Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Недоступная среда

Год назад мне рассказали историю, которую в цивилизованном мире, отметившем 3 декабря Международный день инвалидов, представить сложно. Жители одного из многоквартирных домов Сыктывкара в грубой форме потребовали от родителей инвалида-колясочника по имени Дмитрий убрать так называемые «рельсы» с лестницы, по которой спускался с крыльца подъезда их сын. Семья услышала много «приятных» эпитетов в свой адрес, самым безобидным из которых был: «Пусть он дома сидит. Нечего тут кататься. Нам ваши рельсы мешают нормально ходить…».

На словах большинство россиян испытывает к инвалидам (сейчас их в России более 13 миллионов) самые добрые чувства – по данным всероссийского опроса ВЦИОМ (2010 год), у 73 процентов наших соотечественников в окружении есть знакомые с инвалидностью. На деле – жить с ними рядом мы пока не научились. Встречая инвалидов на улицах города, мы, в лучшем случае, отводим глаза. По данным того же ВЦИОМа, почти половина россиян (45 процентов) признаёт, что никаких положительных изменений в отношении к инвалидам за последние 5-10 лет не произошло…

Лиза Турьева из посёлка Аджером Корткеросского района призналась мне, что не любит приезжать в Сыктывкар и особенно – гулять в Кировском парке. На неё здесь показывают пальцем, с нездоровым любопытством рассматривают коляску, а дети прогоняют со скамеек. С 12-летней девочкой, страдающей ДЦП (детский церебральный паралич), я познакомилась на благотворительном обеде в минувшее воскресенье, накануне Дня инвалидов. Кстати, все родители, с которыми я общалась в тот день, отмечали, как устали от косых взглядов людей на улицах, от насмешек.

Каждый год накануне Дня инвалидов в Сыктывкаре этот обед совместно организуют фонд «Помоги ребёнку» и волонтёры движения «От сердца к сердцу». Чиновники республики и города не имеют к этой и многим другим акциям для инвалидов никакого отношения – они заняты реализацией федеральной программы «Доступная среда».

Рассчитанная на 2011-2015 годы, она, в частности, предполагает развитие системы услуг сурдоперевода для инвалидов по слуху. Их в России около двухсот тысяч, и пока каждый имеет право на 40 бесплатных часов услуг сурдопереводчика... в год. Если лимит превышен и, не дай Бог, слабослышащему человеку нужно снова и снова ходить в больницы, музеи, налоговую и другие учреждения, плати из своего кармана.

Чиновники настолько увлечены сооружением пандусов (к чему, по оценкам экспертов, и свелась реализация программы), что забывают о действующем и без всяких дополнительных программ законодательстве.

Закон, к примеру, предоставляет каждому ребёнку-инвалиду право три раза в год проходить лечение в санатории. Между тем в нашей республике реализации этого права зачастую приходится добиваться в судебном порядке. Например, только после соответствующего обращения в прокуратуру маме Лизы Турьевой Наталье дали путёвку для дочери в специализированный санаторий «Лозым» в Коми (до этого Агентство по социальному развитию Коми отказывало Наталье на том основании, что «очередь слишком большая»). И Наталья не одинока – как мне призналась мама другого больного ребёнка, в последнее время всё чаще путёвки и другие положенные по закону детям-инвалидам льготы она и её знакомые выбивают через суд… У нефтегазовой республики едва хватает денег на то, чтобы отправить несколько десятков ребят в морально устаревший «Лозым».

Отдельный разговор – о лекарственном обеспечении. Татьяна, 13-летний сын которой по имени Григорий страдает аутизмом, призналась, что бесплатно выдают только самые дешёвые (и, надо полагать, неэффективные) препараты. Грише нужно регулярно принимать препарат, упаковка которого из 14 капсул стоит 650 руб-лей. И даже это, далеко не самое дорогое лекарство, приходится покупать за свой счёт. Татьяна с сыном живут в селе Выльгорт и каждый год приезжают на это мероприятие.

Сейчас в Коми пенсия по инвалидности на ребёнка составляет 9 800 рублей. А ведь лекарства – это ещё не всё. Приходят в негодность инвалидные коляски. Кроме того, сотни семей по всей республике за свой счёт покупают дорогостоящие тренажёры (вроде «вертикализатора» для больных ДЦП стоимостью около 180 тыс. рублей) и ломают голову, как их разместить в тесных квартирах. Хотя он и не должен быть дома – в цивилизованных странах все тренажёры находятся в специальных центрах, которые можно посещать в любое время суток.

– Там у каждого инвалида – ребёнка и взрослого – есть куратор, – с горечью говорила мне Татьяна, когда речь зашла о цивилизованном отношении к инвалидам. – Чем мне может помочь соцработник (единственный, оставшийся после ликвидации в Выльгорте целого отдела по работе с инвалидами – М.С.), у которой на счету таких, как мой Гриша, десятки? Каждый вечер я обзваниваю родственников и знакомых, решаю, кто с ним останется завтра. Днём ведь я работаю. В селе ничего нет для инвалидов! В бассейн мы ездим в Сыктывкар. Но меня волнует не столько то, что занятия платные, а то, что ни в городском бассейне, ни в фитнес-центрах нет инструкторов, которые сопровождали бы инвалидов. За границей они есть, там всё для инвалидов. А в нашей стране инвалиды – изгои… Я не верю, что когда-то настанут те времена, когда в нашей стране общество поймёт, что люди так не делятся.

Как отмечали Наталья и Татьяна, соцработник или психолог проблемы не решают. Нужны полноценные медико-реабилитационные центры для инвалидов: с тренажёрами, бассейнами, врачами, инструкторами. Не нужно объяснять, что полноценная реабилитация возможна только там, – какие бы условия ни пытались родители создать для них дома…

Примечательно, что дети, по сравнению со взрослыми инвалидами, могут считать себя более защищёнными. На упомянутом мероприятии накануне Дня инвалидов один мужчина признался, что со страхом ждёт 18-летия своего больного ребёнка, потому что в городе нет социальных центров, которые работают со взрослыми инвалидами.

Надежду вселяет только одно: рассказывая о том, как приходится воевать с чиновниками и переносить равнодушие общества, мама Лизы улыбалась. «Главное, не терять оптимизма и верить в лучшее», – уверена Наталья.

А вы когда вспоминаете об инвалидах?

Наталья Дружинина, мама Лизы Турьевой, страдающей ДЦП:

– У нас в Корткеросе есть социальный центр, где хорошо налажена работа с инвалидами. Наших детишек там часто собирают всех вместе, проводят разные мероприятия. Не обижены мы. А так, на уровне государства, никто никогда не вспоминает. Государство о нас забыло. Это касается и лекарственного обеспечения, и получения путёвки. Нет той самой доступной среды для инвалидов: некуда выйти в нашем посёлке, остаётся сидеть в четырёх стенах. Ни в школу, ни в клуб не попасть на коляске. Такая же ситуация и в Корткеросе. Клуба у нас в посёлке Аджером вообще нет. В библиотеке сделали пандус, туда мы ходим, а в музыкальную школу попасть не можем. Много таких неурядиц. Есть и положительные моменты — налажено дистанционное обучение, также к нам домой приходят учителя.

Наталья Бутрим, руководитель благотворительного фонда «Помоги ребёнку»:

– Я о них и не забываю. Это те люди, с которыми я и волонтёры работаем практически каждый день. Постоянно вынашиваю в голове текущие или будущие проекты, например, в этом году мы реализуем проект «Поиграй со мной». В его рамках, в частности, в библиотеках города появились игротеки для инвалидов. Я никогда не расслабляюсь — моя работа этого не позволяет.

Анна Душейко, волонтёр, студентка факультета соцработы СыктГУ:

– Вспоминаю, когда мы проводим акции, праздники, благотворительные обеды для инвалидов. Я постоянно работаю с детьми-инвалидами. Когда встречаю их на улице, задумываюсь об их проблемах. А обычные люди вспоминают, когда с ними или с их родными и близкими случается такая беда.

Лариса Шагина, заведующая отделением реабилитации детей с ограниченными возможностями «Надежда»:

– Каждый день вспоминаю о них, думаю об инвалидах. Я этим живу, я живу своей работой. У меня и у всего нашего коллектива работа – это наша жизнь. А инвалиды, по большому счёту, – это наша вторая семья.

Ольга Бабюк, руководитель добровольческого движения «От сердца к сердцу»:

– Вспоминаю каждый раз, когда захожу в библиотеку, магазин, больницу, театр и понимаю, что сюда бы инвалид-колясочник не смог попасть. В театре оперы и балета есть что-то похожее на пандус, но он явно не соответствует стандартам. В последнее время чаще на улицах нашего города вижу колясочников. Раньше они почти не выходили из своих квартир. Обычные люди видят инвалидов на улицах, только тогда о них и вспоминают, наверное.

Мария Сакаева

Источник: komikz.ru