Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Красота в Зазеркалье

Всем известно выражение «В здоровом теле — здоровый дух». Но мало кто знает, что основой для него стала популярная в Древнем Риме I века поговорка: «В здоровом теле здоровый дух — редкое явление». Меж тем ещё в XVII-XVIII веках философ Джон Локк и просветитель Жан-Жак Руссо, популяризовавшие данное выражение, также исходили из того, что здоровое тело отнюдь не гарантирует здоровый дух. Напротив, подобная гармония в жизни встречается довольно редко.

Однако в какой-то момент это по-настоящему мудрое изречение перевернулось с ног на голову и начало обозначать прямо противоположное.

Похожая метаморфоза произошла и с другим выражением — «красота спасёт мир». Постепенно оно стало пониматься нашими соотечественниками как свидетельство превосходства физически красивых людей. Притом, что в оригинале в этой фразе, вложенной Достоевским в уста главного героя произведения «Идиот» князя Мышкина, конечно, говорилось о красоте души.

Сложно себе представить «князя Христа» (как Достоевский называл Мышкина в черновиках), рассуждающим о теле, а не духе. Тем более, в другом произведении Достоевского — «Бесах», логически завершая мысль, Тихон шепчет: «убьёт некрасивость», специально уточняя, что речь не о теле, а о преступлениях человека — стыдных и позорных.

Сократ, Аристотель, Платон и другие философы также рассматривали красоту как нравственное качество. А Иммануил Кант прямо указывал, что «прекрасное — символ морального добра».

Однако с распространением массовой популярной культуры ХХ века людям стало внушаться: хороший человек обязательно должен быть красивым и физически совершенным. Особенно широкое распространение и поддержку эта идея получила в Советском союзе и нацистской Германии.

С одной стороны, это удивительно. Ведь Ленина, Сталина, Гитлера и других коммунистических или нацистских фюреров достаточно сложно назвать как красавцами, так и здоровыми людьми. С другой, психологи утверждают, что больше всего в других нас раздражают те качества, которых в нас самих с избытком.

В результате мы привыкли к тому, что положительные герои почти всегда обладают привлекательной внешностью, а отрицательные — каким-либо физиологическим изъяном.

Достаточно вспомнить шепелявого карманника Кирпича и Горбатого из к/ф «Место встречи изменить нельзя». Мошенников — хромую лису Алису и слепого кота Базилио. Антигероя — одноногого пирата Сильвера из «Острова сокровищ». Толстого Плохиша и стройного Мальчиша. Трёх толстяков, противостоящих атлетически сложенным положительным персонажам. Прекрасную Золушку в противовес ее уродливым сестрицам. И даже хорошее Чудовище вынуждено превратиться в прекрасного Принца, прежде чем долго и счастливо жить с Красавицей.

Я нарочно взяла подавляющее большинство примеров из детских сказок, чтобы продемонстрировать: данная идея внушалась с самого детства. Хотя, если вспомнить советский кинематограф для взрослых людей, мы также увидим лишь хорошо сложенные подтянутые тела положительных героев. Правильный советский гражданин всегда должен был быть здоров и физически активен.

И все бы ничего, если бы это не внушало подозрения к людям, лишенным выдающейся телесной красоты. Например, к инвалидам.

Навскидку я не могу вспомнить ни одного образа положительного героя-инвалида в советской массовой культуре. За редкими исключениями героизации людей (но только мужчин), потерявших конечности на войне, типа «Повести о настоящем человеке» и ещё нескольких фильмов такого рода — когда уже в человеке с disability было невозможно не признать героя, а не мошенника и тунеядца. Но даже в этих героев никто не влюблялся, вместе с ампутацией ног они как будто лишались пола. В результате инвалиды у нас совсем не ассоциируются с мужественностью или женственностью и привлекательностью. И даже заботливые объявления «места для беременных женщин, детей и инвалидов» — лишний раз это подчеркивают.

Впрочем, «неполноценными» в нашей культуре считаются не только инвалиды. А все, кто хоть сколько-нибудь отходит от «нормы»: полные, худые, слишком высокие, низкорослые. Кожа может быть не та. Цвет волос, не дай Бог, рыжий. Все они автоматом заработают обидные прозвища уже в первом классе, пока не заслужат право быть такими, какими родились. И хотя нас, людей, не штампуют на заводе, любое отклонение от нормы (меняющейся от десятилетия к десятилетию, от страны к стране) — ставит на человека штамп «брак». Хотя, как мы помним из антиутопии Олдоса Хаксли, мир - состоящий из идеальных людей, выращенных в колбах — довольно скучен.

К слову, никогда не могла также понять, почему человек должен скрывать свой возраст? Что плохого в том, что он прожил 50 лет, а не 20?

И если вы скажете, что эти штампы свойственны не только нашему отечеству, я соглашусь. Потому что, и в Яндексе, и в Google в ответ на запрос «красивые люди» или «beautiful people» появятся безупречные тела, а не Махатма Ганди, например, или мать Тереза. И даже не хорошо написанный Иисус Христос.

Но разница всё же есть. Например, услышав вопрос: «Может ли инвалид быть сексуальным?», наше воспалённое сознание, скорее всего, отреагирует словами: «Что за извращение». А для некоторых других землян оно нарисует Эйми Майллинз — супермодель, входящую в число 50 самых красивых людей мира по версии американского журнала People. Или не последнего жениха на планете Пола Маккартни, взявшего в жены одноногую Хизер Миллс. Или Ника Вуйчича, родившегося без рук и ног, что не помешало ему соблазнить выйти за себя замуж настоящую красотку. Или паралимпийцев, окруженных толпами поклонников. В том числе, и членов сборной России, победившей на последней Паралимпиаде.

Кстати, интересно, где они проводят время в промежутках между соревнованиями?

Светлана Шмелева

Источник: aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ