Архив:

Работа не для всех

Когда желание трудиться сильнее желания получать заработную плату

Но как быть, если эти самые способности к труду значительно ограничены? И желание вроде бы есть, и возможность трудоустроиться, но шансы иметь выбор приближены к нулю. Свобода распоряжаться своим трудовым правом в прямой зависимости от состояния здоровья. И чем хуже это состояние, тем меньше человек оказывается нужен работодателю.

Самостоятельно найти работу человеку с ограниченными возможностями здоровья часто не под силу. Многие маломобильны, другие заранее уверены, что их готовы принять далеко не везде. Полагаясь на помощь государства, путь лежит в центр занятости. Инвалидов здесь традиционно считают наименее конкурентоспособной категорией, поэтому им — особое внимание. В Оренбуржье ситуацию на рынке труда в последнее время принято считать стабильной. Уровень официально зарегистрированной безработицы колеблется в районе одного процента, но вряд ли это в полной мере относится к инвалидам.

Ищущий найдет

После окончания курского музыкального училища-интерната для слепых Александр Боев приехал в Оренбург с задачей устроиться на работу. Молодой человек обратился в службу занятости и стал ждать.

— Я больше года стоял на бирже труда. Не было никаких предложений вообще, хотя я мог бы работать преподавателем в музыкальной школе. Потом по программе стажировки устроился аккомпаниатором в вокальный ансамбль при Оренбургской областной организации Всероссийского общества слепых (ВОС). После этого открыли компьютерный класс, где я теперь и работаю, — рассказал Александр.

Уже четвертый месяц он проводит занятия для инвалидов по зрению, учит их пользоваться компьютером, Интернетом. Закупить специальное оборудование удалось благодаря получению субсидии. Два компьютера и мебель для кабинета обошлись в 317 тысяч рублей.

Ученики признательны Александру, отмечают, что он им рассказывает именно то, что нужно. Возможно, система обучения, предложенная им, нравится еще и потому, что парень сам осваивал компьютер и специально нигде этому не обучался.

— Компьютер — это домашний информационный комбайн. Сегодня знать компьютер — необходимость, — считает он. — Есть в Москве институт, где проходят повышение квалификации. Я собираюсь туда съездить.

Александр скорее из числа везунчиков, которые находят свое рабочее место. Таких, по статистике министерства труда и занятости, — 50 процентов. Еще 30 процентов обратившихся инвалидов — трудоустраиваются на временную работу, каждому десятому предлагают переобучиться на курсах.

— Ежегодно к нам в службу обращается до трех тысяч инвалидов, из них до 80 процентов признаются безработными, — объяснила заместитель министра труда и занятости населения Ирина Макеева. — Как правило, обращаются люди с частичной утратой трудоспособности, и задача нашей службы помочь инвалиду найти работу, соответствующую их возможностям. Подбор подходящей работы ведется в строгом соответствии с индивидуальной программой реабилитации, содержащей заключение о рекомендуемом характере и условиях труда.

Всего в регионе инвалидов порядка 11 процентов от общего числа жителей, а это примерно 233 тысячи человек.

— В Оренбургской области число инвалидов стабильно выше, чем в среднем по Российской Федерации. Из 11500 граждан, впервые признанных инвалидами за девять месяцев 2012 года, — почти половина трудоспособного возраста, — рассказал заместитель руководителя ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Оренбургской области» Максим Мирошников.

Камнем преткновения при их трудоустройстве часто является индивидуальная программа реабилитации (ИПР). До августа 2008 года ее разработка была не обязательной и многие не изъявляли желания получить такой документ в бюро медико-социальной экспертизы. Теперь ИПР готовится для каждого, признанного инвалидом, только получать ее многие не спешат. Другие, получив, не соглашаются с рекомендованным видом трудовой деятельности или попросту не могут ничего подобного найти в Оренбургской области.

— К сожалению, часто сталкиваемся с резко негативной реакцией инвалида либо его законного представителя. Негатив вплоть до отказа от разработанной программы реабилитации. В 2011 году 402 инвалида отказались от ИПР, за девять месяцев 2012 года от ИПР отказались 336 инвалидов, — уточнил Максим Мирошников.

Существующие вопреки

Круг профессий, которыми может овладеть человек с полной или частичной утратой зрения, наиболее узок по сравнению с другими заболеваниями, приведшими к статусу инвалида. В Оренбурге функционирует одно предприятие, созданное специально для инвалидов по зрению. Это наследие советской эпохи ныне существует в условиях рынка на равных с прочими коммерческими организациями условиях. Статус социального производства здесь держится скорее на энтузиазме.

— На обычном предприятии для обслуживания автоматизированной машины потребуется один человек, который сможет выполнять поочередно десять операций. В итоге себестоимость продукции ниже, нет дополнительных издержек. У нас ситуация иная. Рядом с человеком со слабым зрением должен быть наблюдатель, который помогает соблюдать технику безопасности и контролирует технологический процесс. Всем необходимо выплачивать зарплату, а это отражается на себестоимости. Соответственно, наша продукция дороже многократно, — объяснил директор ООО «Блик» Владислав Дорохов. — При обращении в администрацию мы получили ясный и четкий ответ: где цена ниже, там мы и готовы закупать, если у вас цена хотя бы на рубль выше среднерыночной, мы покупать не будем. Здесь абсолютная безвыходность. Основная задача предприятия — обеспечить работой инвалидов, дать им достойную заработную плату. При этом все расходы на коммунальные услуги, например, мы несем как обычное юридическое лицо. Для нас нет ни льгот, ни поблажек.

И все же сегодня ситуация на производстве гораздо лучше, чем год назад, когда предприятие готовы были закрыть все контролирующие структуры разом. Постепенно избавились и от многотысячных штрафов, долгов по зарплате, арестов счетов и имущества. Поступили заказы, производство задышало. Сегодня здесь изготавливают картонные коробки и прочие виды упаковки.

— В конце октября 2012 года решили, что готовы принять инвалидов на работу, но ситуация складывается плачевным образом. Было отправлено порядка 30 заказных писем с приглашением на работу, но в ответ мы получили отказ. Инвалиды не хотят идти работать. Я не думал, что такое будет, — признается Владислав Станиславович. — Причины понятны — у них есть пенсия, а здесь еще надо работать. Но ведь люди приходят на работу не только зарабатывать деньги, а и общаться!

Об утрате желания работать, особенно среди молодого поколения, говорит и заместитель министра социального развития Оренбургской области Владимир Демин:

— Работая с данной категорией, убеждаемся в том, что если мы с малолетства не будем приучать к тому, что инвалид — полноправный член коллектива, общества, то человек отдаляется от него. Но человек замкнут в себе, очень привязан к семье. Общественные организации инвалидов способствуют тому, чтобы убедить человека, что надо трудиться, надо зарабатывать на жизнь, на содержание своей семьи, а не пользоваться только теми лишь пособиями и выплатами, которые государство ему обеспечивает.

Между тем некоторые получают пенсию по инвалидности, в несколько раз превышающую предлагаемую инвалиду заработную плату. Например, в ООО «Блик» это будет скорее всего МРОТ, то есть около пяти тысяч рублей, а пенсия может достигать 17-18 тысяч. При этом каждое утро человек, которому нелегко даже выйти из дома, должен добираться на свое рабочее место. Сделать это на общественном транспорте для многих невозможно по определению.

Обеспечение доступности средств транспорта — одно из направлений областной программы поддержки инвалидов. Область готова предоставить субсидию на закупку адаптированного транспорта, но за столь дорогостоящую затею никто не берется.

— Решение транспортной проблемы мы постарались внести в программу «Доступная среда», но это очень большие затраты и пока решить этот вопрос не полу-
чается, — уточнил Демин. — Суммы очень большие, но это необходимо делать, хотя бы начинать с чего-то… Два-три транспортных средства пустить по маршрутам, доступным для маломобильных групп населения и в дальнейшем наращивать темпы.

Рабочее место: стадия подготовки

Но специальным автобусом проблема трудоустройства инвалидов вряд ли решится. По программе занятости государство выделяет предприятию 50 тысяч рублей на обустройство рабочего места. За три года в области для инвалидов создано почти 500 рабочих мест. За 2012 год создано почти 140 рабочих мест и 130 инвалидов трудоустроено. В будущем году программа продолжит работать.

— Открыть рабочее место — это хорошо, важно удержать, сохранить его. Здесь еще очень много нерешенных вопросов, — считает руководитель Оренбургской областной организации ВОС Анастасия Исламова. — Закон о квотировании рабочих мест существует, но нет штрафных санкций. Есть предложения ужесточить закон, брать штрафы и направлять их в общественные организации тем, кто готов создавать рабочие места. Нужна программа по сохранению рабочих мест для инвалидов именно на производственных предприятиях. Это огромные цеха, которые нужно освещать, отапливать, чтобы создать условия для инвалидов. Для производственных предприятий инвалидов есть одна льгота — налог на прибыль, потому что мы убыточные и его не платим, вот и все!

О том, что закон о квотировании рабочих мест слишком лоялен и рассчитан только на крупные предприятия, где более ста сотрудников, заявляли на прошлой неделе и на митинге, на который пришли безработные инвалиды. Желающих работать, но не имеющих для этого возможности собралось не так много. Остальные, столкнувшись с препонами на пути к собственному рабочему месту, вовсе не сопротивляются и остаются дома.

— На нашем предприятии трудятся 23 инвалида, практически всем за 40 лет. Были у нас сотрудники и более молодые, но, честно сказать, я от них не в восторге. Молодежь избалована вниманием, они не хотят работать, — считает Владислав Дорохов.

— Может, причина в маленькой зарплате?

— Пенсия плюс зарплата, внимание, общение, свое родное предприятие — именно это должно быть флагом, а не маленькая зарплата. Год назад порядка десяти служб хотели закрыть предприятие. Никого не интересовало, что оно для инвалидов, что социальной направленности. Все выполняли свои функции и никаких поблажек. Выписывали бешеные штрафы, которые взыскивали через суд, арестовывали счета, имущество. Люди в принципе не понимают того, что это может случиться с каждым и это социальная проблема. Мне горько, тяжело и обидно за наш менталитет, — заключил Владислав Станиславович.

Источник: oren.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ