Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Человек без фальши

Обществу не хватает чистоты, чтобы на равных общаться с Юрой

В декабре Юре Попову исполнится 13 лет. Он выглядит как обычный современный подросток. И, как всякий тинэйджер, любит мультики и комедии, увлечен Интернетом, игрушками в Сети. Правда, однажды «компьютер» засомневался, человек ведет с ним разговор или робот, и даже задал для проверки несколько цифр. Юрина мама цифры повторила, и сомнения электронного разума рассеялись. На самом деле Юра не робот, он аутист.

С Юрой и его мамой Еленой Поповой мы встретились в скромном помещении первичной организации «Детство» общества инвалидов. Она работает здесь инструктором - через несколько лет после рождения сына пришлось оставить свою профессию инженера-строителя, потому что постоянно должна была находиться рядом с ребёнком.

– Кто пришёл? – спрашивает Юра, увидев меня. У него удивительные светло-серые глаза и вдумчивый взгляд, хотя кажется, что в мою сторону он и не глядит.

– Это Галина, корреспондент газеты, - поясняет мама.

– Юра родился обычным ребенком, – продолжает она. – Правда, ему постоянно требовалось мое присутствие, он долго не мог самостоятельно научиться одеваться. Затем я стала замечать, что он совсем не пытается говорить, и обратилась к врачу. Невролог посоветовала какие-то таблетки, потом нас перевели к психиатру.

Чтобы выставить точный диагноз, Елене предложили положить 4-летнего сына на обследование в краевой психоневрологический диспансер – одного. Она не согласилась оставить сына, который практически не умел общаться с окружающим миром. Только когда ему исполнилось пять с половиной и тянуть дальше было уже нельзя, решилась на разлуку, которую Юра перенёс тяжело. Он практически отказался от еды. Диагноз был поставлен: «атипичный аутизм».

– Для меня это стало шоком, ведь заболевание неизлечимо. Я долго не могла свыкнуться с этим. В коррекционном центре специалисты подчеркнули: вы, мол, считаете, что он у вас ангел, а ведь он болен.

Порой Юра представлял угрозу для себя самого. Мир должен быть для него привычным. Если что-то не так, у него начинается истерика. Мама должна всегда быть рядом и следить, чтобы всё вокруг оставалось на своих местах.

– Если слабовидящему нужна трость или собака-поводырь, больному с ДЦП – инвалидная коляска, то аутистам нужен человек, – отмечает Елена.

Постепенно Юра начал говорить. Наблюдая за ним, мама заметила, что он с интересом изучает объявления на столбах, стала читать их ему вслух. Каким-то непостижимым образом, соотнося слова с их графическими изображениями, он сам выучился читать.

Из коррекционной школы мальчика перевели на домашнее обучение, объяснив это его неконтролируемым поведением. Хотя, казалось бы, кому как не специалистам коррекционной школы надо быть готовыми к любым проявлениям такой личности. Елена сетует, что с учёбой всё как-то не складывается - то педагог болеет, то по какой-то другой причине не может их навестить.

Так вот, без поддержки специалистов, опираясь только на мамину любовь и заботу, Юра учится жить среди других людей.

– У нас есть определенные достижения: Юра сам спокойно раздевается, одевается, умывается, чистит зубы, – рассказывает Елена. – Мы уже можем сходить к парикмахеру. Правда, его сильно раздражают громкие звуки, включённый где-то телевизор. В автобусе ему надо, чтобы я сидела рядом. Недавно в автобусе дошло до конфликта. Зашла бабушка, и женщина, стоящая рядом, пристыдила меня за то, что я не уступаю место пожилому человеку. Я пыталась ей объяснить, что ребенок мой может впасть в истерику, если я это сделаю – наслушалась всего…

Общество по-прежнему не готово доброжелательно воспринимать непохожих на большинство. Дети на улице нередко дразнят Юру, взрослые буквально шарахаются от него, если он внезапно начинает разговаривать сам с собой. Ведь такое поведение вне привычных и понятных рамок.

А Юра живет в своем чистом мире, без условностей, он не знает злобы, не умеет обманывать, все принимает на веру. Это мягкий, чувствительный и ранимый человек - человечный в самом прямом смысле этого слова.

– Я живу одним днём, не думаю о будущем: прошел день спокойно, у Юры не было стресса, и хорошо. Мне бы хотелось для него больше возможностей, чтобы был хороший педагог, чтобы он мог путешествовать, больше видеть мир, общаться с такими же, как он. Проблема не в существовании аутистов. Проблема в обществе, которое не предоставляет им должного образования и поддержки, не заботится о повышении качества их жизни, - делится своими мыслями Елена.

Всё время, пока мы общались, она терпеливо и мягко корректировала поведение Юры, доброжелательно, с легкой улыбкой отвечала на мои вопросы и совсем не выглядела удручённой и озлобленной на всех, как выглядят сегодня многие наши соотечественницы, озадаченные гораздо менее серьёзными проблемами. Юра вел себя спокойно, потом сел между нами и попросил послушать запись на диктофоне. Я, в свою очередь, попросила его что-нибудь написать.

– Что? Фамилию? – и, не дожидаясь ответа, написал «Попов», а потом размашисто, крупными печатными буквами «Находка – Владивосток».

– Все мы ждем лучшего от судьбы, но жизнь распоряжается по-своему, и нам надо ее прожить по возможности достойно. Я верю в Бога и нахожу у него душевную поддержку, когда мне ее не хватает, – говорит Елена.

Галина Надеждина

Источник: rio-panorama.ru