Архив:

Солнечный мальчик

Впервые встал на ходунки…в 18 лет после сложных операций/ Вправо-влево, вверх-вниз… Упорная гимнастика с гантелями - каждый день, утром и вечером, без праздников и выходных, чтобы накачать мышцы рук и начать ходить на костылях. Я не оговорилась: для Миши Андросова делать шаги при помощи двух палок – пока мечта, он передвигается на ходунках. Впрочем, если бы два года назад кто-то сказал, что парень встанет с инвалидной коляски, его посчитали бы злым шутником. Чудо свершилось в Петербурге почти год назад.

Избавиться от клейма

- Какое счастье, что мы успели вылечить Мишу до 18 лет! – до сих пор как ребенок радуется главный наставник Михаила – замдиректора по социальной работе Ставропольского коррекционного детдома № 9 Анатолий Арясов.

Восемнадцать Мише стукнуло 1 декабря прошлого года, а шестого числа того же месяца его окончательно выписали из больницы. Еще бы год – и прощай единственный шанс встать на ноги, федеральная квота на лечение для ребенка-инвалида.

- Такие операции делают только дошколятам, - поясняет директор детдома Елена Побейпеч. - А за Мишу взялись, когда ему было уже 16.

Почему не брались раньше - вопрос не к Елене Евгеньевне. К ней в учреждение Миша попал уже 13-летним, после приемной семьи, в которой на малыша с диагнозом ДЦП просто махнули рукой. Родная мать бросила чадо еще младенцем, но и приемные родители возиться с ребенком не хотели. Мишаня передвигался по дому на коленках: инвалидная коляска в узкие коридоры не вписывалась. О школе и не заикались…

- К нам Миша попал с клеймом «неизлечимый и необучаемый», - вспоминает Елена Евгеньевна. – Смотрю, а он вместе с первоклашками читает и пишет, уроки с ними делает. Отдала Мишу в коррекционную школу. Как было не помочь солнечному ребенку? Он же постоянно улыбался, радовался жизни, хотя очень страдал. А стихи читал так, что мы все плакали! Да не только мы: Миша почти на всех конкурсах чтецов победил.

Чудо сострадания

И началось: медицинские осмотры, бесконечные анализы - и отказы, отказы, отказы…

- В краевой больнице я провел целый месяц, пока не услышал, что помочь мне бессильны, - с горечью вспоминает Миша. – Понял это при первом же осмотре, но врачи, наверное, посчитали, что я ничего воспринять не в силах и мучили молчанием.

Помощь пришла из Северной столицы: в 2010-м в Санкт-Петербургской государственной педиатрической академии выказали готовность поставить мальчика на ноги. Для этого нужно было провести несколько операций, причем после каждой юноше предстояла долгая экзекуция – лежать закованным в гипсе. Михаил согласился не раздумывая, но еще целый год ушел на ожидание федеральной квоты.

- Когда мы эту квоту наконец-то получили, навалились другие проблемы, - вспоминает Анатолий Александрович. – Почему-то наши чиновники считают, что везти ребенка-инвалида на поезде (а государством оплачиваются только железнодорожные билеты. – Авт.) – пара пустяков!

Выход в итоге нашелся: помогли петербургские волонтеры. Во время всех четырех операций, которые Мише пришлось пережить, они были рядом: отвозили и привозили юношу в аэропорт на личных машинах, навещали в больнице, развлекали.

Кстати, лечащий врач Миши, ортопед петербургской педиатрической академии Александр Веселов, которому мне удалось дозвониться, долго недоумевал, чего же такого необычного в операциях по удлинению сухожилий, устранению косолапости и исправлению стоп.

- Мне, наоборот, непонятно, почему их не сделали раньше, - скромничает Александр Григорьевич. – А случай отнюдь не уникальный, мне доводилось и раньше таких пациентов оперировать. Правда, у Миши все-таки была необычайно запущенная форма. Но не забывайте, и парень оказался настоящим бойцом!

Зато директор детдома и ее заместитель о чудо-выздоровлении своего воспитанника говорят с придыханием. У Анатолия Александровича образовался своеобразный архив: он дотошно зафиксировал все даты операций, занес в специальную тетрадочку имена-фамилии тех, кто пришел на помощь сироте.

- Вот смотрите: это так называемые шинные аппараты замкового типа, - показывает наставник громоздкие конструкции. – После всех операций их нужно было во что бы то ни стало изготовить, чтобы приступить к реабилитации. Но как? В Ставрополе никто не брался. Можете представить, в каком ужасе я был! Выписали Мишу 15 июля, а 30 августа с этими аппаратами уже нужно было прилететь в Петербург.

Помог ставропольский предприниматель Максим Ростомов. И опять содействие оказали питерцы: тамошние умельцы по просьбе Максима изготовили всё как надо…

Сыновьи чувства

Вверх-вниз, вправо-влево…Миша очень старается: на ходунках ему ходить уже неинтересно. Начинал с пяти минут, сейчас может двигаться в них хоть целый день. Мечта ходить, как все мы, обязательно сбудется! Я в это верю, потому что встретила необычайно сильную, цельную личность.

Кстати, и на бывшего губернатора Ставрополья Валерия Гаевского, который долго был главным шефом детдома, Андросов произвел сильное впечатление. Расчувствовавшийся Валерий Вениаминович даже подарил Михаилу айпад.

- Миша, а как вы с Гаевским-то подружились? – интересуюсь у парня.

- Да как? Когда он первый раз к нам приехал, что-то у него спросил. Я же коммуникабельный, не комплексую…

В прошлом отличник в коррекционной школе (а мог бы, как оказалось, учиться и в обычной), с этого учебного года Миша – студент Ставропольского государственного политехнического колледжа. Осваивает специальность портного, но и это – не предел его мечтаний.

- Я хочу стать программистом и работать здесь, в своем родном детском доме, - говорит Миша. Он действительно ему родной, потому что даже сейчас, когда парню почти 19, Елена Евгеньевна и Анатолий Александрович, словно мама и папа, заботятся о Мише.

Елена Панкова

Источник: stav.aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ