Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Центральная Азия: Инвалиды не имеют возможностей для дальнейшего развития и самореализации

В детстве Феруза Алимова мечтала стать юристом, чтобы помогать инвалидам. Но 22-летняя девушка не может получить диплома юриста из-за деформации костной ткани, которая не позволяет ей выходить из дома. Родители девушки, зарабатывающие на жизнь выращиванием хлопка и табака в кыргызском селе Чекабад, что в Ферганской долине, тратят большую часть заработанных средств на дорогостоящие препараты для Ферузы и двух своих других детей, страдающих от аналогичного заболевания.

По словам матери Ферузы, Мухабат, соседи винят ее с мужем в инвалидности детей. «Мы сначала тоже очень стеснялись, но постепенно решили, что для нас важно не мнение других, а счастье наших детей», – сказала она EurasiaNet.org.

Общественные микроавтобусы не предназначены для провоза пассажиров в инвалидном кресле, из-за чего Феруза не может посещать занятия в юридическом вузе. Вместо этого в прошлом году она закончила курсы вязания в местном профессионально-техническом училище.

На территории Центральной Азии сотни тысяч людей с ограниченными возможностями не могут посещать учебные занятия, потому что живут в мире, где практически отсутствуют объекты, оборудованные приспособлениями для инвалидов, говорилось в отчетах Госдепартамента США о соблюдении прав человека за 2011 год по Узбекистану, Кыргызстану и Таджикистану.

В Таджикистане закон «предусматривает обеспечение доступа людей с ограниченными возможностями в правительственные здания, школы, больницы и транспортные средства, но на практике власти не обеспечивают соблюдение этих положений», – говорится в документе. В Узбекистане, по утверждению Госдепа, инвалиды носят на себе позорной клеймо, а возможности получить образование у тех, кто не может самостоятельно передвигаться, в республике ограничены. «Многие школы, построенные в последние годы, оборудованы внешними пандусами, но внутри зданий не предусмотрены никакие приспособления для обеспечения доступа в них людей, передвигающихся на инвалидных колясках», – отмечается в докладе.

По словам представителей организаций гражданского общества, правительства центральноазиатских стран не спешат решать эти проблемы. «Власти [на территории региона] считают инвалидность медицинским заболеванием, подлежащих лечению, а не состоянием, которое должно быть принято обществом», – отмечает Азат Исраилов из бишкекской общественной организации «Келечек», занимающейся детьми с ограниченными возможностями. В результате государственная помощь зачастую ограничивается месячными пособиями на оплату медицинских препаратов, подчеркивает он.

В духе советской традиции, все центральноазиатские республики разделяют инвалидов на три группы. Люди, имеющие «инвалидность первой группы», полностью зависят от ухода за собой других людей; представители «второй группы» могут сами себя обслуживать с некоторой посторонней помощью (в эту категорию входит слепота, некоторые виды нарушений умственной деятельности и деформации костей); «инвалидность третьей группы» – это, в том числе, люди с нарушением зрения и ревматизмом. Присваивают ту или иную группу инвалидности государственные медицинские комиссии.

Согласно официальным данным, в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане инвалиды первой группы получают пособия в размере до 70 долларов в месяц. Точных данных по Казахстану не имеется, хотя, по некоторым сообщениям, эта сумма составляет 100 долларов.

Деньги, конечно, нужны, но они не сравнятся с льготами, которыми пользовались инвалиды поколение назад, до распада СССР. «В советские времена мы [инвалиды] имели много привилегий, такие как бесплатное здравоохранение, государственные субсидии и пособия. Теперь большей части этих льгот уже не существует», – говорит житель Ташкента Ильхом Мадумаров 55 с лишним лет. Лишившись ноги, он стал инвалидом второй группы.

По словам матери Ферузы, Мухабат, денежных пособий на ее детей, являющихся инвалидами первой группы, не хватает для оплаты требуемого им ежемесячно лечения. Но не размер выплат приводит ее в негодование. «Моим детям нужны не крошечные денежные компенсации, они хотят, чтобы к ним относились так же, как ко всем остальным. Власти должны создать условия, в которых детишки, вроде моих, могли бы нормально существовать, несмотря на свои ограниченные возможности», – говорит женщина, имея в виду, в частности, возможность получить образование.

На протяжении многих лет международные гуманитарные агентства содействовали продвижению реформ. Но в последние годы их поддержка сократилась. После майских событий 2005 года в Андижане исполненные подозрительности центральные власти в Ташкенте вынудили многие зарубежные неправительственные организации покинуть пределы Узбекистана. А после политических волнений в Кыргызстане 2010 года, по словам Азата Исраилова из организации «Келечек», многие из представителей донорского сообщества сосредоточили усилия на мерах по восстановлению нанесенного конфликтом ущерба.

Кроме того, в некоторых случаях агентствам по оказанию помощи, похоже, приходится бороться с охватывающей их усталостью. Несмотря на нажим со стороны международных организаций развития, работу по реформированию тормозят засилье коррупции и бюрократии, отмечают в частном порядке работники гуманитарных структур. Так, например, учитывая денежные выплаты и другие льготы, предоставляемые людям с инвалидностью (инвалиды платят меньше налогов, получают субсидии на медицинское обслуживание в государственных клиниках и скидки при пользовании общественным транспортом), присваивающие инвалидность комиссии центральноазиатских республик нередко пытаются вымогать взятки у заявителей, некоторые из которых не имеют никаких показаний к получению такого статуса.

Закон, принятый в декабре 2010 года парламентом Узбекистана, отменил финансовые пособия для инвалидов третьей группы. Это решение затронуло 200 тысяч человек, лишившихся ежемесячных выплат в размере 60 тысяч сумов (37 долларов). По словам законодателей, они пытаются повысить эффективность данной системы. По мнению обозревателей в Ташкенте, закон также направлен на борьбу с коррумпированными государственными служащими, торгующими разрешениями на получение инвалидности.

В целом же в условиях ограниченного бюджетного финансирования в странах Центральной Азии льготы и пособия, похоже, будут урезаться. 18 октября правительство Кыргызстана объявило о грядущем сокращении бюджетных расходов, которые затронут и социальную сферу.

Некоторые люди с ограниченными возможностями предпринимают радикальные шаги с целью улучшить свою долю. С момента апрельского восстания 2010 года в Кыргызстане группа инвалидов незаконно оккупирует особняк, принадлежащий ненавистному сыну свергнутого президента.

В Узбекистане же группа людей с ограниченными возможностями обратилась в марте к целому ряду независимых СМИ, просигнализировав о борьбе, якобы развернувшейся в Обществе инвалидов Узбекистана– полугосударственном агентстве, курирующем реализацию ряда государственных программ оказания помощи инвалидам. В обращении говорилось, что в Обществе процветают коррупция и кумовство.

Подобная открытая критика в адрес властей – явление довольное редкое в Узбекистане, за которое частенько следуют суровые кары. «Эти протестные письма свидетельствуют о степени отчаяния», – подчеркивает местный учитель, не понаслышке знающий о данной кампании.

Алишер Хамидов

Источник: russian.eurasianet.org