Архив:

Доживем ли до лекарств?

В правительстве Стратегию рекомендовали доработать. В части финансово-экономического обеспечения. Есть два сценария – оптимизационный и модернизационный. Суть в том, что первый не требует увеличения финансирования, на реализацию второго необходимы дополнительные средства. Выбрать нужно тот, что дешевле. Но лекарственного обеспечения без дополнительных средств не будет, даже если сценарий Стратегии пять раз назвать оптимизационным.

Нигде так не боятся болеть, как в России. Это потому, что в большинстве европейских развитых стран и даже в развивающихся странах больные бесплатно или с доступной доплатой по рецепту врача получают лекарства. В последних документах нашего Минздрава говорится о встречных обязательствах со стороны пациентов: «граждане должны вести здоровый образ жизни, регулярно проходить профилактические осмотры и выполнять назначения врача». Но как выполнишь, если системы лекарственного обеспечения в стране нет? За лекарства большинство россиян платят из своего кошелька, и не по показаниям, а по возможностям.

«Без эффективных и безопасных лекарств невозможно оказание качественной медицинской помощи. Отсутствие необходимых лекарств – это величайшая трагедия для врача и больного», - говорила на Всероссийском съезде врачей 5 октября министр Вероника Скворцова. Но и Стратегия – не решение проблемы, это пока только декларация о намерениях. Как объяснил заместитель Министра Игорь Каграманян, 2013-2014 годы уйдут на «подготовительные работы», и только в 2015-2016 годах начнется реализация пилотных проектов. В 4-6 регионах попробуют разные модели, затем, самую эффективную начнут внедрять в масштабах страны. Доживем?

В части обеспечения лекарствамироссияне пока разделены на множество категорий и групп. Инвалиды, больные с заболеваниями, требующими особо дорогостоящего лечения; дети; беременные; участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС т.п. В некоторых ведомствах - МВД, МО, ФСБ, Министерстве юстиции - своя медицинская помощь. А еще у нас льготники почему-то могут обменять медицинскую помощь на социальную. Тут уж совсем логика теряется: вряд ли поддержат здоровье 578 руб. в месяц, которые инвалиды и ветераны могут по заявлению получать вместо лекарств.

Заместитель председателя Формулярного комитета РАМН доктор медицинских наук, профессор Павел Воробьев говорит, что история лекарственного обеспечения в нашей стране корнями уходит в последнее десятилетие Советской власти. Лекарства тогда продавались строго по рецептам, но при этом их невозможно было «достать». Основное лечение проводилось курсами в стационарах. В 90-е годы лекарств просто не стало. Как и денег на них. Ни у государства, ни у населения. Аптекам разрешили стать коммерческими предприятиями. Лекарства появились, вот только доступность оставалась проблематичной: денег на них не было. Государство было обязано помогать хотя бы отдельным категориям. В результате родилось постановление правительства №890, которое живо по сию пору. В нем закреплено, кто должны получать лекарства бесплатно, либо со скидкой 50%.

И при министре Зурабове ветераны войны и инвалиды первой группы остались федеральными льготниками, тогда как лечение всех остальных пациентов легло на бюджеты регионов. Но когда программа ДЛО заработала, выделились несколько групп пациентов, лечение которых требовало особенно высоких затрат, и встал вопрос: либо все деньги потратить на относительно небольшое число больных (на всю страну – около 50 тысяч человек), либо как-то их выделить в отдельное направление? Так родилась программа по особо затратным болезням: «7 нозологий». К ним отнесли гемофилию, нанизм, несколько видов сарком крови и др. Двадцать препаратов для лечения этих болезней получили отдельное федеральное финансирование с начала 2008 года. Принцип организации программы «7 нозологий» профессор Воробьев считает более прогрессивным, чем ДЛО, так как больной попадает в нее по факту болезни, а не по факту инвалидности. Впрочем, чиновники внесли свои коррективы: чтобы получать лекарства по программе «7 нозологий», надо войти в федеральный регистр пациентов, который формируется раз в год. Но больной, например, с лимфосаркомой, не всегда доживет до этого дня.

Прямо в день, когда одобрили на коллегии Минздрава Стратегию лекарственного обеспечения, в редакцию позвонил наш читатель из Электростали Юрий Сергиенко: «В прошлые годы были перебои – в начале года – торги еще не прошли, в конце – препараты кончились… теперь уже ничего не объясняют - весь год лекарств не выписывают, хотя я – инвалид, федеральный льготник. Назначенные мне лекарства есть в перечне жизненно важных препаратов, но у врача в поликлинике свой перечень: только то, что есть в аптеке. А там из необходимых мне препаратов нет ничего. И так не только у меня - у всех знакомых».

Раньше врач выписывал рецепт, даже если лекарства не было в аптеке, его ставили на очередь. Народ стал жаловаться на неотоваренные рецепты. Теперь от регионов требуют сообщать, сколько скопилось таких рецептов и какой давности. Вверх по вертикали пошли цифры, вниз – выговоры. С выговорами борются просто: не выписывают лекарств, которых нет в аптеке, хотя они и положены больному. Сергиенко негодует: если бы на руках был неотоваренный рецепт, можно было бы и в суд подать.

Москвичка Ирина Аверина, инвалид первой группы: «Из всех рекомендованных мне в кардиоцентре им. Мясникова препаратов в районной поликлинике выписывают только аллапенин. Иногда - тромбо-асс, но он то есть, то нет. А мне подобрана поддерживающая терапия, в общей сложности семь препаратов. На одном не протянешь…»

У Юлии Петрачковой из подмосковного Чехова трехлетняя дочка болеет диабетом. Ребенку необходимо контролировать сахар, но тест-полосками не обеспечивают. «Последний раз тест-полоски мы получали 4 сентября, с тех пор покупаем их за свой счет, с марта по июнь этого года полосок тоже не получали. Иголки для шприц-ручек последний раз мне выдавали в августе».

Пациенты в отчаянии. Кто-то совсем не лечится, кто-то покупает то, что может себе позволить за свои деньги. На этом фоне совсем уж людоедски звучат предложения экономить на дорогостоящем лечении. В интервью «Известиям» член «Единой России» и Общественной палаты Максим Мищенко заявил, что, расходуя деньги на лечение ракового больного, мы обделяем людей, которых можно быстро вернуть в строй. 10 декабря пациентские организации подписали обращение против Мищенко (см. на сайте «Новой»). Хочется верить, что его предложения останутся только на его совести. Но вот уже заявленное государственное решение: с 1 января 2013 года должны вступить в силу новые стандарты лечения диабета, в которых вообще отсутствуют средства самоконтроля - глюкометры и тест-полоски. И это при том что ВОЗ и ведущие российские эндокринологи рекомендуют принимать сахароснижающие препараты именно на фоне самоконтроля сахара в крови. (Открытое письмо инициативной группы «Стоп-диабет» см. на сайте «Новой»).

Пациентские организации ожидали, что в 2013 году в программу «7 нозологий» будут включены новые заболевания и новые лекарства. Но как рассказал Павел Воробьев, регионам уже спущен список редких болезней и предложено финансировать лечение «редких» больных. Денег на это нет и не будет. С 1 января надо ожидать волну судов против властей и врачей.

Людмила Рыбина

Источник: www.novayagazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ