Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Праздник не для инвалидов

Есть дети-инвалиды, которым даже «Международный день инвалида» отмечать негде и не с кем. В этот день такой ребенок может оказаться в больнице, в боксе, голым на полу, как Саша из дома-интерната для детей с отклонением в умственном развитии №4 города Павловска. В Международный день инвалида своими мыслями о положении детей с ограниченными возможностями в Петербурге поделилась Мария Островская, директор Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы».

Историю с Сашей из дома-интерната для детей с отклонением в умственном развитии, который оказался лежащим в боксе больницы на полу, можно назвать симптоматичной.

К счастью, журналисты и Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова подоспели на помощь, так что теперь, скорее всего, 3-го декабря ребенок, попавший в больницу из дома-интерната будет лежать не на полу, а в кровати... А что будет с другими детьми?

Обычное явление или страшный эксцесс?

Хотя наша благотворительная организация уже 14 лет работает в том интернате, где живет Саша, этого мальчика я не знаю. В интернате около 400 детей, мы работаем только с 200-ми из них - с теми, у кого самая тяжелая множественная инвалидность. Саша, к счастью, ходит. У него умственная отсталость, как у всех детей этого интерната, но не самая тяжелая.

Что же случилось в больнице? В СМИ говорят, мальчик был беспокойным, не удерживался в кровати, снимал с себя одежду, которую на него надевали, и его заперли в боксе без кровати – сопровождающего же нет, а персонал занят, детей много. Я расспросила тех, кто знает мальчика. Говорят, он спокойный. Но если тебя чужие люди везут куда-то, снимают с тебя одежду, делают тебе больно какими-то медицинскими манипуляциями, а ты не можешь понять, зачем... Если ты вообще не умеешь говорить, и рядом нет никого, с кем ты знаком и кто подаст тебе знак: «Все в порядке, дорогой. Так надо. Я рядом», - какой же ужас ты будешь переживать. Будешь тут вести себя беспокойно…

Возникает вопрос: кто отвечает за ребенка? У него есть опекун? Почему опекун обрекает его на такие переживания?

Потому что опекун – это учреждение, то есть интернат. (В российском законодательстве это так. В европейских странах у каждого такого ребенка назначен государством индивидуальный опекун, причем обязательно не из этого учреждения, и даже не из этого ведомства). А у российского опекуна-интерната 400 детей. У ребенка болезни, разные настроения, фазы развития… Можно ли за каждым уследить? Дать индивидуального сопровождающего в больницу? Вряд ли… Вот и получается, что если общественные организации вовремя не подключатся (а часто ресурсов у них на это тоже не хватает), то будет ребенок в больнице один.

В Словении по законодательству в детском интернате не может быть больше 7 детей, в Польше – свыше 20-ти. Видимо, считают, что иначе не создать условий, приближенных к семейным, которые так необходимы ребенку.

Российская реальность

А что у нас? Санитарные правила устанавливают максимальную численность интерната - 300 человек, а оптимальную – 60. В ДДИ № 4 сейчас 398 человек. «СанПины везде нарушаются»,- говорит высокое городское начальство общественным организациям.

И что, это нормально?

Нарушаются и нормы площади на ребенка. Скученность, отсутствие игрового пространства означает невозможность нормально двигаться. А это приводит к приобретению новых нарушений, к болевому синдрому, к страданию и потере шансов на развитие. Каждый день ребенку становится все хуже и хуже. В интернате младший персонал, санитарочки, думают, что это происходит от болезни. Но врачи знают – от условий. Знают и молчат. А что делать, стены же не раздвинешь, штатное расписание не удвоишь…И зарплаты не сделаешь такими, которые привлекут специалистов по лечебной физкультуре, массажиста. Одна санитарка заботится о 12-ти лежачих детях, которые сами не едят и не обслуживают себя. Воспитатель бывает в группе по будним дням до 14.30. Дети почти никогда не гуляют...

Эта проблема решается только системно, на городском уровне. И ее решение начинается с признания того факта, что ребенок с нарушениями, находящийся на попечении государства – это не «собесовский» ребенок (такой термин был принят еще недавно), а ребенок города. Петербуржец. Образовательные учреждения должны дать ему образование, медицинские учреждения должны его лечить. Город должен дать ему возможность передвигаться, общаться, участвовать в жизни… А детский дом должен быть Домом, похожим на семью, чтобы жизнь ребенка была похожа на нормальную детскую жизнь. В Европе это называется - концепция «нормализации».

Мы живем в городе, который, пережив несколько скандалов, связанных с социальными интернатами для детей с нарушениями в умственном развитии (истощенный воспитанник на грани жизни и смерти, изгнание волонтеров, помогавших детям в течение 12 лет и т.д.) начал серьезный процесс устранения грубых нарушений законодательства в домах- интернатах.

В этом процессе мы едва ли не лидеры – такие интернаты есть во всех регионах, но мало где стараются основательно подойти к тому, чтобы привести качество жизни воспитанников к норме.

Что сделано

Почти все дети города, живущие в социальных интернатах, в 2012 году пошли в школу. А ведь до этого 80% вообще не получали образования, а 20% учились в интернате, с ними занимались сотрудники.

Дети, которые теперь оказались школьниками, раньше были вообще неизвестны системе образования. Из-за этого образование понималось не как «процесс обучения и воспитания», а как процесс передачи абстрактных знаний путем чтения и письма. Для такого образования дети из социальных интернатов действительно не подходят. Вернее, оно не подходит им. Наконец, питерская система образования произвела некий переворот. И начала УЧИТЬСЯ соответствовать нуждам нестандартного ребенка. Как научить учителя развивать у ученика способность неречевым образом понятно выражать свое желание? Развивать его умение помогать поднимающему его человеку? А ведь качество жизни ребенка изменится радикально, если он этому научится. И качество жизни его родителей. И тех, кто будет заботиться о нем в дальнейшем. Только научить его этому сложно, требуется высокая квалификация, внимание, творчество – ведь каждый ребенок с нарушениями - особый, к нему нужно найти свой путь. И если те, кто работают в системе образования научатся искать творческий подход к каждому ученику, как много это даст всем детям!

Правда, есть чиновники, которые считают этот процесс «профанацией понятия образования», но это — заблуждение, это - от отсутствия опыта…

Еще одно достижение Санкт-Петербурга – развитие и нормативное закрепление сотрудничества между государственными и негосударственными организациями, так называемого общественно-государственного партнерства. Десяток общественных организаций работает в интересах воспитанников социальных интернатов. Среди них - «Петербургские родители», «Общество святой блаженной Матроны Московской», приход Храма Святой Равноапостольной Марии Магдалины, благотворительные организации «Перспективы», «Шаг навстречу», «Подорожник», «Апельсин», молодежный клуб «Встреча жизни» и другие.

Были разработаны и утверждены специальным распоряжением председателя комитета по социальной политике «Примерный договор о сотрудничестве стационарного социального учреждения и благотворительной организации», а также «Примерное положение и Попечительском совете стационарного учреждения». Сейчас они рассматриваются другими регионами и федеральными структурами как пример. Все это, конечно, здорово.

Что нужно сделать

Но для самых страдающих и обездоленных маленьких петербуржцев должна быть создана система поддержки кровных и замещающих семей с «особыми детьми», а также система малокомплектных (до 20 человек) интернатов по семейному типу, жизнь в которых приближена к нормальной детской жизни. И они должны быть созданы уже сейчас, для детей из очереди в интернаты – таких детей сейчас 40 на весь город. Эти дети больше не должны попадать в интернаты, где они будут страдать от отсутствия близких взрослых, где нет личного пространства и личных вещей, где невозможно создать условия для физической и социальной реабилитации ребенка, где выход на прогулку – редкое и значимое событие в жизни... Они никогда не должны оказаться в положении одинокого ребенка, запертого в боксе и лежащего на полу без одежды.

Если мы не можем сразу изменить качество жизни всех 900 воспитанников социальных интернатов Санкт-Петербурга, мы все же не имеем права продолжать увеличивать число детей, в отношении которых не исполняется давно ратифицированная Конвенция о правах ребенка и недавно ратифицированная Конвенция о правах инвалидов, а также принятые в Санкт-Петербурге нормативы социального обслуживания (это не раз отмечали представители прокуратуры, и об этом не раз заявляли представители общественных организаций).

Международный день инвалида не должен стать еще одним событием для галочки, подрывающим доверие к правовым и моральным основам жизни нашего города.

3 декабря в Международный день инвалида ведущие общественные организации обратились с открытым письмом к Министру труда и социальной защиты Максиму Топилину с призывом реформировать интернатную систему страны.

Мария Островская, директор СПб БОО «Перспективы»

Источник: www.baltinfo.ru