Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Психическая атака

Необычные уголовные дела, которые скоро могут прогреметь на всю страну, начали возбуждать на Урале. Среди потерпевших - самая незащищенная часть нашего общества, инвалиды, недееспособные граждане. У них отбирали пенсии, лишали квартир и вообще всего, кроме жизни. Причем делали это те, кто государством поставлен защищать их права, - врачи и работники интернатов.

Преступления вскрылись после масштабной прокурорской проверки органов опеки и специальных медицинских заведений Свердловской области. Прокуроров поразило, что опекуны с таким размахом и профессионализмом обчищали больных, словно свои дипломы они получали не в вузах и клиниках, а пройдя нары и тюремные университеты.

Одиноким предоставляется психушка

- Это заблуждение, что инвалиды и пенсионеры преступникам менее интересны, чем состоятельные граждане, - говорит представитель Октябрьской прокуратуры Екатеринбурга Роза Шахрай. - Никому не нужны бомжи, без паспорта и прописки, которые побираются на помойках. Инвалиды же - настоящий Клондайк для тех, кто нечист на руку.

Больным государство платит пенсию, пособия по инвалидности, кроме того, у них есть квартиры. Могут быть и иные ценности, доставшиеся им по наследству. Защитить себя и свои "богатства" такие люди, как правило, не в состоянии. Роза Даниловна достает из портфеля пухлые папки дел. Не глядя открывает первую попавшуюся.

Инвалида первой группы Юрия Савельева Всевышний обделил здоровьем, но не имуществом. Хорошая квартира в центре Екатеринбурга, в которой он жил, стоит почти как московское жилье. Квадратный метр на Урале в цене. Когда за Савельевым приехали врачи, чтобы отвезти на новое место жительства в интернат, как говорят соседи Савельева, Юра плакал. Он много лет прожил в квартире один и прекрасно себя чувствовал, не буянил. Поэтому искренне не понимал, почему остаток своих дней ему необходимо доживать за государственный счет на казенной койке.

Место в интернате Савельеву "пробила" его опекун, врач-психиатр Зубарева. По словам соседей, она даже гордилась, что смогла быстро, вне очереди устроить Савельева в дом милосердия. Прокуратура быстро усомнилась в искренности хлопотливой опекунши. Запросы в регистрационные органы подтвердили самые худшие подозрения. Незадолго до того как сплавить инвалида в интернат, врач на правах опекуна прописалась в его квартиру, потом приватизировала ее в равных долях со своим сыном. "Милосердный" доктор до сих пор живет в квартире Савельева, но теперь уже не столь спокойно - ждет тревожных вестей от следователя.

Кстати, масштабная прокурорская проверка вскрыла вал подобных случаев. Роза Шахрай, перелистывая папки, дежурным тоном перечисляет:

- Олег Богуславский, инвалид второй группы. Его опекун - врач Елена Недотко заселилась в его квартиру, действуя не в его интересах. Инвалид второй группы Наталья Войкова жила одна в собственной квартире. После нехитрых операций с недвижимостью врача-эксперта Татьяны Цихалевской получила опекуншу и ее мужа себе в соседи. А вот интересное дело Марии Кузнецовой. Эта 83-летняя пенсионерка с недееспособной дочкой на руках, как следует из документов, вообще подарила свою квартиру трем совершенно посторонним людям. Нотариус Гонгало, не моргнув глазом, зарегистрировал дарственную.

Бесправных пациентов обирали по одной схеме. Она начиналась с того, что при психоневрологических диспансерах и интернатах создавались опекунские советы. Эти органы получали доступ к базам данных больных и мгновенно начинали действовать - к личной выгоде врачей. Сначала выявляли одиноких инвалидов, которые владели какой-либо недвижимостью. При желании, кстати, инвалидом можно признать и просто одиноко живущего пожилого человека. По врачебной статистике, каждый сотый житель планеты страдает каким-либо психическим отклонением, которое может почти никак не проявляться в повседневной жизни.

На втором этапе преступной схемы в дело вступали врачи или их помощники, которые оформляли опекунство и прописывались в квартиры пациентов. На завершающем этапе от опекаемого нужно избавиться. При этом, как оказалось, убийство инвалида - самый сложный и хлопотный метод. Куда проще отправить его в интернат на полное гособеспечение.

Золотой запас от инвалидов

Но и в казенном доме, как показали прокурорские проверки, больной не застрахован от посягательств на свое имущество. Даже живя по сути при коммунизме за госсчет, инвалид продолжает получать пенсии и пособия. При этом суммы могут быть не малыми и доходить до пятнадцати тысяч в месяц. Если пациента признали недееспособным - а такой диагноз поставить несложно, - распоряжаться своими деньгами он не может. Тут-то ему и назначают опекуна. И доходы инвалидов легально перетекают в чужие руки. Правда, по закону опекуны должны действовать в интересах инвалидов, но возможность израсходовать деньги больных на собственные нужды осуществить легко.

Психоневрологический диспансер N 2 г. Первоуральска, что в 40 километрах от Екатеринбурга.

На днях в отношении руководителей этого заведения в суд направлено уголовное дело. Обвиняемых трое - начальник Алексей Хаминов, главный бухгалтер Лариса Гурова и бухгалтер Юлия Гушшамова. Их подозревают в вольном расходовании средств своих подопечных. Суд пока только начинается, но прокуроры не сомневаются в обвинительном исходе дела.

Дмитрий Кузяев, который возбуждал и вел это дело, говорит, что попечители смогли отчитаться только за часть потраченных сумм недееспособных обитателей интерната. Да и те чеки, которые были ими предоставлены, красноречиво говорят о том, что вряд ли больные увидели купленные им товары. Судя по чекам, недееспособные обитатели интерната сорили деньгами - заказывали золотые изделия, дорогостоящие продукты, классную парфюмерию. Если верить руководителям этого богоугодного заведения, такие заказы делали пациенты, которые из-за состояния психики не способны произнести даже внятной фразы.

На голубом глазу руководство интерната утверждало, что такие больные поручали покупать им мебель, комплект зимней резины для автомобиля, солидную бытовую технику. Правда, купленная на деньги больных мягкая мебель почему-то оказалась в приемной директора. Понятно, что попечители старались убедить следователя: все эти странные для таких пациентов покупки делались по желанию больных людей. Когда понадобилось это доказать, опекуны долго пытались натянуть кофточку 48 размера на гражданку Фролову, страдающую ожирением и носящую одежду не менее 56 размера. А шикарные модельные сапоги примеряли недееспособному мужчине. Не подошли, потому что женские, под узкую ножку.

После того как вскрылись факты, руководители первоуральского диспансера уволились. На рабочем месте из действующего начальства удалось застать только инженера Виктора Мелехина. Он не отводит глаза и не избегает разговора, хотя говорить ему о бывших сослуживцах явно неприятно. "Слишком внаглую воровали, вот и поплатились", - говорит Мелехин. По его мнению, закон не дает надежных механизмов для защиты интересов недееспособных больных. Все зависит только от личной порядочности попечителя и врача.

Прокуратура с такой точкой зрения не согласна. Прокурор Первоуральска Александр Рудых полагает, что его подчиненные хоть и не в силах предотвратить преступления против инвалидов, но выявить их вполне могут.

Прокуратура Свердловской области полна решимости добиться восстановления справедливости и законности. Проверка находится на личном контроле прокурора области.

Квартиру пациента - на продажу

Но, как показывает практика, даже прокуратуре на этом пути бывает очень непросто. Она зачастую оказывается единственным заслоном, который мешает грабить обездоленных. А должно быть иначе, ведь на страже интересов таких граждан по идее стоят и органы соцзащиты, и нотариусы, и местная администрация. Да и законы об опеке и попечительстве четко прописывают, что могут, а что не могут делать опекуны.

Но факты свидетельствуют, что нередко ведомства, призванные бороться с хищниками, еще и покрывают их. Типичный пример - Боровский дом-интернат для престарелых и инвалидов в Талицах. Там у некоего недееспособного Антона Шипицына, инвалида I группы с детства ловкачи попытались отобрать квартиру. Она ему досталась по наследству. Еще в процессе вступления в наследство директор интерната как опекун Шипицына заключил соглашение с частным детективным бюро под руководством Олега Пешкина на оказание неких услуг. Директор интерната Валентина Соколова не увидела ничего плохого в том, что частный детектив нашел покупателя на квартиру инвалида. Тот перечислил чуть больше миллиона рублей на счет пациента еще до получения разрешения на ее продажу. Далее глава Талицкого района Н. Таранов по заявлению директора интерната Соколовой дал разрешение на продажу квартиры инвалида. Основанием для получения такого разрешения Таранов указал то, что на счет пациента были перечислены эти самые деньги...

Все в этой сомнительной сделке прокуратура посчитала противозаконным. И то, что квартиру больного человека стали продавать раньше, чем было получено разрешение на такую сделку. И то, что местная администрация выдала разрешение пустить на продажу жилье инвалида. Не говоря о том, что ушла квартира по цене, втрое меньше рыночной. Но даже и этой суммы инвалид мог не увидеть, потому что детективное бюро Олега Пешкина предъявило ему иск на 350 тысяч рублей за оказание неких услуг по продаже его квартиры.

При этом ни органы опеки, ни городская администрация, ни милиция совершенно никак не отреагировали на этот дикий случай. До сих пор прокуратуре не удалось даже добиться возбуждения уголовного дела по факту покушения на квартиру инвалида. В возбуждении дела органами следствия было отказано. И как бы прокуратура ни старалась, получить постановление об отказе не может. Как уверены в прокуратуре, следствие не случайно затягивает пересылку этого документа, ведь без него надзор и внесение протеста невозможны.

Замешана ли здесь коррупция или что-то иное, сказать сложно. Но прокурорские работники уверены в одном - пока социально и физически беззащитные граждане будут владеть дорогим имуществом, будут и попытки это имущество отобрать. Система опеки у нас чрезвычайно коррупционноемкая. Государство, принимая на себя все расходы по содержанию недееспособных граждан, оставляет им имущество и денежное содержание, которыми особенно тяжелые больные распорядиться не могут. Да оно им и не нужно, раз их приняли на полный пожизненный пансион. Поэтому по сути бесхозные квартиры и деньги одиноких больных становятся лакомыми кусками, откусить которые и заманчиво, и легко.

Тимофей Борисов

Фото: Аркадий Колыбалов

Источник: "Российская газета"

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ