Архив:

Доктора залегли на дно

Почему петербургские дельфины сократили прием пациентов. В Петербургском дельфинарии почти полностью свернута программа реабилитации больных детей, которая уже помогла тысячам малышей. И в этом никто не виноват, так сложились обстоятельства. Но порой из-за этих обстоятельств юные пациенты теряют последний шанс на исцеление.

Ультразвуковое лечение

Дельфинотерапия — признанный метод помощи больным детям и взрослым. Не панацея, конечно, но в сочетании с традиционными формами лечения она дает удивительные результаты. При общении с дельфинами улучшаются психологическое состояние, память, внимание, умственные способности. Ее рекомендуют как при борьбе с обычным заиканием или гиперактивностью у школьников, так и при ДЦП, аутизме, синдроме Дауна. Родители больных детей говорят, что эффект заметен уже после 3–5 встреч с этими умнейшими животными. «Мы занимались в нашем дельфинарии. Ездили несколько месяцев по одному разу в неделю. После этих занятий ребенок заговорил», — пишет на популярном родительском интернет-форуме Марина. И похожих историй сотни.

— В 90 процентах случаев дети переставали заикаться, у многих улучшалась речь, они переставали писаться, — рассказывает директор дельфинария Игорь Костов.

Дельфинотерапию в Петербурге начали практиковать еще в 1999–2000 годах. Программа развивалась при взаимодействии с учеными из Института мозга человека и с кафедры высшей нервной деятельности и психофизиологии СПбГУ. Долгое время занятия проходили каждый день по будням, по четыре часа. Детей принимали два «доктора» — черноморские дельфины — афалины Ася и Даша, дружелюбные и веселые. За несколько лет они вылечили тысячи детей. Ребята плавали с ними в бассейне, выполняли упражнения, могли просто погладить дельфина, пообниматься с ним.

— Такой контролируемый, позитивный стресс давал результат — толчок в развитии, — отмечает Игорь Костов.

Из-за чего это происходит, точно сказать сложно. Дельфины остаются загадочными существами. Их пациенты замечали, что «доктора» сами выбирают, кого они хотят опекать, они узнают маленьких клиентов. А еще они умеют «разговаривать», издавая не только слышимые человеческому уху звуки, но и ультразвук, который так же влияет на работу мозга.

То, что доктор прописал

— К сожалению, нам пришлось свернуть программу до одного часа в неделю, — объясняет Игорь Костов. — У нас нет необходимых условий для полноценных занятий. Прежде мы имели второй бассейн, там вода подогревалась, и дети могли плавать вместе с дельфинами. Сейчас остался только один бассейн, вода в нем холодная и глубина большая — занятия проводить небезопасно. Взаимодействовать с дельфинами дети могут только с бортика. Это снижает эффективность процедуры.

Второй бассейн у дельфинария никто не отбирал, просто планово закончился срок его аренды. И после этого было решено сократить количество занятий. Сейчас дельфинотерапии отведен всего один час в неделю. Малыши общаются с афалинами по полчаса, группами по четыре человека.

— Мы чисто физически не можем принимать больше, как бы нам ни хотелось. А врачи продолжают выписывать направления, говорят мамам: это ваш последний шанс. И хоть сам в воду бросайся и занимайся с детьми, когда такая мама приходит к тебе и просит ее принять, — переживает Игорь Костов.

Петербуржцам приходится возить детей для встречи с дельфинами на юг России или на Украину, где так же действуют филиалы Утришского дельфинария и проводятся лечебные занятия. А ведь прежде, наоборот, в Петербург съезжались пациенты со всей России и даже из-за рубежа.

— Сейчас у нас остались в основном постоянные клиенты, с которыми мы давно знакомы.

Надеяться, что ситуация изменится в ближайшее время, не приходится. Дельфинарий — ком мерческое предприятие, и на помощь государства там даже не рассчитывают. А самим выйти из положения проблематично. Это в Евпатории вышли из ситуации, пристроив к летней площадке полноценный зимний бассейн. В Петербурге так не получится.

Елена Михина

Источник: spb.mk.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ