Архив:

"Простые вопросы": Татьяна Радькова, педагог, руководитель студии для детей-инвалидов

Зрелость общества, как известно, определяется по его отношению к детям, старикам и больным людям. В нашем обществе инвалидов проще не замечать, не считается необходимым воспитывать и пытаться вылечить детей с серьёзными, в частности, неврологическими патологиями. Как раз об этом сегодня будем говорить. Мой гость – Татьяна Радькова, педагог, руководитель студии «Академия игры», которая как раз и работает с такими тяжёлыми ребятишками.

- Здравствуйте, Татьяна!

- Здравствуйте!

- Вы открыли студию по работе, как вы сказали, с особыми детьми. Какие диагнозы у ваших воспитанников?

- Есть детки с ДЦП, есть детки-аутисты и с задержкой речевого развития, а так же слабослышащие дети.

- Это диагнозы, неизлечимые до конца, с этим детям придётся жить всю жизнь.

- Всю жизнь.

- Вы организовали всё это, имея педагогический стаж, вы работали с обычными здоровыми детьми в детском саду. Почему вам захотелось заниматься именно этим? Это ваша какая-то личная история, или вам как педагогу это интересно и важно? Почему вы открылись?

- Это и личная история, и как педагогу мне интересно работать с такими детьми. Я хочу передать им свои знания, умения, навыки, что я наработала за многие годы в обычном детском саду для особенных деток.

- Скажите, а в чём такие детки нуждаются, то есть это постоянное медицинское обслуживание, социализация, обучение их навыкам самостоятельной более-менее жизни, не зависящей от родителей в будущем. Что вы им пытаетесь дать в своём центре?

- Это и социализация, и адаптация в обществе, то есть у меня там есть несколько блоков: развивающие, обучающие, сенсорные, можно сказать, не комната, а сенсорные упражнения мы выполняем с ними на развитие мелкой сенсорики. Разработаны упражнения на координацию движений, там у меня есть кухня, парикмахерская, магазин.

- Началось наше знакомство с чего, что вы написали письмо на радиостанцию «Эхо Москвы в Благовещенске», где я тоже работаю, и предложили создать такой большой центр в нашем городе, где была бы организована комплексная работа с такими детьми. И сказали, что такого центра у нас нет, чтобы там можно было проводить и медицинское обслуживание, чтобы там были тренажёры, медицинское оборудование и велась педагогическая работа. На самом деле у нас нет такого центра единого, где это могло бы быть?

- Такого центра у нас нет.

- У нас же есть какие-то очаги, если так можно сказать, какие-то места, где этим занимаются – и реабилитационный центр, там медицинская помощь, тренажёры есть для детей. В центре «Доброта» тоже занимаются с такими детьми.

- Это очень мало.

- Чего не хватает, что не так?

- Вот смотрите, там получается заезд – или 21, или 10 дней – и работу с группой закончили.

- Где заезд?

- В «Доброте». Круглогодично работа не ведётся с детьми.

- То есть периодически?

- Да, как набегами. Заказ поступил, например, с трёх до пяти лет, детей этого возраста взяли, провели с ними реабилитационные мероприятия, закончили. Взяли других детей. А с таким ребёнком нужно заниматься ежедневно. И не просто реабилитацией и адаптацией, но ещё и оказывать образовательные услуги детям. Каждый родитель не сможет этого сделать.

- В школу вряд ли возьмут такого ребёнка в обычные классы?

- Без обучения не возьмут.

- На чьей базе предлагаете создать центр, если вы работали над этим вопросом?

- Да, я работала над этим вопросом. Это, конечно, должно стоять своё помещение, чтобы там были и тренажёрный зал, и сенсорная комната, ЛФК, столовая, чтобы дети там могли находиться целый день.

- Если нет в городе реальной возможности, и не появится центр по мановению волшебной палочки, если база, где сейчас это можно делать или нет?

- На базе Городской детской больницы.

- Там есть медицинское оборудование?

- Есть медицинское оборудование, есть медперсонал, есть столовая. Туда только добавить педагогическую часть, образовательный процесс внести для детей.

- А вы ходили с этими предложениями в инстанции?

- Да.

- Что вам сказали?

- Я писала, обращалась к министру соцзащиты Санниковой Нине Павловне, писала письмо на имя президента, на имя губернатора, и все ответы спускали к Тезикову на рассмотрение.

- Каков итог?

- Итог – возвращайся в детский сад и работай. Зачем тебе нужны дети-инвалиды? С ними тяжело, с ними трудно.

- Воз и ныне там. Пока ничего.

- Да.

- Как были очаги, так и остались. Скажите, у вас есть статистика, вы владеете цифрами, сколько у нас таких детей, которые нуждаются в ежедневных занятиях, в ежедневном медицинском обслуживании? Детей именно с такой неврологией?

- Статистику никто не даёт, сколько ни спрашивала, сколько ни узнавала.

- Почему?

- Говорят, закрытая информация.

- Сейчас родители ездят с детьми для того, чтобы, опять же курсом, пройти какаю-то реабилитацию, они вынуждены ездить, вы сказали. Куда – в Хабаровск или во Владивосток?

- В «Манус» в Хабаровск едут.

- В хабаровский центр.

- В Хабаровске получается десять дней – сто тысяч.

- Родители за свой счёт или государства везут детей?

- За свой счёт.

- Значит, государство не помогает. Зачем ездят, если у нас здесь есть что-то? Объясните.

- Там комплекс. Утро начинается – ребёнок пошёл на утреннюю гимнастику, потом прошли занятия, ребёнок пошёл к логопеду, потом музыкальные занятия. У детей расписан целый день. Очень интересно. Именно после этих курсов даётся такой толчок ребёнку, что он начинает говорить, ползать, начинают дети ходить после этого. Почему нельзя открыть именно в нашем городе такой центр? Ещё хотела сказать, что родители задумываются о том, чтобы покинуть наш регион.

- Уехать?

- Уехать в Москву, в Тулу, где есть такие центры поближе, чтобы ребёнка можно было реабилитировать.

- К нам в студию вы принесли какие-то предметы, видимо, те, которыми занимаетесь с детьми. Что это такое? Какая-то такая необычная перчатка. Это ваши инструменты такие?

- Да, это инструменты, с которыми мы работаем в центре. Это сделала мама ребёнка, который посещает наш центр.

- Перчатка с липучками на кончиках пальцев.

- Перчатка развивает мелкую моторику. Ребятишкам очень тяжело сделать такие простые движения, как сомкнуть поочерёдно пальцы, которые нам кажутся элементарными. И вот ручки потихонечку работают.

- То есть вы развиваете мелкую моторику таким образом?

- Да, мелкую моторику.

- А вот эти кораблики? Неужели их делают дети с такими серьёзными неврологическими диагнозами?

- Да.

- Умудряются вот это делать.

- Это оригами, складываем из бумаги различные предметы.

- Вы не сами это сделали? Нет? Это дети?

- Нет, это дети сами делали.

- Скажите, пожалуйста, вот вы уже слышали в свой адрес такие фразы – «Зачем тебе это надо?», «Иди, занимайся в детский сад с нормальными детьми, у тебя это хорошо получается». А сколько уже вашей «Академии игры»?

- Четыре месяца.

- Вы ещё не хотите бросить это всё, занятия?

- Нет, мне нравится, очень интересно.

- Скажите, это бизнес для вас или что-то другое? Для чего это человеку нужно, наверное, это же не благотворительность, правильно?

- Это не бизнес. Он себя не окупает.

- Вам зачем?

- Я хочу помогать детям-инвалидам. Хочу их ввести в общество, чтобы они были социально адаптированы. И почему ещё говорила про этот центр – я не хочу бросать детей, например, они перешли рубеж семилетнего возраста, необходимо, чтобы были в этом центре учителя начальных классов, средних, старших. Потом можно их передавать в различные техникумы, чтобы дети не оказались за бортом, что они никому не нужны. Закончил, например, ребёнок-инвалид специализированный детский сад. В восемь лет куда он пойдёт? Его в школу не берут, он с восьми лет начинает сидеть дома, в четырёх стенах.

- Если бы сложилась такая ситуация, и был бы такой центр, и такая работа, то этого не возникло бы? Ребёнок бы не был вычеркнут из жизни?

- Нет. Он бы также курировался, также посещал центр. Например, в последнем сюжете про мальчика, очень хорошо Артём сказал: «Как бы я хотел, чтобы был такой центр, чтоб я мог общаться с другими детьми». Можно было бы пригласить учителя трудов, чтобы научить мальчишек элементарно забивать гвозди, делать какие-то постройки, поделки своими руками. Открыть гончарную мастерскую, музыкальный класс. Дети могли бы свои гончарные – глиняные – поделки продавать. Это бы им шла лишняя копеечка.

- Я так поняла, что программа у вас есть – от рождения ребёнка до вхождения его во взрослую жизнь.

- Да.

- Спасибо вам большое. Я надеюсь, что взаимопонимание когда-нибудь будет найдено и у нас в городе появится единый центр, где могла бы быть организована такая всесторонняя помощь детям, потому что они не виноваты, что родились с такими патологиями. Они тоже хотят жить в мире и быть ему нужными.

Это были «Простые вопросы». Моя гостья сегодня – Татьяна Радькова, педагог, руководитель студии «Академия игры» по работе с детьми с неврологическими патологиями. Всего хорошего!

Источник: amur.info

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ