Архив:

Развитие инклюзивного образования в России

Одно из новшеств нового Закона об образовании, который недавно в первом чтении приняла Госдума, – это совместное обучение детей-инвалидов со здоровыми детьми. Об аспектах этой проблемы мы поговорим с гостьей в студии – директором Института проблем инклюзивного образования Светланой Владимировной Алёхиной.

С. Алёхина в начале передачи рассказала, что проблемой инклюзии она занимается с 2004 года, опираясь на собственный практический опыт работы с особыми детьми, имеющими инвалидность. А в целом проблемой особых детей – с 1992 года. С 1992 года она возглавляла Центр психолого-педагогической диагностики и коррекции в Красноярске, а в Москве с 2004 года работала в правительственном проекте по образованию детей с инвалидностью, с ограниченными возможностями здоровья.

Что такое "инклюзия", инклюзивное образование?

По мнению гостьи в студии, это очень серьёзный вопрос. "Инклюзия" в целом – это социальная концепция, которая касается изменения всех общественных институтов, не только образования, но и здравоохранения, культуры, спорта и досуга разных людей, в целях вовлечения инвалидов в жизнь общества.

Инклюзивное образование – это, по сути дела, ответ образования вызовам инклюзии как общественным изменениям в отношении к отличающимся людям, к людям с особенностями, к отличиям людей.

Поэтому это два таких больших понятия, которые сочетаются вместе друг с другом, но имеют разные смыслы.

"Инклюзия" – это состояние общества, в котором можно жить разным людям с учётом их отличий и индивидуальных особенностей. А инклюзивное образование – это то образование, которое может быть инклюзивным. Это характеристика самого образования.

За 20 лет, которые С. Алёхина занимается данной проблемой, много ли произошло изменений в данной сфере?

С. Алёхина считает, что за последние 20 лет наблюдается очень хорошая динамика в вопросах и в отношении к людям с инвалидностью, и вообще в сопровождении и психолого-педагогической поддержке семей и особых детей. В последнее время и в России и в российском образовании развиваются очень серьёзные интеграционные процессы, связанные с включением таких детей в систему общего образования. И те классы, которые есть сейчас в школах регионов и столицы, классы коррекционно-развивающего обучения, классы "Особый ребёнок" – это всё ответы образования интеграционным процессам в обществе, самому процессу интеграции, в виде включения особых детей в совместное обучение с другими детьми.

Об инклюзивном образовании стали говорить, наверное, очень активно в Москве с 2003 года. Потому что именно тогда в столице появилась первая городская экспериментальная площадка (ГЭП) на базе Центрального административного округа. И действительно именно с этого момента стали ставиться цели развития инклюзивного образования, которое в некоторых деталях всё-таки отличается от интеграции и интегрированного образования.

А в чём состоят основные отличия?

С. Алёхина пояснила, что интегрированное образование реализуется в особых классах, в особых группах общеобразовательных учреждений. А инклюзивное образование – это совместное образование и таких детей, и таких в одном классе.

Как было сказано, в Москве совместное обучение детей-инвалидов совместно со здоровыми ввели несколько лет назад, но есть информация, что до сих пор более 90 процентов школ и детских садов в программу не включились. Это правда?

Гостья в студии подтвердила, что это правда и что это естественно, потому что инклюзивное образование – очень высокая цель. Для того чтобы сделать российское образование инклюзивным, потребуются годы. На сегодняшний день государственные программы, которые ставят такие задачи, не ориентируются на какие-то тотальные результаты и показатели, что все школы станут инклюзивными. Это невозможно сделать ни за год, ни за три года.

Но есть некие ориентиры, которые становятся целью. Например, к 2015 году в 10 раз должно увеличиться количество образовательных учреждений, которые смогут реализовать такую практику и смогут обучать в общеобразовательном учреждении детей с инвалидностью. Это федеральные показатели.

Подобные же цели есть и в столичном образовании до 2016 года. И сеть должна увеличиться, и практически в два раза должно увеличиться количество детей, которые получают качественное доступное общее образование совместно с другими детьми.

Имеются ли данные, сколько в Москве и по России в прошлом году было инклюзивных школ и детских садов?

По словам С. Алёхиной, если говорить про Москву, то весенние данные относительно сети и количества таких учреждений варьируются где-то в районе 5 процентов от всех образовательных учреждений в столице. Это совсем немного: около 100 детских садов и 104 школы, которые действительно готовы и сознательно придерживаются позиции по развитию инклюзивной практики, имеют какой-то опыт, пусть, может быть, кратковременный, и некоторые успехи. Это экспериментальная проектная деятельность самих образовательных учреждений.

На сегодняшний день говорить о статистике очень сложно. Ситуация меняется вследствие оптимизации сети, вследствие того, что многие детские сады и школы независимо от их культурных ценностей и программ развития соединяются в единые образовательные организации. И, конечно же, имеющиеся инклюзивные детские сады или школы попадают в другую большую организационную структуру. И здесь очень важно, чтобы инклюзивная культура и инклюзивная практика всё-таки сохранились в этих новых больших образовательных организациях.

Потому что это не просто организационные изменения, а очень серьёзная работа по ценностному построению именно культурных отношений к таким особым детям и со стороны детей, и со стороны родителей. А главное – это сохранение той небольшой группы учителей, которые разделяют идею инклюзивного образования, умеют работать и реализовывать эту идею в своей профессиональной практике.

Если говорить о России, в первую очередь необходимо сказать, что с 2012 года реализуется большая программа "Государственная доступная среда", рассчитанная до 2015 года. И около 300 школ в 2012 году получили очень серьёзное финансирование на изменение своей культуры и практики, организационных основ в сторону обучения детей с инвалидностью совместно с обычными детьми.

В настоящее время 53 российских региона включены в программу повышения квалификации специалистов (педагогов и руководителей) в части обучения детей с инвалидностью в общеобразовательном учреждении.

Как можно оценить все эти усилия? Они действительно имеют место и направлены на достижение цели? Или это по большей части бравурная статистика и отчётность?

С. Алёхина не считает эти данные бравурной статистикой. По её мнению, действительно динамика развития инклюзивного процесса в системе общего образования России очень серьёзная. Сегодня уже можно говорить о том, что ещё вчера было непонятным, получены ответы на многие вопросы. И государственная образовательная политика на это ориентирована, и усилия людей на это ориентированы.

Но есть, конечно, ещё очень много проблем. Однако если говорить о динамике, то она положительная и прогрессивная.

Другое дело, что, может быть, ещё рано давать оценку результатам, потому что этот процесс очень глубокий по своим изменениям, поэтому, конечно, потребуется ещё время для того, чтобы прийти к каким-то оценкам.

Полностью беседу с гостьей в студии слушайте в аудиозаписи программы.

Источник: www.radiorus.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ