Архив:

Лавирующие в темноте

У «Макдоналдса» на Большой Бронной стоит пара. Он и она. Она оглядывается по сторонам, а он «смотрит» в одну точку, словно ждет рассвета у моря. Городской прибой разбивается о ступени Новопушкинского сквера, гремит Тверская, зажигаются фонари. Он закуривает и поправляет темные очки, совсем не нужные в свинцовых московских сумерках... Это Алексей Любимов - 31-летний незрячий москвич, назначивший нам встречу, и его жена Марта.

Любимов потерял зрение 10 лет назад после гриппа, давшего осложнения. Но не потерял память и с легкостью ориентируется на улицах и в метро. Работает в Институте коррекционной педагогики и является директором отдела по доступности Интернета для слепых одной из европейских организаций, помогающей незрячим жить. Именно жить, а не выживать.

- Все, что построено человеком для человека, имеет понятную логику, - объясняет Алексей, с ловкостью кошки спускаясь по ступеням, ведущим в сквер. - Проблема инвалидов в том, что они не желают приспосабливаться. Ведь весь город к их нуждам не приспособишь. Например, для нас, слепых, бордюры вдоль дорог удобны, а для колясочников - непреодолимая преграда. Точно так же для них спасение - пандусы, а для нас они - помеха.

- То есть ты считаешь, что Москва вполне комфортна для слепых?

- Повторю: все зависит от человека. Для меня - вполне комфортна. Метро вообще самый безопасный для инвалида транспорт. А вот автобус, к примеру, может остановиться напротив лавки или урны.

Бегом через дорогу

Трость Алексея непрерывно ощупывает пространство. Встречные пешеходы расходятся в сторону, давая дорогу. Вот и перекресток. Перед ним - желтые прямоугольники «наземных тактильных указателей». Эти ребристые плиты знакомы москвичам. Они установлены в рамках реализации программы «Доступная среда», но их не хватает, особенно за пределами Садового кольца, в спальных районах...

Трость легко пробегает по рифам. По этому легкому тремоло Алексей угадывает направление движения.

- Вот настоящая проблема, - говорит он в пространство. - Указатели эти делают и устанавливают люди, которые не понимают слепых. В Северном Медведкове, например, уложили плиты между первой и второй полосами проезжей части! Рифы должны указывать на пешеходный переход, а зачастую их кладут диагонально - и слепой оказывается на середине перекрестка.

Я примеряю трость

Чтобы лучше понять проблемы слепых, прошу у Любимова трость. Надеваю темные очки и закрываю для надежности глаза.

- Главное правило: ступай только туда, где побывала трость, - поучает Леша. Ощупываю пространство и прохожу ровно два шага. Городской шум абсолютно дезориентирует. Я словно стал не только слепым, но и глухим!

Кстати, традиционной белой палочки у Алексея нет, вместо нее - американская складная тросточка из углепластика. Он пользуется ею, когда остается без своей главной опоры - жены Марты («Мартапална», - так он представил ее нам). Это привлекательная блондинка в пальто и очках с тонкой оправой. Зрячая.

А еще Алексей увлекается... фотографией.

- Можешь нас снять? - в один голос просим мы с фотокором.

Слепой вытаскивает мобильник, включает камеру, пару секунд наводит объектив. «Прицеливается» на звук наших голосов. Клацает электронный «затвор», Леша поворачивает телефон экраном к нам.

- Потрясающе! - Фотограф Сергей в восторге. - Как ты умудрился поймать кадр?

Мы с Сергеем - строго по центру карточки, как будто снимал зрячий, неплохо разбирающийся в фотоделе.

- Неплохо получилось, - говорит Марта мужу.

Они познакомились несколько лет назад в Новосибирске, куда Любимов поехал учиться на инструктора по пространственной ориентации. За этим же в Сибирь приехала и Марта. Он и она хотели учить слепых выживать в социуме. Правда, с разных «точек зрения».

- После учебы наши отношения перешли на другой уровень, - тактично объясняет Леша. Этим летом сыграли свадьбу...

У Любимова, похоже, вообще мало проблем. Помимо трости и «Мартыпалны», его третья опора - неиссякаемый оптимизм или здоровый цинизм, как он сам называет свое отношение к жизни. Но, увы, таким отношением к жизни могут похвастать не все. И, обустраивая город, надо ориентироваться не на циников-оптимистов, а тех незрячих, которым ловушки в виде неправильно уложенной плитки могут навсегда отбить охоту выходить из дома.

Официально

«Кроме зебр, главная проблема - метро»

- Сегодня в России проживают 13,2 миллиона слепых. В Москве зарегистрировано более 10 тысяч, - рассказали «КП» в Департаменте соцзащиты столицы. - Для формирования безбарьерной среды для инвалидов по зрению ведутся работы по установке тактильных указателей. Да, к ней есть нарекания - и за качество работ должны отвечать подрядные организации и заказчик, а это Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы, а также префектуры административных округов.

Острой остается проблема приспособления для слепых метрополитена, особенно станций глубокого залегания. Новые станции вводятся полностью приспособленными для инвалидов, а старые постепенно оснащаются специальными шуцлиниями, системой звукового оповещения о прибытии поезда «Сигнал-гонг». Автоинформаторы в вагонах говорят мужскими и женскими голосами - в зависимости от направления движения поезда. Сейчас в Москве около 80% городских светофоров снабжены устройствами с аудиовизуальным выводом информации для людей с проблемами слуха и зрения.

Сергей Куклев

Источник: kp.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ