Архив:

Музыка в темноте

Уникальный детский духовой оркестр играет вслепую

Поначалу он только слушал. Каждый день по пути из школьной столовой задерживался у дверей музыкального кабинета, привыкал к ритму, напрягал слух. Казалось, это все, что ему осталось после случившегося несчастья. Но вот уже пять лет он сам с упоением выводит духовые партии. Играет одной левой. В полной темноте.

Одной левой

Ваню заметили. Директор школы не прошел мимо мальчишки в темных очках, часами простаивающего на пороге духового оркестра. Взял за уцелевшую руку, завел в музыкальный кабинет и сказал: «Попробуйте его!». Попробовали, получилось.

Трудно предположить, что творилось тогда в его душе и мыслях. Совсем недавно весь мир был в цветах и красках. А потом все померкло в один момент и бесповоротно. Взрослые от подобных ударов судьбы часто ломаются, но дети подобной роскоши позволить себе не могут. У них вся жизнь впереди, и нужно именно жить, а не существовать.

Теперь он репетирует каждый день. При помощи специального ремня крепит на искореженной правой руке любимую трубу, пальцами левой перебирает клавиши. Ребенок, ставший инвалидом в один из новогодних дней, теперь готовится дарить этот праздник другим. У школьного духового оркестра и вокально-инструментального ансамбля особое место в новогодней программе.

Рядом такие же, как он, маленькие мужественные люди, не потерявшие себя, сумевшие устоять. Вместе с любимым наставником Ефимычем выводят «Мы желаем счастья вам…». Играют так, что мурашки по коже… Пробирает.

— Я зрение в 2006-м потерял, — делится девятиклассник свободненской школы-интерната для слабовидящих детей Иван Пономарев. — Тында Новый год отмечала, на площади народу много, салюты, шум, гулянья. Смотрю, фейерверк кто-то запустил. Большая коробка, из которой огни вылетают. Взял ее в руки, она сразу взорвалась. Глаза видеть перестали, правая кисть без пальцев осталась, живот поранил…

Когда его привезли в свободненскую школу-интернат для слабовидящих детей, многие учителя смотрели на Ваню с сомнением. Боялись, что одной левой рукой не сможет освоить азбуку Брайля. Однако через месяц Ивана уже ловили на лестничных пролетах. Даже потеряв зрение, а фактически и руку, Ванька остался ребенком и носился как угорелый, перепрыгивая через три ступеньки.

Сегодня среди итоговых оценок ни одной тройки. Это симпатичный, уверенный в себе современный парень. Молодежная стрижка, толстовка, рюкзак, темные очки... Даже не скажешь, что этот человек в чем-то ограничен. Ориентироваться в пространстве и учебе заставила сама жизнь. И, конечно же, — музыка.

— У слабовидящих и слепых детей отменное чувство ритма, у них самой природой слух заложен, страсть к музыке, — делится заслуженный работник культуры Александр Ефимофвич Коротков.

Вот уже 17 лет он занимается музыкой с местной ребятней. График, как у взрослых профессиональных музыкантов, не обремененных физическими недугами. Репетиции шесть раз в неделю, по нескольку часов в день, без скидок на болезни и настроение. Дети отвечают благодарностью, за глаза зовут его по-родственному — Ефимычем.

— У меня нет самоцели сделать из них профессиональных музыкантов, — продолжает Ефимыч. — Здесь важен процесс. Они учатся играть сами и учатся формировать себя в этой жизни. Привыкают к мысли, что все возможно.

Ударный нонсенс

Репетиции духового оркестра чередуются с занятиями в небольшой уютной пристройке к актовому залу. Там набор стареньких эстрадных инструментов. ВИА «Багульник» — вечный спутник всех школьных и городских мероприятий. Место Ивана за ударной установкой.

Неработающей правой рукой парень придерживается малого барабана. Это своеобразный тактильный ориентир, позволяющий «не промахнуться» мимо других ударных элементов. Опять же одной левой рукой ловко выстукивает «На небе вороны» из нетленного репертуара ДДТ. Нонсенс, говорят профессиональные музыканты.

В этом небольшом талантливом коллективе не принято сомневаться в собственных силах. В такой атмосфере живет вся школа-интернат номер 4. К слову, абсолютно слепых детей здесь не так много. Ко всему прочему учебное заведение является коррекционным. Одни воспитанники плохо видят, другие отстают в развитии, третьи страдают набором хронических заболеваний.

Их принято называть людьми с ограниченными возможностями, но они каждый день одерживают свои детские, но очень большие победы. Коллектив достаточно известен в Амурской области. Боря Слободян очень скромный и молчаливый, несколько лет назад перестал расти и также потерял зрение. Сейчас без него не обходится ни одно выступление. Вова Бочков непременный клавишник на эстрадном «Квинтете».

Нина Протасова — играет в ВИА на синтезаторе, а еще поет, танцует. Однажды Ефимыч поймал ее за руку в школьном коридоре, привел в коллектив, прослушал. С тех пор девушка солирует. Нина Бики — ветеран оркестра, так же, как Иван, была замечена под дверьми музыкального кабинета. Теперь за плечами 8 лет занятий. Даша Куцык играет на альте.

— Я постоянно по коридору хожу, то одного выловлю, то другого. Дашу тоже привел в оркестр прямо с перемены. Тут есть еще одна тонкость, у наших детей нет перед глазами нот. Им тяжелее, чем людям со зрением, — продолжает делиться тонкостями Александр Коротков. — Поэтому сажаю Дашу с инструментом, диктую ей: «Четыре такта нота «ля». Она играет. Потом продолжаю: «Два такта нота «соль» и два такта «фа»… Так изо дня в день разучиваем, все в голове держится.

Музыка вне конкуренции

Есть еще Баир Болданов — парень, который ни разу в жизни не видел солнечного света. Помимо музыки, он лихо управляется с компьютерной техникой и даже вынашивает планы стать программистом. Всего-то делов — выучить несколько десятков программных языков.

— Человек, который не видит, может заниматься абсолютно всем, — уверен Баир. — Даже рукопашным боем. Я сам любые программы на компьютере устанавливаю, безо всякой посторонней помощи. Но музыка, конечно, вне конкуренции.

— У нас вся страна под фонограмму поет, а духовой оркестр — это настоящая живая музыка, — не унимается Ефимыч. — Мы, кстати, репертуар стараемся подбирать с расчетом на самого разного слушателя. Кое-что переделываем, переписываем. «Подмосковные вечера» в джазовом исполнении на каждом концерте публика требует.

Школа-интернат для слабовидящих детей во многом обычное общеобразовательное учреждение. Особенности разве что в подходах к технике обучения. Благодаря программе модернизации образования даже младшеклассники на уроках занимаются с ноутбуками, постигают интерактивное оборудование. В школе есть информационный центр, укомплектованный новейшими компьютерами-моноблоками фирмы «Эппл», имеется отдельный компьютерный класс. Четвероклассница Юлия Пересадина — кандидат на получение стипендии мэра города Свободного. Предмет особой гордости — краеведческий музей, во многом собранный руками учеников и преподавателей.

В ожидании подарка

Увы, но творческой стороны процесса федеральные программы практически не касаются. Тот же ансамбль «Багульник» в плане технического оснащения на ладан дышит. Клавишный «Квинтет» готов отметить тридцатилетие. Его ровесница бас-гитара с проржавевшим звукоснимателем и почти утерянной способностью к точной настройке.

Каждый год Ефимыч подклеивает большой барабан ударной установки, многократно протертый и пробитый. Прислаивает с обратной стороны кусочки кожи и тонкого пластика. Музыкальная техника безнадежно стареет.

Все очень дорогое и за собственные скудные деньги школа-интернат никогда не сможет обновить ребячью отдушину. Для многих музыка — единственное приложение творческих сил. Надежда только на спонсоров. Как стало известно АП, сейчас их поиском занимаются даже бывшие выпускники школы-интерната. Если есть состоятельные и неравнодушные люди, помогите юным дарованиям, поверьте, они того стоят. Настоящие таланты, чья огранка вне всяческих сомнений. Послушаете, не пожалеете…

Для них это был бы самый желанный подарок к предстоящему празднику. А пока же идет подготовка к Новому году. Ребята сыграют на том, что есть, не подведут, принесут радость окружающим.

Здесь в принципе скопище талантов. Учитель высшей категории преподаватель физкультуры Виталий Родионов за 32 года работы имеет в трудовой книжке одну-единственную запись. Учился в этих же стенах, отсюда, как он сам говорит, вышел в люди. И остался. Виталий Владимирович с гордостью показывает стенд со свежими грамотами областной спартакиады. Волейбол, шашки, настольный теннис… все первые места. В тренерской на подоконнике 36 (!) кубков… На подоконнике! Нужен стеклянный шкаф для трофеев, а значит — опять же спонсоры.

В свободненской школе-интернате для слабовидящих детей обучается 129 детей.

Андрей Анохин

Источник: www.ampravda.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ