Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Слепое пятно

Педагоги, музыканты, композиторы, юристы, программисты, предприниматели, медработники — это только самый скромный перечень профессий, где незрячие и слабовидящие люди смогли доказать, что они не менее способны и талантливы, чем остальные. Слепые собирают концертные залы, совершают дальние путешествия, даже учатся водить машину (правда, пока в чистом поле и со зрячими «штурманами», поскольку специальный автомобиль со звуковым навигатором для украинцев заоблачная мечта). Возле Коктебеля три года назад пятеро незрячих совершили прыжок с парашютом в море.

На той неделе мир отметил Международный день слепых — дату, которая в развитых странах просто подчеркивает, что все имеют разные физические возможности. В Украине же это напоминание о том, какая пропасть лежит между лишенными зрения и остальными людьми.

Капля надежды

Никто не может быть уверен в том, что до старости останется относительно здоровым и самостоятельным. Если бы это понимало большинство людей, то жизнь многих украинцев не становилась бы сплошной полосой препятствий, по которой лишь некоторым удается добраться до своей цели.

Численность инвалиднов по зрению в Крыму увеличивается. Врач-офтальмолог Крымского республиканского медицинского центра реабилитации зрения Лилия Османова сообщила, что на последней всеукраинской конференции офтальмологов были озвучены такие данные: в 2010 году в автономии детей-инвалидов по зрению насчитывалось 948, а в 2011-м — 2172. А взрослых крымчан, имеющих инвалидность по зрению, по информации Минсоцполитики АРК, в Крыму почти 8,6 тыс. человек.

Угрозу зрению определяют еще у новорожденных в неонатальных отделениях, к группе риска относятся младенцы, появившиеся на свет до срока, с низким весом. Дурные привычки матери, перенесенные ею болезни и многое другое тоже могут сказаться на здоровье ребенка. В Крыму есть и специалисты, и оборудование, чтобы восстановить зрение, если оно еще поддается корректировке, приостановить слепоту, уберечь то, что осталось.

Врач-офтальмолог, которому приходится постоянно общаться с родителями слабовидящих, слепых, теряющих зрение детей, поневоле становится психологом. И все равно невероятно трудно не оставить им хоть каплю надежды. Случается, что мамы и папы к решению об адаптации ребенка приходят через попытки добиться исцеления у людей, не имеющих отношения к медицине, отдают немалые деньги шарлатанам. Мама одного из пациентов Лилии Османовой, несмотря на возражения врача, добилась возможности сделать ребенку операцию за границей — и он потерял зрение полностью.

Сад, школа, интернат

Знакомство слабовидящего или незрячего ребенка с окружающим миром начинается со специализированных детсадов (в Симферополе это ДДУ №4 и №47). Дальше — школа. Большинство слабовидящих детей (79%) имеют III группу инвалидности, у них сохранен определенный процент зрения. Тех, кто не видит вообще, — 3,5%. Еще недавно незрячим маленьким крымчанам выписывали направления в харьковскую или львовскую специализированные школы-интернаты. Родители оказывались перед сложным выбором: отправить ребенка учиться и видеться с ним время от времени или оставить дома — но тогда о какой адаптации можно говорить? Но группа для незрячих детей в Крыму все-таки будет, уже в следующем году. Однако это не последнее нововведение. Дело в том, что многие ученики имеют и другие заболевания, например, ДЦП, нарушение интеллектуального развития и т.д. И им нужны дополнительные занятия, другие формы коррекции. «Сейчас решается вопрос о придании группе статуса интерната для слепых детей», — говорит Лилия Османова. Все-таки интернат в Симферополе иное дело, чем интернат за пределами Крыма, ученики здесь могут находиться пять дней в неделю, а выходные проводить дома.

Впрочем, родители могут поставить себе другую задачу: как можно раньше ввести ребенка в мир зрячих. И в этом, сообщил «1К» начальник управления по делам детей и социальной защиты детства Минобразования и науки, молодежи и спорта АРК Сергей Трифанов, им всегда готовы помочь. В созданной министерством базе есть данные каждого ученика с особыми потребностями, в случае надобности родителей могут вызвать для беседы на медико-педагогическую комиссию, чтобы обсудить потребности ребенка, узнать, какая ему требуется медицинская, реабилитационная или психологическая помощь. Удивительно, но для некоторых родителей открытием становится то, что дитя имеет право на бесплатные услуги по коррекции и адаптации.

В обычных крымских школах уже учатся слабовидящие ребята, но абсолютно незрячих еще не было. По словам Лилии Османовой, им все-таки тяжело успевать за сверстниками, требуется специальное озвучивание урока, учебники и пособия со шрифтом Брайля, особые тетради. Ну и без тифлопедагогов (учителей, работающих с незрячими) не обойтись, а их не хватает сейчас даже в специализированной крымской школе.

С закрытыми глазами

Украинское общество инвалидов по зрению принимает с трудом, готовое, скорее, мимолетно пожалеть, чем оказать реальную помощь. Большинство слабовидящих и незрячих существуют на скромную пенсию, часто лишены возможности получить профессию и зарабатывать самостоятельно. Предприятия Украинского общества слепых, которые есть в большинстве регионов, в том числе и в Крыму, обеспечить работой всех желающих не в состоянии.

В теории слабовидящий или незрячий человек может поступить в любой вуз. Вот только трудоустроиться ему невероятно сложно. Приобрести специальность в училище, ПТУ или техникуме тоже задача нелегкая. Недавно на всю страну прогремел скандал с закрытием Международного медицинского колледжа (Киев), где 80 из 400 студентов были инвалидами по слуху и зрению (незрячие осваивали специальность медсестер-массажистов). Студентов раскидали по другим медвузам, ориентированным на обычных людей. Межрегиональное высшее профессиональное училище связи в Киеве ежегодно набирает группу незрячих в несколько десятков человек, обучая профессии «оператор компьютерного набора». Но трудно сказать, насколько она востребована сегодня, ведь более трети населения страны и практически все предприятия и организации имеют компьютеры и сами себе наборщики.

Впрочем, специальные (и очень дорогие) компьютеры для инвалидов по зрению, со специальной клавиатурой и аудиосопровождением, в Крыму не были бы лишними: у детей появились бы дополнительные возможности для освоения учебного материала. Нужны книги — в учебно-реабилитационном центре, подтвердила Лилия Османова, имеется некоторое количество книг для слабовидящих, а вот литературы со шрифтом Брайля почти нет. Кстати, единственная библиотека для незрячих с такими книгами, а также аудиолитературой есть в Симферополе, на учебно-производственном объединении УТОС «Крымпласт».

Единой государственной программы, которая сопровождала бы незрячих с самого рождения, давала им равные возможности с остальными украинцами, облегчала жизнь, пока нет. Есть отдельные инициативы, воплотившиеся в жизнь, вроде светофоров со звуковыми сигналами, команд незрячих спортсменов, концертов слепых артистов. Имеются нереализованные предложения вроде меню со шрифтом Брайля, питомников обученных собак-поводырей. В Керчи собираются продублировать таблички с названиями улиц и нумерацией домов дополнительными — для незрячих. Но этого мало. В глазу каждого человека есть так называемое слепое пятно: область сетчатки, не воспринимающая свет. Такое впечатление, что Украина на все проблемы слабовидящих и незрячих взирает именно слепым пятном. И неудивительно, что она их в упор не видит.

Наталья Дремова

Источник: 1k.com.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ