Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пандусом специалиста не заменишь

Сейчас много говорят о том, что инвалидов нужно максимально интегрировать в общество. Они должны жить, учиться и работать рядом со здоровыми людьми. Но всегда ли это оправданно? О том, с какими проблемами сталкиваются дети, имеющие серьезные проблемы со здоровьем, и их родители. Что можно и нужно для них сделать и как вообще относиться к тому, что по соседству находятся такие люди, мы решили побеседовать со старшим преподавателем кафедры олигофренопедагогики РГПУ имени А. И. Герцена Екатериной Гайдукевич.

Они не говорят «больные»

- Екатерина Анатольевна, для начала давайте вообще определимся: дети с какими заболеваниями нуждаются в том, чтобы с ними занимались специально подготовленные люди?

- Это очень обширная категория. Я, наверное, не буду вдаваться в подробности. Перечисление займет слишком много времени. К тому же мы, коррекционные педагоги и психологи, в отличие от врачей не используем слово «болезнь». Мы говорим о развитии ребенка в условиях какого-либо нарушения. Например, слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, интеллектуальной сферы.

- И эти дети могут постепенно влиться в общество и не чувствовать себя в нем чужими?

- Именно к этому мы и стремимся! На данный момент вопрос вообще ставится шире. Мы не только должны готовить детей к тому, чтобы они вошли в наше общество и могли реализовать себя, но и само общество должно быть готово принять таких людей.

- Но вроде бы в массе народ у нас отзывчивый и особых проблем с этим возникать не должно? Вот сейчас много говорят о том, что таким детям необходимо ходить в обычные школы, заниматься вместе со здоровыми ребятами, и все у них будет хорошо.

- Безусловно, нужно стремиться к тому, чтобы дети с ограниченными возможностями чувствовали себя полноценными членами общества. Однако интеграция - достаточно сложный процесс. Все-таки при тяжелых нарушениях развития такие ребята нуждаются в специальных условиях обучения и воспитания. Отечественные специалисты считают, что интеграция должна быть разумной. С одной стороны, мы должны максимально их интегрировать и делать все необходимое, чтобы общество было к ним толерантно, воспринимало их и создавало необходимые условия. Но, с другой стороны, мы не должны забывать, что они все-таки нуждаются в специальной помощи. И говорить о закрытии специализированных коррекционных учреждений сейчас не приходится. Только в них можно обеспечить комплексный подход к обучению и развитию детей с особыми нуждами. Этот подход предполагает согласованную работу различных специалистов: коррекционных педагогов, психологов, логопедов, врачей… И только комплексный подход в обучении и воспитании ребенка позволяет максимально развить его возможности и в итоге интегрировать его в общество.

- Сейчас на людей с ограниченными возможностями власти стали обращать больше внимания. Автобусы низкопольные закупают, пандусы везде хотят установить.

- Неправильно думать, что если мы сделали для детей пандусы, специальные лифты, оборудовали автобусы, то этого вполне достаточно для их интеграции в общество. Этого достаточно для передвижения. Но, чтобы им максимально развить личные качества и имеющиеся у них способности, нужны специальные условия. Тут важно грамотно сочетать специализированную помощь и их естественное пребывание в обществе. Это очень сложно. И наша задача найти, нащупать эту грань, чтобы и максимальную помощь оказать и при этом они не выпадали из общества.

Со взрослыми тоже нужно работать

- А кому при этом больше приходится уделять внимания: детям или их родителям?

- Нельзя сказать, кому больше. Очень тяжело работать с родителями таких детей. Часто встречаются крайние позиции. Как говорится: «Слониха говорит слоненку: «мой маленький», а ворониха вороненку: «мой беленький». И получается, что некоторые родители не хотят видеть имеющиеся у ребенка нарушения. Не хотят принимать диагноз. Им страшно. Ходят к разным врачам в надежде услышать что-то другое. Здесь пусть и в мягкой форме, но нужно донести до них правду. Они должны реально оценивать возможности ребенка и понимать его перспективы. И уже исходя из этого смотреть, как с ним себя вести. Но порой родители не желают принимать реальность из-за собственных амбиций. И поэтому малыш не получает необходимой помощи. Бывает и обратная ситуация, когда родители начинают максимально вкладывать в ребенка и максимально же от него требовать. И это тоже нехорошо. Они не учитывают ограниченности возможностей ребенка, обусловленных имеющимся нарушением. Важно найти золотую середину и подход к родителю, чтобы объяснить ему реальную картину.

- Но ведь и дети относятся к себе по-разному.

- Здесь мы говорим о самовосприятии ребенком собственного нарушения. В зависимости от этого у него могут быть разные стили поведения. Один занимает несколько иждивенческую позиции. Говорит: «Раз я инвалид, то общество должно мне во всем помогать». И это не очень хорошо. Такой ребенок не стремится к развитию. У него нет для этого мотивации. Мы должны прийти к тому, чтобы ребенок адекватно оценивал свои перспективы. Но при этом понимал, что, несмотря на существующие проблемы, у него есть возможности для развития. А бывают и обратные картины, когда люди с явными нарушениями, например колясочники, отрицают свои дефекты. Утверждают: «Я здоров, я абсолютно нормален». Здесь срабатывает психологическая защита. Но эта внутренняя позиция личности не появляется сама собой. Она формируется. В том числе и позицией родителей. Они могут либо чрезмерно опекать ребенка, либо стимулировать к действиям.

- Нам - тем, кто сталкивается с такими детьми в повседневной жизни, - как с ними себя вести?

- Изначально нужно строить отношения на равных. Относиться, как к такому же человеку, как и ты сам. Но, естественно, необходимо оказывать помощь, если ребенок в ней нуждается. Здесь должна присутствовать не жалость, а уважение.

- Но при этом таким детям не обязательно быть постоянно рядом со здоровыми ребятами? Ведь порой им нужен особый уход?

- Чем и хороша коррекционная школа. В ней весь процесс обучения носит специализированную направленность. С детьми работают не просто учителя, а учителя-дефектологи. Составлено специальное расписание. В него включены занятия с логопедом, психологом. Есть возможность при необходимости сделать массажи. Подготовлены специальные учебники, программы и наглядные пособия. Все целенаправленно работает на устранение имеющихся нарушений и на развитие сохранных функций.

- А когда же тогда интегрироваться в общество?

- Для этого есть спорт, театры, выставки, другие массовые мероприятия. Дети из вспомогательной школы с отставанием в развитии участвовали в театральном фестивале и заняли там призовые места. Другой вопрос, что спектакль свой они готовили несколько лет, а в обычной школе это заняло бы несколько месяцев. Но при этом никто даже не догадывался, что это выступает коррекционная школа. Такого вида интеграция более рациональна.

Особый взгляд

Заграница нам не поможет

- Но это идет немного вразрез с западными тенденциями в вопросе интеграции. Там ведь считают, что таких детей нужно максимально сближать со сверстниками и не выделять их?

- Безусловно, мы прислушиваемся к зарубежным специалистам. Однако и отечественная дефектология опирается на очень мощную научную и практическую школу. И мы имеем право на собственное мнение, которое ни в коем разе не идет вразрез с мнением зарубежных коллег. Но является более гибким, не столь категоричным.

- То есть коррекционная педагогика и психология - это целые науки?

- Безусловно, и они ведут исследования в малоизученных направлениях. Кроме того, на сегодняшний день имеются категории детей, для которых не организована специализированная помощь. Например, дети с ранним детским аутизмом. В изучении особенностей личностного развития детей с ДЦП есть еще много белых пятен. В разработке методов коррекции имеющихся у них нарушений. Безусловно, дефектология - не мертвая наука, а имеющая много новых направлений для исследований.

Максим Кончаров

Источник: www.kp.ru