Архив:

В среде не без барьера

Инвалидам Московской области по-прежнему доступно не все

Как живется в Московской области людям с ограниченными возможностями 365 дней в году, выяснила газета «Подмосковье». Жительница Орехово-Зуева Татьяна Титкова носит своего 19-летнего сына Колю на руках – с третьего этажа на первый и обратно. У парня мышечная дистрофия, а в доме нет лифта.

Тяжелая история

В 2005 году Коле Титкову была выдана индивидуальная программа реабилитации инвалида, согласно которой вместо квартиры, где он проживает, ему полагалось приспособленное для инвалида-колясочника жилье на 1-м этаже. Но его Коля так и не получил. Татьяне Титковой пришлось 7 лет судиться с местными чиновниками. В итоге суд обязал администрацию города Орехово-Зуево в течение двух месяцев заменить жилое помещение. Это значит, что 25 ноября семья должна была переехать в квартиру на первом этаже. Однако Татьяна по-прежнему носит сына на руках.

– 26 ноября мы пошли на прием к главе городского округа Орехово-Зуево Олегу Апарину, и он нам сказал, что сейчас такой квартиры, какая положена моему сыну по закону, нет, – рассказывает Татьяна Титкова. – Нам пообещали, что квартира появится в первом квартале следующего года. Вот ждем и мучаемся.

– В Московской области Татьяна такая не одна, – утверждает руководитель юридической группы общественной организации инвалидов «Перспектива» Михаил Черкашин. – В регионе существует дефицит жилого фонда, приспособленного для инвалидов. При этом есть строительная норма, где прописано, каким должно быть жилье для людей с ограниченными возможностями, но она применяется только к возводимым сооружениям.

Пандусы не по программе

История Татьяны Титковой звучит диссонансом на фоне ратифицированной Россией полгода назад Конвенции ООН о правах инвалидов и реализуемой в Московской области программы «Доступная среда» на 2012 – 2015 годы».

Если верить второму документу, то к 2016 году в Подмосковье должны быть созданы условия для беспрепятственного доступа маломобильных групп населения к объектам здравоохранения, транспорта, социальной защиты и т. д. Подобных программ, по данным Министерства социальной защиты населения Московской области, в регионе не было, но принимались (в 2001-м и 2009 годах) и действовали законы об обеспечении беспрепятственного доступа инвалидов к жизненно важным объектам. В соответствии с ними было оборудовано 46 000 объектов.

Но вот качество многих объектов, с какой стороны на них ни смотри, никудышное. Большинство тех же пандусов смонтированы на глаз. Угол наклона превышает положенные 30 градусов, поручни установлены где угодно, но только не на уровне сидящего человека.

Есть сомнения, каждый может проверить – лучше, сев в кресло-коляску. Корреспондент «Подмосковья» такой эксперимент проводил в Железнодорожном (см. номер от 19 апреля 2011 года): дальше подъезда жилого дома продвинуться на коляске не получилось даже с посторонней помощью.

Участь быть запертыми в четырех стенах – не только у инвалидов Железнодорожного:

– Да, у нас действует программа «Доступная среда». Но как? – задается вопросом колясочница Ирина Скобелева из Раменского. – Два с половиной года я выбивала у нашей местной соцзащиты пандус. В итоге, мне сделали пандус – спасибо за это – но не рядом с подъездом. Чтобы добраться до него, мне нужно преодолеть бордюрный камень. Его я попросила снять, мне снова посоветовали писать заявление, такая бюрократия. То, что устанавливается для беспрепятственного передвижения – зачастую травмоопасно. Спуск с одного «неправильного» пандуса для меня обернулся сотрясением мозга!

Сколько всего у нас в регионе таких «неправильных» пандусов, нет информации даже в Министерстве социальной защиты населения Московской области. Правда, в ведомстве сказали, что сейчас идет паспортизация объектов и услуг для инвалидов. Может, когда эта работа завершится, мы узнаем масштабы строительной самодеятельности.

Технические неполадки

По закону «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» инвалидам гарантируется обеспечение техническими средствами реабилитации. Но в жизни нередко случается, что эти самые средства для реабилитации оказываются непригодными. Сергей Пронин 50 лет отработал в военной авиации. Сейчас он проживает в Жуковском и у него диабет. Из-за болезни пожилой человек лишился ног.

– Работал на благо нашей Родины, а теперь не могу протеза дождаться, – говорит Сергей Александрович. – Один протез мне сделали в Коломне. А он не подходит: там, где должны быть ямки, они шишечки сделали, культя моя так и хлюпает в гнезде протеза. Тогда я решил поменять протез в Москве. Так в соцзащите мне сказали, что они еще подумают, направлять меня в Москву или нет. Правда, сделали запрос, ответ на который жду уже почти год. Сейчас, поскольку нет протеза, вынужден сидеть дома. И таких нас в Жуковском больше 10 человек, я всех прекрасно знаю.

– Та же проблема с обувью для инвалидов, – говорит Татьяна Титкова. – Изготавливают ее так, что она натирает ноги. Нужно сделать выпукло, они делают вогнуто. Нам обувь не выписывают уже полгода.

– При наличии оснований «неудобное» средство реабилитации должно быть заменено в возможно короткие сроки, – заверили «Подмосковье» в Министерстве социальной защиты населения Московской области. Получается, что оснований у Сергея Александровича нет?

Ну а Ирина Скобелева ломает голову, как ей достать запасные части для своего средства реабилитации.

– Кресло-коляска выдается на 6 лет – говорит Ирина. – И если она ломается, запчасти достать очень сложно. Какое-нибудь колесико полетело, звоню сама на завод в Королев. А мне там говорят: «Нужной вам детали нет» или требуют 1000 рублей за доставку. Сейчас моей коляске требуется ремонт на 35 тысяч рублей. Она, скорее всего, выйдет из строя, потому что таких денег мне не собрать.

Как работать

С 1 января 2013 года выплата детям-инвалидам, имеющим одного родителя, составит 7 901 рубль (сейчас сумма пособий составляет 6 000 рублей). Но прибавка не особо облегчит жизнь родителям.

– Уход за детьми-нвалидами зачастую предполагает круглосуточное нахождение с ними родителей. При таком режиме воспитывающие в одиночку своего ребенка мама или папа просто физически не могут работать, – объясняет Татьяна Титкова. – Моя «зарплата» по уходу за сыном была 1200 рублей. Ну и Коля до своего 18-летия получал порядка 8 тысяч ежемесячно. Таких денег на нормальную жизнь двоим, конечно, не хватит.

А вот многодетная мама Надежда Тарцева из Наро-Фоминска растит дочь с синдромом Дауна. Сейчас девочке 17 лет. Чтобы семья не стала нищей, мама работала надомно, клеила коробки.

– Сумму, которую мне за этот труд платили, и называть не хочется, слезы наворачиваются, – говорит Надежда сквозь слезы.

Преодолевать порог бедности, за который мешает перешагнуть низкий размер пенсий и пособий, и трудоустраиваться подмосковным инвалидам должен помогать закон Московской области № 53/2008-ОЗ «О квотировании рабочих мест». Но работодатели по-прежнему неохотно берут маломобильных людей в работники.

– У меня одна рабочая рука, – говорит Ирина Скобелева. – Ищу работу в интернете. Куда не обращусь, отказывают, потому что у меня только 9 классов образования.

Незрячий Саша Ильин из Орехово-Зуево закончил 11 классов. В Центре реабилитации слепых Волоколамска ему пообещали дальнейшее профессиональное обучение. Заявку туда Саша отправил еще осенью прошлого года. Пока ждал зачисления, принялся искать работу без профессиональной подготовки.

– Обзвонил все общества слепых. Мне говорят: «Да, конечно, приходите». Но как я приду, если у нас в городе только один светофор для незрячих. Меня же просто машина собьет! И сопровождать меня некому, мама вынуждена работать круглые сутки.

Не всеобщее образование

Образование в соответствии все с той же программой «Доступная среда» – одно из основных и неотъемлемых условий успешной социализации инвалидов. Успешно социализироваться удается далеко не всем.

Внучке Галины Поповой – у девочки ДЦП и контрактуры обеих рук и ног – предложили учиться… на швею.

– Это мне сказали в отделе опеки и попечительства Орехово-Зуевского района, – говорит женщина. – Но ведь моя Тамила даже кружку в руках держать не может. Какая там нитка с иголкой! Я, конечно, этот вариант отбросила, на что мне сказали: «Тогда ищите сами, куда ее устроить».

Скоро, возможно, отфутболивать инвалидов будут реже. В проекте федерального закона об образовании, который прошел первое чтение в Государственной Думе, четко и достаточно подробно описана процедура обучения инвалидов.

– Это сделано, по сути, первый раз, – констатировал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на совещании по вопросы трудоустройства инвалидов 22 ноября этого года.

Для трудоустройства инвалидов ежегодно на протяжении трех лет, начиная с 2013 года, в стране будет создаваться более 14 тысяч таких мест. Пока же инвалиды в решении вопросов трудовой занятости и образования на помощь особо не рассчитывают.

Сделай сам

Обеспеченность лекарствами тоже зависит от личной инициативы, утверждает Татьяна Титкова.

– Мне, например, почему-то приходится объяснять врачам схему получения лекарств, и как на самом деле должны проводиться процедуры.

– А их на дом к инвалидам не приходят делать?

– Вы что, смеетесь? – восклицает Ирина Скобелева. – Справки не носят, а вы говорите «процедуры». Я сама по интернету присылаю в соцзащиту выдержки из законодательства, чтобы добиться того, что мне полагается.

Сыну Надежды Шарковской, у которого редкое заболевание мукополисахаридоз, полагается не так уж и много – пеленки (6 капель). Инвалид их ждет почти год:

– В декабре 2011 года из нашего областного Министерства соцзащиты был ответ, подписанный Е.Б. Ермиловым: «Учитывая Ваши пожелания, в 2012 году Вашему сыну Волкову Илье будут предоставлены пеленки (6 капель)». И вот уже конец года, но я ни одну пеленку не получила, – рассказывает Надежда.

Не надо шоу

Казалось бы, журналисты про трудную жизнь инвалидов все уже сказали-пересказали. Ан нет, последним есть что передать СМИ, только вот не в один формат их истории не вписываются. Татьяна Титкова вспомнила, как однажды она и еще несколько родителей детей-инвалидов обратились в редакцию одного очень рейтингового ток-шоу, чтобы поведать всей стране о своих бедах.

– Мы написали ведущему этой передачи. Нам ответили, что пришлют автобус, и мы поедем на съемки. Но автобус за нами так и не приехал, якобы сломалось какое-то оборудование. Для меня же все очевидно: мы просто не подошли, так как не можем устроить шоу.

– Иногда кажется, что даже СМИ нас, инвалидов, не воспринимают, – говорит Ирина Скобелева. – Если же и рассказывают о наших проблемах, то делают это как-то половинчато. Картины не складывается.

– Не хотите написать, как на Дне города городская администрация организует «забеги» с участием колясочников? – спросил меня знакомый инвалид из Железнодорожного. – Вам что, такой позитив не нужен?

– А вам, инвалидам, нужен? – спросил я.

– Нужен, но не такой. Вот когда я из подъезда в соседний магазин на полной скорости покачусь, на коляске или на автобусе, вот это будет настоящий позитив. А это все показное…

Сергей Савин

Источник: enp-mo.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ