпенсии и повышенная социальная защита в виде бесплатных и безбедных спецполиклиник, спецбольниц и спецсанаториев неуклонно растут. И, похоже, давно уже никому нет дела до того, как вывести российские государственные санатории для миллионов бедных инвалидов и рядовых пенсионеров из финансовой комы.

Алла Ярошинская

Источник: www.rosbalt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ