Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Доступное движение

Создатель службы «Инватакси» Роман Колпаков последние десять лет передвигается только на инвалидной коляске, авария и травма лишили его возможности ходить. Роман не отчаялся, он решил, что новые обстоятельства не должны помешать жить полноценной жизнью. Женился, создавал интернет-сайты, придумывал проекты для общения и знакомств. Кипучая деятельность требует свободы передвижения, но для колясочника в современной Москве это пока - большая проблема.

Поездка-событие

- Мы живем в достаточно старом доме, там для людей с инвалидностью не оборудовано ничего, - рассказывает жена Романа Наталья. – И таких построек в Москве – большая часть. В метро сделали подъемник на нескольких станциях: то есть спуститься к поездам ты сможешь, но непонятно, как добираться до места. Возможно, на нужной тебе станции ничего не оборудовано.

Роман часто пользовался услугами частного извоза – искал водителей через интернет, из нескольких досок смастерил самодельный пандус: приставлять к машине. Чтобы усадить человека в инвалидном кресле требуется помощь двух-трех крепких мужчин – их искали среди прохожих, обычно никто не отказывался. В любом случае, каждая поездка превращалась в событие, а хотелось, чтобы это было просто передвижением, обычным, будничным, как у всех.

Так к Роману пришла идея создать собственное такси и оборудовать его под потребности людей с инвалидностью. В Москве уже есть подобная служба, государственная, но там – особые условия. Нужен документ, подтверждающий статус инвалида. Если человек стал инвалидом недавно, или его проблемы – временные, в услуге могут отказать. Да и поездки – только по делу: к юристу, в больницу. В театр или в гости – серьезными поводами не считаются. Роман Колпаков решил, что не будет конкурентом городской службе – просто предложит другие возможности.

Все места - заняты

Утро в службе «Инватакси» по традиции начинается с ругани с парковщиком. Мы подъезжаем к торговому центру, все места для инвалидов уже заняты автомобилями без специального значка. В Норвегии за такое нарушение выписывают крупный штраф, в России водителям почти ничего не грозит. Разве что чья-то личная обида. Работник парковки кричит, чтобы мы уезжали, потому что больше мест нет. Наталья спорит: «Вы должны их резервировать». «Почему я должен Вас ждать, когда у меня здесь все переполнено? Уезжайте!»- получаем в ответ.

«Такое происходит везде и всегда. С нас иногда даже деньги пытаются взять, хотя не имеют права, - рассказывает Наталья. – По большей части, просто отмахиваются, говорят, им некогда нам помогать, некогда следить за специальными местами».

Значок инвалида на стеклах авто вовсе не гарантирует снисходительного отношения других водителей. На нас уже кричит мужчина, которому мы, замешкавшись, мешаем выехать. Наталья спрашивает, выезжает ли он сейчас – ведь он только приехал – водитель кричит, что это не важно, и требует освободить ему дорогу.

Кое-как место все-таки находится. Роман и Наталья встречаются с водителем такси, передают детали заказа, демонстрируют собственный автопарк: пока это всего лишь одна машина, новая, полностью оборудованная. – «Сами мы такую никогда не смогли бы купить, - рассказывает Роман. - Я вышел с предложением на крупного автодилера, а он, к нашему удивлению, согласился. Предоставил машину – в аренду, но совершенно бесплатно».

Устройство «инвамобиля»

В машине – электрический подъемник, который помогает колясочнику подняться практически без посторонней помощи. Он заезжает на платформу, а она доставляет его в салон. Небольшая помощь нужна, но ее может оказать и водитель.

«Текучка кадров огромная, - жалуется Наталья. - Многие уходят уже после трех выездов. Люди с инвалидностью ведь зачастую одинокие, бывает, им сложно даже выйти из квартиры на улицу. Помощников нет, поэтому просят помощи водителя. А если он пенсионер или не очень здоров? Да и психологически с такими клиентами работать сложно. У нас был водитель, крепкий мужчина, сопереживал всем клиентам, очень близко к сердцу принимал. Не знаю, стало ли это причиной - но у него случился инфаркт».

Сегодня за рулем молодой водитель Андрей, улыбчивый и общительный. Поедем забирать пациента из Боткинской больницы и перевозить в реабилитационный центр на краю Москвы. Двигается по городу медленно и очень осторожно – профессиональная привычка, говорит Андрей. Для нас скачок на лежачем полицейском – просто неприятность, для клиентов он может быть по-настоящему мучительным.

«Пассажиры бывают разные. Много угрюмых, молчаливых, - рассказывает Андрей. – Но я с разговорами не пристаю никогда. Бывают и веселые люди, обычно это спортсмены. И поездки, кстати, далеко не всегда от больницы к больнице. Мы возили и в Кремль, и даже на авиашоу».

Андрею не нравится выражение «ограниченные возможности», говорит, ограничивают себя зачастую сами люди или их родные, но он видел и совсем других, активных, интересующихся. В машине хранится диск – подарок от депутата австрийского парламента, он тоже пользовался услугами особенного такси, когда прибыл в Москву по делам. В инвалидном кресле.

На территории больницы нас встречает целая семья. Андрей достает из машины коляску – у клиентов своей не оказалось. Есть опасения, что тучный глава семейства в нее не поместится, но в итоге его все-таки размещают. Включают подъемник, усаживают в машину.

Самое сложное – закрепить коляску в салоне, любые неровности дороги могут заставить ее покатиться. Лучше за что-то держаться или сразу пересесть в обычное кресло. Но мы уже тронулись, поэтому пришлось искать удобное положение на ходу. Универсального способа нет – все зависит от веса, здоровья, активности пассажира.

Пожилой мужчина по имени Аветис последние два года почти не выходит из дома. Говорит, сложно передвигаться даже по больнице – в старых корпусах двери узкие, и чтобы проехать, например, в туалет нужна ювелирная точность. И чья-нибудь помощь. О том, что существует специализированное такси, узнал совсем недавно: объявление нашел сын.

Бизнес без прибыли

С информацией о таких услугах вообще много сложностей: люди с ограниченными возможностями часто замыкаются в себе и закрываются от любых сообщений: не смотрят, не слушают, не ищут. «Бывает, получают немного искаженные данные, - рассказывает Наталья Колпакова. – Слышат, что такси социальное, и думают, что услуги бесплатные. Но нам же тоже нужно на что-то жить. Стараемся помочь, записываем их номера, чтобы приехать, если будет возможность – например в день, свободный от заказов. Но ничего не обещаем, так честнее».

Бизнес Колпаковых сейчас практически не приносит прибыли, а отнимает практически все время: Наталья постоянно отвечает на звонки, планирует выезды. Говорит, если бы машин было несколько, можно было бы рассчитывать на нормальный доход. Или претендовать на тендеры от городской власти: сейчас их не допускают к конкурсу из-за маленького парка. Но при таком доходе расширяться нет возможности. Денег хватает на содержание такси, остается немного на жизнь. Однако закрывать свой бизнес Роман и Наталья все равно не собираются. На вопрос, почему – сначала даже затрудняются ответить. Потому что кому-то нужно, потому что хочется помочь, потому что пока - получается. Решили еще поработать.

Людмила Алексеева

Источник: aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ