Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

В темноте и на ощупь

Современные технологии открывают свет для незрячих людей. Для них созданы «говорящие» компьютеры, телефоны. По улицам человек с белой тростью может спокойно передвигаться с «говорящим» навигатором. Перейти дорогу помогают звуковые светофоры… Однако пользоваться всеми этими благами цивилизации слепые и слабовидящие куряне не спешат, да и на улицу выходят редко. Слишком опасно – считают они.

По официальным данным, в Курской области проживает более 5000 незрячих и слабовидящих человек. В преддверии международного дня слепых «АиФ-Курск» вместе с Валентином Твердохлебом, руководителем Курского отделения ВОС, пытался понять, что мешает созданию доступной среды для инвалидов по зрению.

Одни барьеры

– Валентин Викторович, создана ли сегодня в Курске необходимая инфраструктура для незрячих людей? Может ли слепой человек самостоятельно выйти на улицу, сходить в больницу и т. п.?

– В принципе, это возможно, но сложно. Председатель Совета по делам инвалидов Людмила Гребенькова рассказывала такую историю: «Была я в Германии, и ужаснулась: что такое, почему на улицах так много инвалидов: колясочники, слепые, глухие? Вроде войны не было, страна благополучная. И потом только, когда приехала назад, поняла, что у нас они все просто дома сидят». Потому что выйти на улицу страшно, опасно. Нет доступной среды, одни барьеры. А мы пытаемся вытащить людей из этой бездны. Правда, закон о запрете на представление персональных данных нам очень мешает в этом. В больницах нам не имеют права давать сведения об инвалидах. Как-то мы находим их контакты, звоним, иногда наши специалисты приходят на дом. Но бывают даже случаи, когда люди сами не хотят реабилитироваться. Знаем, что человек с высшим образованием, у него несчастье случилось, он ослеп. Мы его к себе в ВОС хотим взять, он бы у нас работал, реализовывался. Но приходится сталкиваться даже с такими случаями, когда инвалид собирается полицию вызвать… Родители же часто стесняются того, что их дети не видят, они не хотят знаться с обществом слепых. Но на что они надеются: ребёнку ведь зрение уже не вернёшь, ему надо жить с нами, а они боятся, шарахаются.

– Есть ли у курских инвалидов по зрению собаки-поводыри? И вообще, дорогое ли это удовольствие?

– Собак-поводырей обучают в специальной школе в Купавне (Московская область. - Ред.). Её организовали ещё в послевоенное время. Там воспитывают лабрадоров и овчарок. Затраты государства на подготовку одной такой собаки – около полумиллиона рублей. Собак-поводырей государство выдаёт инвалидам по индивидуальной программе реабилитации. Для того чтобы получить собаку, инвалиду необходимо приехать в Купавну. В течение двух недель он находится там. В первый же день его знакомят с собакой, на второй день они уже выходят на поле для тренировок: идёт процесс привыкания, нахождения общего языка. И через неделю инвалид уже с «другом» возвращается к себе домой. В Курске у нас собака-поводырь есть только у одного молодого человека. Раньше было больше. Но дело в том, что собаку надо ещё и кормить. А тут попробуй на одну пенсию сам проживи, если не работаешь.

Трудоустройство без закона

– И много ли слепых людей у нас трудоустроено?

– В России сейчас показатель трудоустроенных инвалидов работоспособного возраста – где-то 7-8% (за рубежом – около 40%. – Ред.). Причём среди инвалидов по зрению этот показатель ещё меньше. Ведь без зрения у человека возможности трудоустройства ограничены ещё сильнее. Когда перед общественным советом отчитывается центр занятости населения, я задаю вопрос: «Сколько же инвалидов по зрению вы устроили за этот год?», мне отвечают: «Ноль или одного-двух». Здесь есть много причин. Во-первых, работодатель «не созрел». Для трудоустройства слабовидящего или незрячего человека нужен всё-таки минимум специальных условий: ориентировочные перила, освещение специальное, на кабинетах – цифры рельефные. Кроме того, у нас практически нет налоговых льгот для предприятий, которые используют труд инвалидов. Есть преференции для таких организаций по размещению заказов, но закон написан так, что эти привилегии не работают – механизма нет.

В Курске есть слепые музыканты, массажисты, преподаватели, программисты, в реабилитационном центре ВОС у нас также почти все сотрудники слепые. В обкомовской поликлинике трудится массажист Антон Алтухов – слепой человек, закончивший Кисловодский медицинский колледж. Коллектив больницы от него в восторге, пациенты тоже: в очереди выстраиваются. Получает хорошие деньги. Ребёнок, молодая жена… Кроме того, компанейский, грамотный парень, всем ремонтирует компьютеры, на гитаре играет, поёт прекрасно, стихи пишет.

– Образование для инвалидов по зрению у нас в городе доступно?

– У нас есть четыре детских садика, которые принимают детей с плохим зрением, но тотально слепых они не берут. Правовой базы для этого нет, методик, специалистов. И это большая проблема. Со школьниками тоже не всё так просто. В городе только в одной - 57-й - школе есть специализированные классы для слабовидящих. В области, в посёлке Тёткино Глушковского района есть коррекционная школа-интернат для детей с «проблемами». Но там проблемы пересекаются, к сожалению. В ней обучаются слепые и слабовидящие, и плюс ещё дети, отстающие в развитии. Мы многие годы говорили везде и всюду, что нельзя обучать детей отстающих со слабовидящими. Классы разные, программы, а всё остальное вместе: и играются, и спят. У нас даже был случай, когда мама отвезла туда ребёнка в сентябре, а через пару месяцев забрала, потому что у школьника появились какие-то навязчивые движения, истерики… Сейчас нас услышали: школа будет реорганизована.

Члены нашей организации получают также и высшее, и среднее образование. В первую очередь в музыкальном колледже слепых. Но есть и инвалиды, обучающиеся в обычных учебных заведениях – РГСУ, КГУ, ЮЗГУ, МЭБИК. Ребята учатся на общих основаниях, так же ходят на пары, сдают экзамены.

Екатерина Апонина

Источник: www.chr.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ