Архив:

Мать и сын

Семь лет борьбы за жизнь и здоровье сына изменили представления Ларисы о жизни, мире, себе. Изменили к лучшему.

В тот летний день молодые люди решили искупаться. Лето подходило к концу, до школы оставалось совсем немного времени, и терять его в городской квартире не хотелось. Куда интереснее представлялось провести его на природе, да и волжская водичка всегда притягивает искупаться. Как уже сейчас понимает Алексей, единственной странностью того дня было, как не просто неспешно — бесконечно они тогда собирались. До живописного места, где решили искупаться, расстояние было всего ничего, но время словно растянулось, увеличилось. Шли долго, словно кто-то незримый и невидимый оттягивал их от этой затеи. Ну а когда добрались — рванули нырять. В этом ведь есть высший мальчишеский шик — эффектно уйти с головой под воду, вызвав восторг у сверстников.

Август 2007

Алексей планировал после школы поступить в военное училище и скрупулёзно, сосредоточенно занимался по особой системе, серьёзно качался. Так что был юношей крепким и сильным. Возможно, именно подготовка к военной службе его и спасла. Потому что будь молодой человек хотя бы чуть менее подготовленным, организм мог предать его уже в тот августовский день. Прыжок в воду оказался не просто неудачным — роковым: перелом шейных позвонков плюс лёгкие, заполнившиеся водой. То есть, когда парня вытащили, взглядам шокированных друзей предстал тяжело, практически несовместимо с жизнью, травмированный утопленник. Благодаря оперативному искусственному дыханию, а главное — предшествующему трагедии жёсткому тренажу его тело выжило, но при этом и телу, и душе предстояли ещё долгие мытарства и восстановление.

Тот день в августе поделил жизнь его семьи на два этапа: до катастрофы и после неё. От внутренней дрожи, сотрясавшей всё тело, мать стыла перед операционной, моля Господа только об одном: чтобы выжил. Лариса не сомневалась: если сын не умрёт, поставить его на ноги она сумеет. «Выживи, выживи, выживи», — в такт ускользающим минутам билось материнское сердце. Он избежал смерти. Но приговор врачей оказался далёк от оптимизма: прикованность к постели. Никакой возможности для дальнейшей учёбы, тем более — работы. Кромешность. Беспросветность инвалидности. Девятый и десятый классы оказались пропущены. Было не до школы, пришлось заново учиться жить. Не только Алексею надлежало учиться, но и всей его семье. Старший брат Сергей, мечтавший о балетных танцах и делавший в них немалые успехи, отпустил от себя эту мечту и отправился работать. Он выстроил достаточно успешный автомобильный бизнес, за успехи в котором у него даже имеются престижные награды и кубки. Сергей смог всё это сделать ради своей семьи и младшего брата, который до трагедии всегда трогательно опекал его. Раньше младший Алексей по силе характера, по лидерским качествам всегда казался более опытным и зрелым. Теперь пришла пора старшему на деле доказывать своё первородство и силу.

Говорят: беда не приходит одна. Тяжело заболела мама Ларисы — бабушка Алексея. Трагедия с внуком произла недалеко от её места жительства, и Алёша в это время находился на её попечении. Понятно, почему женщина во всём винила себя. Винила несправедливо, потому как всегда была хорошей и заботливой бабушкой. Но, как бы то ни было, вскоре после беды, случившейся с внуком, она умерла. Ушёл человек, духовно и материально поддерживавший всю семью. По счастью, на земле остался Ларисин отец — незаурядная личность. На него и упала львиная доля забот, связанных с выживанием семьи. «Папа — это наш банкир и наш ангел-хранитель, — признаётся Лариса. — С ним даже молчать хорошо. Он иногда придёт, сядет в уголок тихонечко и молчит. А всем вокруг хорошо. Молчанием ведь тоже можно людей и постигать, и проверять». Трудовая деятельность Ларисы закончилась семь лет назад. Трагедия заставила её освоить новые "профессии": она стала и нянечкой, и медсестрой, и массажисткой, и, разумеется, психологом.

Сентябрь 2012

Квартира, в которой живут мать и сын, буквально источает чистоту и особую, ни с чем не сравнимую гармонию, в которую погружаешься сразу. В комнате Алексея — большой телевизор, компьютер, много дисков с учебными программами и фильмами. Буду откровенна: я переживала, с каким выражением лица и с каким внутренним настроем встретит меня человек, семь лет строящий свою жизнь заново. Однако тёплая, лучистая, открытая улыбка Алексея пленила меня сразу.

— Когда оказались прикованными к постели, чувство полнейшего отчаяния, неприятие всего мира и самые мрачные мысли пришлось пережить? — под самыми мрачными мыслями я зашифровала стремление к самоубийству, но Алексей мгновенно разгадал, к чему я клоню, и отрицательно покачал головой:

— Я знал, что встану на ноги. И мыслей о самоубийстве у меня не было никогда. Не сомневайтесь.

Лариса говорит, что пережитое сыном дало Алексею мудрость, которая редко свойственна его сверстникам. Он, к примеру, никогда не выражал обид или раздражения по отношению к людям, посещающим его редко или вовсе не заходящим в их дом после случившегося. «Они не обязаны этого делать, мама, — сказал он ей однажды, в сокровенную минуту откровения. — У каждого — своя жизнь. Неправильно винить их за то, что они забыли сюда вход. Около меня остались действительно любящие люди. Значит, так и должно быть».

Лариса тоже научилась отпускать от себя эту боль. Научилась у сына. И пришла к выводу, что так легче жить, потому что боль изъедает сердце, изничтожает светлый настрой на жизнь. Испытания, даже настолько жестокие, совершенствуют душу. К этому выводу они пришли оба — и мать, и сын. Будь он здоров, поступил бы в военное училище. Трагедия, произошедшая семь лет назад, заковала тело, но освободила, возвысила и облагородила душу. Алексей стал много читать, много думать. И идея стать профессиональным психологом родилась не случайно: многие его друзья, реальные и заочные, признавались ему, что он позитивно действует на ход их мыслей, сознания.

Но как учиться, будучи безвыездным?! Лариса убеждена: мир населяют знаки и события невероятной значимости, просто мы не всегда их видим. Точнее, не всегда пытаемся их видеть. Вечерняя школа, которую закончил Алексей, закрылась сразу после того, как его курс обучения завершился. «Такое впечатление, что она работала исключительно для нас, — со слезами на глазах говорит женщина. — Наталья Григорьевна Назарова, преподававшая у нас историю и литературу, — педагог Божьей милостью. Не только великолепный учитель, но и замечательный человек. Она чрезвычайно много сделала для того, чтобы Алексей благополучно завершил школьное обучение».

Школа осталась позади. Но что же дальше?! Мать и сын упорно занимались реабилитацией. Система тренажа, массаж, разного рода восстановительные комплексы. Что интересно, в нужный момент появлялись люди, способные что-то подсказать, книги и статьи, из которых черпалась соответствующая информация. Опять-таки система сигналов и знаков, которыми пронизан мир. Одним из таких знаков и стала информация об Институте открытого образования в Саратовском государственном университете. Дистанционное образование многим представляется диковинкой и сейчас, а несколько лет назад это вообще было экзотичным. Лариса встретилась с директором Института Наталией Александровной Ивановой.

«Она расспросила меня о состоянии моего мальчика и плакала вместе со мной, — рассказывает мама Алексея. — Наталия Александровна сказала: «Поступайте, мы все верим, что у вас получится». И эти чудесные люди совместными усилиями словно построили мост между нашим домом и окружающим миром. Иванову, Александра Александровича Матутина мы начали воспринимать почти как родственников! Катюша Головко — уникальный человек и профессионал. Она очень много сделала для нас. А какие у нас замечательные преподаватели! Один Андрей Александрович Карелин чего стоит! А Богатырёва сколько с ним старалась! Поддержка — самое целительное на свете духовное лекарство».

Беда и мир

И началась новая жизнь. Книги. Диски. Лекции в режиме реального времени. Семинары, собрания. Общение со сверстниками и профессурой. Люди, придумавшие Интернет и online-видеоконференции, воистину достойны самых комплиментарных слов, потому как два этих изобретения не только сделали жизнь человечества мобильнее и комфортнее — они вывели тысячи людей из плена исключительно домашнего общения. Дистанционное образование — реальный выход в мир. Обретение смысла жизни. Прочитала недавно, что в России только 20% (!) инвалидов имеют работу. И, соответственно, ещё меньшее число людей с ограниченными возможностями имеют возможность учиться.

Да, Москва, Питер, два столичных города, дают своим жителям шанс на выход из жизненного тупика. Большинство же российских городов в этом отношении удручающе бесперспективны. Поэтому можно искренне порадоваться за Саратов, где в классическом университете есть уникальное пространство так называемого инклюзивного образования, то есть образования, доступного для людей с особыми потребностями, в том числе продиктованными состоянием здоровья. Среди студентов Института открытого образования есть слепые и слабовидящие люди, люди, пережившие серьёзные травмы, ограниченные в движении. И, что невероятно важно, все они отнюдь не пессимисты. Директор Института открытого образования СГУ Н.А. Иванова с волнением рассказывала автору этих строк, что многие здоровые и успешные личности могли бы ещё поучиться у тех, кто провёл годы на больничной койке, и оптимизму, и целеустремлённости, и силе духа. Большинство из преподавателей Алексея даже не подозревают, насколько жестокое испытание прошёл и продолжает проходить этот молодой человек — во время занятий, лекций, сессий он сидит.

Научиться сидеть — уже это для его диагноза фантастика. А он, между тем, посягнул на куда более феерический результат: в специальных супертехнологических «ходунках» делает первые шаги. Опять-таки для его диагноза это чудо. Кстати, я ещё ни словом не обмолвилась про успеваемость Алексея. Она у него превосходная. Только пятёрки. На младших курсах в его зачётку затесалась, правда, одна четвёрка — по математике.

— Но мама, наверное, всё-таки помогает? — интересуюсь у Алексея.

— Мама учится параллельно со мной, — засмеялся молодой человек. — Она тоже будет психологом. Но только без диплома.

Счастье любви

Мать и сын пережили вместе эти семь лет, как нескончаемо долгий век испытаний, боли, терзаний. И как одно мгновение любви, мгновение, которое длится и длится. «Лёшик не даёт мне раскисать, — признаётся Лариса. — Если видит, что у меня глаза на мокром месте, мгновенно меня любовно так «строит». «Ты, — говорит, — мамка, и умница, и красавица. Чего куксишься?! Всё хорошо будет».

Лариса и впрямь красива. А ещё она меньше всего похожа на женщину, переживающую стресс. У неё сияющие глаза человека, каждый день открывающего жизнь и радующегося ей.

— Знаете, почему я дала согласие на нашу встречу? — говорит мне Лариса. — Мы ведь наверняка не одни такие в нашем городе. Много людей переносят всяческие беды и испытания. И иногда они представляются невыносимыми. Но, знаете, я вам скажу: никогда не надо отчаиваться. Когда кажется, что захлопнуты все двери — хотя бы одна маленькая форточка всё равно откроется. А там, глядишь, и ключик от двери появится. Всё хорошо, пока рядом с нами те, кого мы любим. Мы все живём только ради любви. Живы близкие — и это главное счастье.

Через два года Алексей планирует окончательно встать на ноги и прийти за дипломом выпускника СГУ на собственных ногах, а не приехать на инвалидной коляске. А потом — непременно открыть собственный кабинет психолога. Дай Бог, чтобы так и было. Чтобы чудо под названием «Любовь» опять сослужило этим хорошим и настрадавшимся людям свою верную службу.

Светлана Микулина

Источник: sarinform.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ