Архив:

Мировая мать

Как Левушкина мама изменила устройство жизни

Заканчивается год, ставший переломным для мам детей, которых люди неделикатные называют детьми-инвалидами, а сами мамы — особенными. С начала этого года мамы, привязанные к своим "особикам" 24 часа в сутки, получили статус матери-сиделки и пособие (правильнее было бы сказать, зарплату!) 10 тыс. руб. в месяц. Правда, пока только в Санкт-Петербурге. Этого добилась Светлана Гусева — мама "особика" Левушки, организатор общества матерей-сиделок "Матери мира", признанная британским фондом EveryChild выдающимся борцом за права ребенка.

Весной некоторые российские СМИ шумели: обыкновенная петербурженка выступила в британском парламенте! Это не совсем так. Двух женщин и двух мужчин, признанных выдающимися борцами, действительно пригласили в Вестминстерский дворец, где заседает "мать всех парламентов мира", но выступали они не с трибуны одной из палат, а просто на специальной встрече, рассказывали британским депутатам о себе и жизни детей в своих странах.

Светлана говорит: она изо всех сил старалась не уронить престиж России, но ведь на вопросы-то надо было отвечать правду. Вот она и отвечала: повсюду, кроме Петербурга, мамы "особиков" и сейчас получают пособие 1,2 тыс. руб. в месяц, коих хватает на покупку трех килограммов мяса. Правда, заботливое государство берет таких детей в интернаты, где их жизнь проходит на койке, от укола до укола. И никто ничему их не учит.

Депутаты ужасались, впечатлительные даже плакали: как такое возможно?! И расспрашивали: а как же тебе удалось это изменить, пусть и в отдельно взятом городе? Когда она рассказала, смеялись: "Светлана, мы поняли, ты не знаешь слова "нет"!"

Светлана знает. Она сама сказала это слово, когда родился Левушка и ей предложили отказаться от сына. Ее убеждали: ты молодая женщина, ты отказываешься от карьеры, от зарплаты, от самореализации... Светлана смеется: "Я и мечтать не могла о такой самореализации, если бы мой ребенок родился здоровым. Вот тогда я и правда жила бы как все, не задумываясь ни о своей, ни о чужой жизни". Можно, конечно, поспорить: но зато была бы счастлива. Светлана удивилась бы: а разве я несчастна?!

Когда сын засыпал, Светлана, пытаясь понять устройство российской действительности, перепахивала мегабайты юридической литературы, начиная от Конституции РФ и заканчивая законами родного города. Поняв, решила это устройство изменить и стала писать письма, заявления, предложения. В Минздравсоцразвития РФ, в комитет по социальной политике администрации города — все адреса пришлось бы перечислять долго. И вот тут она и правда перестала понимать слово "нет", которым ей отвечали. Ей пишут "нет", а она в ответ: как же нет, если необходимо? У нас же социальное государство! У нас же Европа! У нас же XXI век!

В это трудно поверить, но Светлана методично писала и отправляла по два письма в день! Одно утром и одно вечером. Дописалась до того, что ей просто перестали отвечать, ссылаясь на норму закона: "В случае если в письменном обращении гражданина содержится вопрос, на который ему многократно давались письменные ответы..." Сама ее вполне безобидная "птичья" фамилия уже ввергала в трепет чиновников учреждений-адресатов.

В феврале 2011 года, на седьмом месяце ее эпистолярной войны с бюрократией, Светлана, захватив сына, пошла на прием к председателю городского комитета по социальной политике Александру Ржаненкову. Левушку, правда, оставила в приемной под присмотром, он был как бы "резервом главного командования". Но резерв не понадобился. Светлана вошла и сказала: "Здравствуйте, я Светлана Гусева, пришла говорить о статусе матери-сиделки". Александр Николаевич сразу ответил: "Я за такой статус и сегодня же пойду к губернатору с вашим предложением. Но нужен городской закон. Кто его будет писать?" Светлана ответила: "Я".

Дальше все пошло неожиданно легко и быстро. Тогдашний губернатор Валентина Матвиенко поддержала предложение безоговорочно. В комитете Светлане потом говорили, что никогда еще с таким удовольствием не работали над законопроектом. Депутаты тоже приняли закон без единого возражения.

И вот с января 2012 года каждая из 2,2 тыс. питерских мам детей-"особиков" стала получать пособие, которое некоторые уже называют "гусевской зарплатой". Как жаль, что нельзя узаконить такое название!

В Англии Светлане показали, как там живут "особики" и их родители. Это заслуживает отдельного разговора, и мы обязательно продолжим его. Пока только скажу, что, вернувшись, Светлана осознала: статус и пособие — это только начало, первый шаг, даже шажок. Во-первых, этого надо добиться для всей страны. Во-вторых, устройство жизни надо еще менять и менять, чтобы сделать его, а значит, и саму страну справедливыми и удобными для жизни. Этой работой шаг за шагом занимается организованное Светланой общество матерей-сиделок. На необходимые траты они скидываются.

Мы обязательно продолжим тему "Мировой матери", публикации будут идти под такой же рубрикой. Также мы решили назвать и нашу новую долговременную программу помощи. И если вы, дорогие читатели, решите поддержать Светлану Гусеву и ее общество "Матери мира", пишите к своим переводам комментарий: пожертвование на программу "Мировая мать".

Виктор Костюковски

Источник: www.kommersant.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ