Архив:

"Подари жизнь", отбери боль!

В Москве, благодаря правительству города, появится детский хоспис, а во Владимирской области достраивают первый в России реабилитационный центр для детей, победивших рак. Свой шестой день рождения фонд «Подари жизнь» отмечал во Владимирской области. Соучредитель фонда Чулпан Хаматова в октябре 2010 года участвовала в торжественной закладке капсулы будущего реабилитационного центра. Ее вместе с Диной Корзун и другими гостями встречал инициатор и спонсор строительства центра, член правления фонда «Подари жизнь» Михаил Бондарев.

— Что такое «Шередарь»? — спросили у него. — Откуда такое название?

— Здесь у нас встречаются две реки, и одна из них так и называется — Шередарь. Это — санскрит. «Шри» означало божество. «Дарь» — это река, или, по-русски, — дар. На санскрите — это «подарок — дан». И получается, что название реки переводилось либо как святой подарок, либо как святая жизнь. И все это очень похоже на название «Подари жизнь».

Михаил Бондарев представил гостям директора программ реабилитационного центра, ведущего эксперта ассоциации международных реабилитационных лагерей Hole In The Wall, директора одного из первых и самых крупных центров этой сети — ирландского лагеря «Барретстаун» Терри Дигнана.

Терри сказал о том, что считает огромной победой для России тот факт, что власти Москвы услышали Чулпан Хаматову, которая вместе с фондом «Вера» билась за то, чтобы в столице была наконец выделена земля для детского хосписа. Да, медицина бурно развивается, и сегодня врачи уже могут излечивать от рака 70 процентов заболевших детей. Но ежегодно в одной только Москве в паллиативной помощи нуждаются 2700 человек, не считая приезжих, которые находятся в столице на длительном лечении или живут без прописки. Паллиативная помощь — это когда речь об излечении уже не идет. Речь идет только о том, чтобы человек не уходил в адских муках.

— Сейчас дети, умирающие от рака, могут лечь только во взрослый хоспис — Первый московский. Но детям нужен детский хоспис, потому что им нужны детская площадка, игровая комната и общество ровесников, — объясняла Чулпан. — Чтобы построить детский хоспис, нам нужен участок земли площадью 1—2 га в пределах Третьего транспортного кольца. Хоспис должен располагаться в центре города, чтобы выездная служба могла ездить на посещения во все районы Москвы и чтобы родственники больных, волонтеры, врачи, учителя могли легко добраться до хосписа.

Накануне дня рождения фонда «Подари жизнь» в Москве состоялась встреча Чулпан Хаматовой, представителей фонда помощи хосписам «Вера», главного врача Первого московского хосписа Дианы Невзоровой с вице-мэром Москвы Леонидом Печатниковым.

— Нам предложили восемь адресов в Москве, где расположены здания, принадлежащие социальным департаментам города, — рассказала Чулпан. — Эти здания, по словам Леонида Печатникова, сейчас не используются и нуждаются в капитальной реконструкции. Нам предстоит получить ордера на их осмотр, чтобы понять, в каком месте все-таки лучше строить детский хоспис. Потом предстоит оформить бумаги о передаче здания в долгосрочную аренду фондам.

— Если медицина подчас не в силах спасти ребенка, она может помочь ему жить без боли, — сказал «Новой» Терри Дигнан. — Я имею в виду не только физическую боль, но и психологическую. Именно поэтому у нас в ирландском лагере «Барретстаун» вместе с детьми, победившими рак, проходят реабилитацию дети из хосписа. И оставшаяся жизнь бесценна, и ее нельзя проводить в унынии и слезах. Я думаю, так же будет и в «Шеридаре». Когда ребенок выздоравливает от рака, он совершенно не представляет, как жить. Для этого существуют реабилитационные программы, которые учат принимать самостоятельные решения.

Терри рассказал историю про мальчика, который после рака лишился ноги и очень стеснялся своего протеза. В лагере «Барретстаун» он не снимал его, спал в брюках. В программе есть игра: вся группа должна перебраться через специальную стену, там с обратной стороны балкончик. Одному это сделать не под силу. Нет никаких подручных средств — ни веревок, ни палок. Дети сами должны решить, как им поступить. И они решили: сначала забросили туда маленького, потом того, кто потяжелей. И эти ребята сверху уже помогают остальным. Не рассчитали: когда уже все были там, оставался один, которого некому было подсадить. И мальчик снял свой протез, протянул ребенку, тот за него ухватился, и они его подняли вверх. Так он выручил всю команду и перестал стесняться протеза — перестал считать это недостатком, стал уверенным в себе.

— Я была летом в «Барретстауне», — рассказала Чулпан Хаматова, — я видела, как удобно и продуманно там все организовано, какие чудесные изменения происходят с детьми: к ним возвращаются смелость, доверие к себе и к миру. Я очень рада, что такой реабилитационный центр строится в России, он нам очень нужен.

Терри Дигнан и Михаил Бондарев провели экскурсию по стройке.

— Эти дома будут не только удобными, светлыми и уютными, — рассказал Михаил Бондарев, показывая уже готовые срубы, — они будут также полностью доступны для детей с ограниченными возможностями: в них будут пандусы, широкие двери и специальные тактильные дорожки для детей, имеющих проблемы со зрением.

Центр сможет одновременно принимать около 240 детей каждую смену. Здесь две реки, озера, одно из которых с минеральной водой, конюшня, пасека, ферма… Идеальное место.

«Шередарь» должен принять первых пациентов уже в июне 2013 года.

Галина Мурсалиева

Источник: www.novayagazeta.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ