Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

В одиночку через Атлантику

Несколько лет назад крымский скалолаз-экстремал по прозвищу Фантик разбился во время полета на параплане. Два года пролежал, прикованный к кровати. Врачи вынесли приговор: инвалидная коляска. Сейчас Юрий бодро передвигается на костылях и снова лазает по скалам (!). А недавно открыл для себя новый вид спорта: одиночные водные походы на каяке. В этом году он за 120 дней прошел Днепр от истока до устья: три страны, две с лишним тысячи километров по воде. О своем походе и планах переплыть Атлантический океан выдающийся крымчанин рассказал журналистам.

"Я всю жизнь боролся со своими страхами"

– Юрий, откуда у вас прозвище такое – "Фантик"?

– Я за коробку конфет любой секрет могу рассказать (смеется). Как-то на сборах альпинистов меня отправили в магазин, купить продукты для восхождения. Тушенки не было, я и набрал на все деньги конфет. Вернулся. Ребята на меня смотрят, мол, ты чего принес? А я им говорю: в фантики сыграем, кто проиграет, тот и пойдет в магазин еще раз. Они рассмеялись: ты, Фантик, и пойдешь. Так и приклеилось. Но, я думаю, что это не худшее, что может в жизни приклеиться.

– Каково это оказаться прикованным к кровати, когда вся твоя жизнь – это походы и восхождения?

– Это (задумывается)… это, когда твой организм, извините, "работает" под себя. Выпил кофе, и этот процесс непредсказуемо происходит. Если случилось "по большому", успокаиваешь себя, что это к деньгам. А еще травма – это жизнь ползком. Нужна тебе любая мелочь – ползешь к ней по квартире.

– А как снова поднялись?

- Клал ноги на скользкий пластик и тянул себя руками за штанину, воображая, что это я сам ногами двигаю. В какой-то момент понял, что в ногах появляется усталость – то есть какие-то импульсы проходят, заработали оставшиеся в живых нервные окончания.

– Что поддерживало?

– Привычка бороться. Я всю жизнь боролся со своими страхами, когда покорял вершины. Только дурак не боится. А в то время мне пришлось бороться со своим, ставшим вдруг мне неподвластным телом. Понимаете? А вообще, я считаю, жизнь не стоит того, чтобы за нее цепляться вопреки всему. Но если есть возможность – нужно бороться, идти до конца.

"Плыву по Днепру, а навигатор показывает, что в лесу заблудился"

– Расскажите, что видели во время путешествия по Днепру, какие приключения случались?

– Приключения начались с самого старта. В этом году был очень сильный разлив Днепра, бывалые смеялись: ну, Фантик, ты попал. Где река обычно шириной несколько десятков метров, она разлилась на несколько километров. По воде плавали вырванные с корнем деревья. Иду по Днепру, а навигатор показывает, что я в лесу заблудился. Представьте, вековые деревья стоят затопленные, одни макушки торчат. В небольших селах – памятники Великой Отечественной войны в воде. И заморозки были: просыпаюсь, а на дне каяка – лед. Это был конец апреля, у нас в Крыму уже тепло, а там холодрыга! Шерстяные носки на руки надевал, чтобы хоть как-то грести. Исток Днепра – за деревней Бочарово, шестьсот километров выше Смоленска. Туда меня привезли смоленские джиперы. Место старта – это такая дыра! В деревне почти все дома заброшены. Мы зашли в одну избу: все завалено бутылками из-под водки и пустой гроб стоит. То есть, скорее всего, человек себе заказал гроб, готовился отдать душу, но не сложилось. Может, умер где-то в лесу или еще какая-то беда случилась. Там в селе действующий монастырь – но ни монаха, ни батюшки нет. Заходишь в храм – древние иконы висят, стоит трехлитровая банка с деньгами, пожертвованиями. И ни души.

– Для чего все это вам? Зачем отправились в этот поход?

– Знаете, я встречался в больших городах с инвалидами, давал лекции. Мне проще с ними общаться, я "ихний": пролежал два года с приговором, что никогда не буду ходить. Когда с ними говорю, у них начинают блестеть глаза. Нет, не надо идеализировать – глаза блестят не потому, что они вот так на раз-два смогут повторить то, что делаю я. Просто потому, что я "ихний". Они чувствуют причастность, словно проходят весь этот путь со мной, улыбаются, смеются. Это дорогого стоит.

– Кто вас сопровождал?

– Никто, это же одиночный поход. По берегу никто за мной не бежал и не ехал. Закинули на стартовую точку – и все. Дальше я сам, один. Люди, друзья, которые узнали о походе из интернета, могли приехать на стоянку, если я во время шторма пережидал на берегу, возле города. Еду привезти. У нас в Украине, России, Белоруссии удивительно добрые люди. Однажды меня какой-то мужик догнал на катере, сказал, что целый день меня искал. Три банки тушенки дал и две тысячи рублей. Так и не сказал, как зовут.

– Серьезно намерены пересечь Атлантику? Штормы, акулы… Не страшно?


– Я уже говорил, не боятся одни дураки. Только страхи бывают разные и надо их контролировать. А кто в нашем деле не может совладать с чувствами, те быстро погибают. Пересечь Атлантический океан – это моя мечта. Каяк для путешествия я уже нашел – на нем один австралиец утонул, когда пересекал Атлантику. Тело не нашли, а каяк выловили. Вот супруга этого австралийца согласна мне предоставить лодку, но говорит, если не боюсь, что в нем утонул человек… Я не суеверный. Поплыву!

Скалолаз от Бога

Юрий Лишаев с детства увлекся скалолазанием, в 14 лет победил во Всесоюзном первенстве по скалолазанию, был чемпионом СССР и мира. Вскоре отказывается во время восхождений от страховочных веревок и крючьев, чем навлекает на себя гнев Федерации альпинизма. Совершил более сорока первопрохождений в Крыму, в том числе первым поднялся на обледеневший водопад Учан-Су. Известен не только как скалолаз, но и профессиональный альпинист. Покорил вершины Кавказа, Средней Азии, Чехии, Польши и США. Большая часть восхождений – одиночные. После травмы, вопреки прогнозам врачей, Лишаев совершил еще несколько восхождений, и занялся водным спортом.

История покорения океана

Атлантику уже пересекал человек с ограниченными возможностями – это был парализованный британец Джефф Холт. Правда, он сделал это не в одиночку и на довольно крупном парусном судне. Специально построенная яхта управлялась при помощи кнопок, а сопровождали англичанина сиделка и видеооператор.

На гребных каяках Атлантический океан пересекали только здоровые люди. Первым был Франц Ромер – он совершил трансатлантический переход в 1928 году.

Источник: crimea.vgorode.ua