Архив:

Школа не для всех

Родители не всегда хотят, чтобы здоровые дети и инвалиды учились вместе

Дети – жестокие существа. Это вам скажет любой психолог. Для многих малышей детский сад и начальная школа становятся настоящей пыткой: шпыняют за непохожесть – слишком толстый, слишком тихо говоришь, носишь очки, в общем, не такой, как все... А если ребенок родился глухонемым или слепым? Или же стал таким в результате несчастного случая? Именно в процессе роста человек учится владеть собой, получает воспитание чувств, а не только практических умений и навыков. Если же этого не происходит – обретает нетерпимость.

Однако можно ли жить с таким качеством в обществе? Если мы все будем такими, то просто обречены на самоуничтожение… Думать не о сиюминутном, а о глобальном призвали участники недавно прошедшей в Уфе конференции – ученые, педагоги, специалисты в области инклюзивного образования из различных российских регионов.

Доступно для всех?

Начну с конца: в резолюции Республиканской научно-практической конференции «Инклюзивное образование детей с ограниченными возможностями здоровья: состояние и перспективы» отмечены актуальность и своевременность ее проведения. Государственному собранию – Курултаю РБ направлено предложение о содействии принятия на республиканском уровне Закона «Об образовании лиц с ОВЗ и инвалидов в Республике Башкортостан», который законодательно обеспечит инклюзивное образование – дошкольное, школьное, среднее, специальное, высшее. То есть на сегодня в этой области существует некий пробел, в том числе правовой. Но что же такое «инклюзивное образование»? Коротко говоря: общее образование, доступное для всех. Напрашивается возражение: разве оно у нас сегодня для кого-то недоступно?

Согласно статистике, на начало октября текущего года в Башкортостане – свыше 14 тысяч детей-инвалидов. Они не идут вместе с другими ребятишками каждое утро на уроки. Их либо обучают на дому, либо в специальных коррекционных школах-интернатах. То есть эти дети ограничены в своем общении, в процессе получения знаний. Между тем у инклюзивного образования есть восемь принципов, один из которых гласит: подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений. Школа в конце концов заканчивается, и ребенок, а точнее – подросток выходит в жизнь. Как же дети-инвалиды должны выживать в реальном мире, если до своего последнего учебного звонка они были от него оторваны? С этого как раз начала свое выступление на конференции министр труда и социальной защиты РБ Ленара Иванова: «Наше главное назначение – вернуть таких людей в общество». Сегодня они практически изолированы от нас. Созданы реабилитационные центры, где детишек учат элементарным бытовым навыкам: открывать и закрывать духовку газовой плиты, отмыкать входную дверь и т.д. Ребенок-инвалид или ребенок с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) находится в семье, которой также требуется помощь. Уж если с обычными детьми справиться бывает нелегко, то тут и вовсе целый ворох проблем. Между самими супругами, например. Не секрет, что семьи зачастую распадаются, не выдерживая подобного испытания. Поэтому при содействии Минтруда недавно на базе Серафимовского детского дома заработала программа «Надежда»: здесь прошли реабилитацию 48 семей, где растут детишки с умственной отсталостью. «Может, кому-то эта цифра покажется недостаточно большой, но даже одна семья, которую удалось вернуть к нормальной жизни, уже победа», – пояснила министр.

Самые первые инклюзивные образовательные учреждения в России появились в конце 80-х годов прошлого столетия. Но и сейчас нельзя сказать, что дети-инвалиды и дети с ОВЗ достаточно интегрированы в наше детское общество. Например, в Москве более 1500 общеобразовательных школ, но количество инклюзивных из них не достигает даже 50. В Уфе подобных школ пока две.

Мы взяли на себя серьезные обязательства…

Запад нас в этом обогнал. Америка приняла Закон об образовании людей с инвалидностью еще в начале 70-х годов 20 века. И там не просто инклюзивная школа приспосабливается к каждому ребенку – вне зависимости от любых его особенностей, – но все общество в целом было естественным образом подготовлено к интеграции людей-инвалидов. Если для нас возведение пандусов стало недавней акцией, привлекающей внимание каждого прохожего, то на Западе именно в повседневных мелочах проявляется забота о гражданах, которым меньше повезло в жизни. А ведь совсем недавно, буквально нынешним летом, Россия взяла на себя серьезные обязательства, присоединившись к международной конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей.

Выступая на конференции, гость из Москвы – директор Института проблем интегративного (инклюзивного) образования, эксперт ЮНИСЕФ в области инклюзивного образования – Светлана Алехина подчеркнула, что инклюзив – это социокультурный проект. Но, по ее словам, массовая школа в России к нему пока не готова: «Понадобятся десятилетия… Таков мировой опыт». Интересно, что, по словам Алехиной, у нас инклюзия началась благодаря именно инициативным родителям, которые не захотели увозить своих детишек за границу, а решили создать приемлемые условия для них здесь, у себя на родине. Но есть в этом проекте и еще одна сторона, о которой говорили практически все выступающие: инклюзивное образование гораздо полезнее даже не для детей с ОВЗ, а для здоровых, считающихся вполне нормальными ребятишек. Потому что, как сказала министр труда и социальной защиты РБ Ленара Иванова, «складывается ощущение, что в последнее время именно здоровые дети больше производят впечатление уродов». Здесь нельзя не отметить влияние взрослых. Например, согласно недавнему опросу более 60 процентов родителей в Москве категорически против того, чтобы их отпрыски обучались вместе с детьми-инвалидами. Между тем, как правильно было замечено на конференции – им не нужна наша жалость. Им нужно элементарное внимание. Именно в таком направлении необходимо менять психологию здоровых детей.

Что же предпринимается на сегодня в нашей республике? Участники конференции договорились, что необходимо решать задачи комплексно: Курултай – на уровне принятия закона; Министерство образования – в плане периодического мониторинга, а также создания Республиканского ресурсного центра, который организует межведомственное взаимодействие; Министерство труда и социальной защиты населения продолжит совершенствовать деятельность реабилитационных центров, обеспечит равный доступ таких детей ко всем видам помощи – юридической, медицинской, социальной, а также разработает программу патронажного обслуживания семей, где воспитываются такие дети. В частности, уже запланировано строительство центра в Уфе и районе республики с 6-месячным проживанием и мастерскими, чтобы, достигнув 18 лет, такие подростки выходили в жизнь подготовленными, получившими какую-то нужную специальность. Не остался без внимания Курултая и тот факт, что недавно были отменены льготы для таких детей, поступающих в вузы, – группа депутатов работает над этим вопросом.

И все же – какими бы правильными ни оказались законы, без участия общества (то есть фактически каждого из нас) они останутся пустым звуком. Как мы сами относимся к детям-инвалидам, как мы воспитываем своих детей в отношении к людям с ОВЗ? Сумеют ли школьные учителя и преподаватели колледжей, вузов переориентировать свою работу? На конференции прозвучали теплые слова в адрес подвижников своего дела, без которых идея инклюзивного образования в нашей республике не получила бы своего развития. Так, Благодарственным письмом Курултая отмечен труд председателя Башкирского республиканского отделения Общероссийского общественного благотворительного фонда «Российский детский фонд» Нины Федяниной. Но в столь важном деле – возвращении части нашего общества, людей, которые сегодня замкнуты в четырех стенах, – каждому из нас нужно внести свою личную лепту: стать чуточку добрее.

Жанна Ягодкина

Источник: versia.bashinform.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ